Актуальность темы исследования обусловлена ускорением развития арктических отношений в контексте мировой экономики и политики. В начале XXI века международное внимание и глобальный интерес к самым северным регионам земного шара возрос, в то же время росло геостратегическое значение Арктики. После окончания холодной войны международное северное сотрудничество стало более институционализированным и динамичным. С одной стороны, существует многостороннее международное сотрудничество в рамках Арктического совета, а также сотрудничество с организациями коренных народов и между ними, другими международными организациями и форумами, в дополнение к двусторонним межгосударственным отношениям. С другой стороны, сотрудничество функционирует в определенных областях, например, между академическими институтами в области высшего образования, гражданскими организациями в области охраны окружающей среды и гражданскими обществами в области регионального развития и культуры. Циркумполярный Север быстро меняется в экологическом, геоэкономическом и геополитическом плане. Среди наиболее важных показателей таких изменений – изменение климата, важность энергетической безопасности, более широкое использование энергетических ресурсов и связанных с ними транспортных средств, а также возможность новых глобальных морских маршрутов. Все восемь арктических государств – Канада, Королевство Дания, включая Гренландию и Фарерские острова, Финляндия, Исландия, Норвегия, Россия, Швеция и США – реагируют на эти изменения, определяя свою арктическую политику и интересы на национальном уровне, а также свое положение и роль в Арктическом регионе.

Таким образом, вопрос изучения и сравнения Арктической политики Северных стран является важным шагом к пониманию перспектив развития как самих Северных стран, так и Арктического региона в целом.

Эффективность арктических стратегий Дании, Норвегии и Швеции

В 2016 году Арктический совет отметил свой 20-летний юбилей. В течение первого десятилетия тысячелетия сторонники и заинтересованные стороны рассматривали Арктику как регион, подверженный изменению климата, и это усилило глобальное внимание к региону. Несколько других событий также привлекли внимание к Арктическому региону и заставили правительства Севера лучше осознать, что теперь, когда холодная война закончилась, ситуация изменилась.

Одним из постоянных элементов арктических стратегий северных стран с самого начала также была безопасность в регионе, но со временем северные страны стали больше ориентироваться на экономические возможности, разведку морей в поисках нефти, добычу полезных ископаемых и другие возможности добычи природных ресурсов. Благодаря сопротивлению коренного населения, а в некоторых случаях и конфликтам, было повышено осознание уникальности природы и уникальности Арктики. В период с начала тысячелетия голоса различных заинтересованных сторон в области землепользования как внутри региона, так и за его пределами становились все более изощренными, что обострило дебаты о судьбе Арктики в глобальном масштабе.

Национальные арктические стратегии северных стран имеют общие черты в отношении некоторых включенных тем и проблем, но в то же время отражают совершенно разные политические перспективы. Все национальные стратегии позитивно оценивают возможности, связанные с использованием природных ресурсов, подчеркивая важность устойчивого управления ресурсами. Стратегии также демонстрируют сильный консенсус в отношении важности защиты окружающей среды в Арктике. Существует общий сильный акцент на важности международного права и общей цели сохранения Арктики в качестве региона с низким уровнем напряженности. Когда дело доходит до управления Арктикой, в нескольких национальных стратегиях подчеркивается необходимость укрепления Арктического совета, и стратегии, как правило, имеют высокие национальные амбиции в области исследований в Арктике, а также способствуют международному сотрудничеству в области исследований. Большинство из них также подчеркивают возможности, связанные с привлечением опыта и ноу-хау северных стран, например, в области управления окружающей средой и технологий судостроения. В нескольких стратегиях Северной Арктики подчеркивается необходимость улучшения и совместного мониторинга и обеспечения готовности, например, к разливам нефти в уязвимом регионе. Все три страны подчеркивают в своих стратегиях поощрение и защиту коренных народов.

Национальные арктические стратегии отличаются, в частности, своими подходами и подходами к экономической деятельности в Арктике, а также имеют разные экономические интересы в регионе. Они также уделяют совершенно разную степень внимания таким вопросам, как научные исследования, изменение климата и охрана окружающей среды. Они

по-разному относятся к вопросам безопасности и имеют разные взгляды на роль и участие НАТО и ЕС в арктических вопросах.

