1.

Часто в годовщины Октябрьской революции, которую мы считаем важнейшим событием в истории России и мира и, конечно, празднуем наряду со всеми другими сторонниками социализма, мы, левые, просоветские евразийцы,  слышим различные упреки в свой адрес. И не только от сторонников белой идеи, монархистов, но и от так называемых «правых евразийцев».  