В политике и стратегиях в Арктике можно выделить сдвиг в усилении внимания к внутренним региональным процессам, сдвиг, который, в частности, отражает новая норвежская стратегия. Существуют также цели для расширения совместных усилий посредством расширения наднационального сотрудничества (в частности, Швеция, Норвегия, Финляндия – хотя и в контексте ЕС); усилия, которые проявляются также в новых доступных инструментах финансового развития.

Различия в истории, географии, прямом доступе к природным ресурсам и членстве в НАТО/ЕС приводят к тому, что у трёх северных стран частично расходятся взгляды на Арктику. Во-первых, эти различия, по крайней мере исторически, привели к разной степени относительного приоритета Арктики как общеполитического вопроса. Во-вторых, они естественным образом выражаются в разной степени политического акцента на таких вопросах, как добыча нефти и газа, утверждение суверенитета, роль вооруженных сил в Арктике, отношения с Россией и роль НАТО и ЕС в Арктике. Хотя их часто называют “малыми” или “средними” государствами, Норвегию и Данию, действительно можно считать сверхдержавами в арктическом контексте (для Норвегии Арктика — или “Крайний Север” — является главным приоритетом внешней и внутренней политики).

Несмотря на все различия, интересы этих стран очень схожи. Они ориентированы на экологические, энергетические и политические аспекты безопасности. Для разрешения межгосударственных и международных конфликтов Дания, Норвегия и Швеция выступают за более широкое использование уже существующих институтов, а также за разработку новых форм управления, в том числе международного соглашения по защите Арктики.

Таким образом, позиции, касающиеся управления в Арктике, варьируются от территориального разделения, свободы морей – и, следовательно, свободного доступа для всех государств – до нового международного соглашения обязывающего характера. Все эти позиции можно отнести к одному общему фактору: контролю над потенциальными ресурсами и возможностями использования Арктики. Хотя эти интересы не могут быть реализованы в ближайшее время, все же необходимо искать решения уже сейчас. Однако при этом всегда следует иметь в виду, что Арктика не полностью изучена. Нет никакой гарантии, что запасы полезных ископаемых будут в ожидаемом объеме или что новые маршруты судоходства будут финансово и экологически прибыльными.

Суммируя все выше сказанное, интерес к Арктике в настоящее время основан на предположениях и ожиданиях. Значение Арктики будет продолжать расти, если эти перспективы оправдаются. Другими факторами значительного роста арктического конфликта будут, например, рост цен на нефть, что сделало бы разработку новых, дорогостоящих и совместимых с льдом технологий прибыльной, или если бы юридическая ситуация была обязательно прояснена, чтобы сделать инвестиции в регионе экономически выгодными.  Чтобы надлежащим образом обеспечить соблюдение претензий на суверенитет, было бы возможно военное развязывание конфликта. Уже сейчас военное присутствие в регионе значительно возросло. Однако также следует иметь в виду, что большинство государств скорее хотят обеспечить свои претензии на суверенитет, чем проводить стратегию военной конфронтации. Спрос на ископаемые ресурсы остается неизменно высоким. Но Арктика предлагает не только возможности энергетической политики, но и опасности экологической политики.

Кроме того, необходимо учитывать не только государственные интересы, но и права коренных арктических народов на эту землю: для этой группы, которая наиболее подвержена изменениям в регионе в социальном и экономическом отношении, но получает от этого сравнительно мало преимуществ, должно быть предоставлено активное право голоса в использовании Арктики. При нынешнем положении дел можно сказать, что создание окончательного блока представляется вероятным, поскольку, хотя существуют серьезные линии конфликта, они не совпадают между всеми государствами. Например, Норвегия и Россия занимают противоположные позиции в Баренцевом море, в то время как остальные страны-участницы остаются незатронутыми этим предметом спора. С другой стороны, спор о хребте Ломоносова касается Дании, Канады и России, в то время как другие страны-участницы не затрагиваются из-за географических условий. Таким образом, если бы произошло формирование альянса, то оно, вероятно, не было бы окончательным, а на короткое время ориентировалось бы на стороны изображенных линий конфликта.

В то же время северные страны имеют много общих черт и интересов, не последним из которых является более широкий интерес к миру и стабильности по соседству. Благодаря более тесному и глубокому сотрудничеству в

Арктике, проявляющемуся, например, в общей стратегии, стран Северной Европы могли бы найти новые способы совместной работы для продвижения общей политики. Делая это, они также могли бы проложить путь к более общим и всеобъемлющим международным стратегиям для Арктического региона.

Идея более тесного сотрудничества северных стран в Арктике не нова. Учитывая их последовательное председательство в Арктическом совете (2006-2012 гг.), Норвегия, Дания и Швеция сформулировали общие цели в области изменения климата, комплексного управления ресурсами, международной политики, условий жизни коренных народы и вопросов управления.

Интересы и возможности каждой из трех стран Северной Европы имеют разнонаправленный и разновеликий характер. У каждой из них ‒ конкурирующие экономические интересы в регионе и они стремятся опередить друг друга в освоении природных богатств Арктики. Различна и мотивация поведения каждой из стран. Швеция и Дания всячески стремятся более активно вовлечь в арктические дела ЕС, Норвегия же, не будучи членом этой организации, весьма прохладно относится к подобным инициативам. В то же время Норвегия и Дания активно подталкивают НАТО к участию в арктической политике и прямо или косвенно пытаются вовлечь неприсоединившиеся государства ‒ Швецию и Финляндию в орбиту военно-политической активности этого блока. Существуют соответствующие взаимосвязи между новыми общими тенденциями, такими как двойственность по отношению к гонке за ресурсами, доминированию государства по отношению к геополитической стабильности и контролируемому государством развитию, акцент на науке по отношению к климатической этике.

Несмотря на то, что основное внимание уделяется науке — это естественные науки и технологии, в меньшей степени социальные науки, а также научные и местные знания, на которые можно опереться в борьбе с изменением климата, что требует международных и глобальных действий, существуют колебания и политическая нестабильность. Однако это необходимо, чтобы преодолеть двойственность и найти баланс (между экономической деятельностью и защитой окружающей среды,), прекратить колебания, перейти к действиям и изучить практические решения  проблем.

В поддержании достигнутого конструктивного сотрудничества и высокой геополитической стабильности, которая, по-видимому, устойчива, будет способствовать превращению Арктики в удобную площадку для укрепления стабильности в мировой политике.

Подводя итог, можно сказать, что в ближайшие годы и десятилетия потребуется общее стратегическое мышление в отношении Арктики, поскольку Арктика продолжает меняться, а число заинтересованных игроков продолжает расти. Субъектам Северной Европы необходимо будет обеспечить постоянный дух сотрудничества между всеми заинтересованными сторонами, комплексный подход к проблемам и эффективное использование еще более укрепленного Арктического совета в качестве главного арктического форума. На данный момент северным странам удалось сформировать политическую силу, солидарную в арктической стратегии. Несмотря на небольшие внутренние разногласия, страны выступают на общем фронте, что значительно увеличивает их влияние в регионе. Акцент на экологию, исследовательскую и гуманитарную сферы показывает, что в арктической политике много внимания уделяется мягкой силе. В перспективе остается еще много проблем, с которыми сталкивается политика в арктическом регионе, как в северных, так и в отдельных странах. Им также необходимо будет приветствовать новых наблюдателей на этом форуме и принять более глобальный взгляд на события в Арктике.

Наконец, северные страны могли бы воспользоваться шансом более тесно сотрудничать в разработке конкретных политических приоритетов для Арктики. Это могло бы еще больше укрепить общие “северные перспективы” в более широких будущих обсуждениях Арктики. Это также могло бы способствовать более тесному сотрудничеству в Арктике, например, между северными странами и США, а также дальнейшему укреплению трансатлантического диалога по этому важному возникающему вопросу.

Филиппова Ю.С.

Поделиться в социальных сетях

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля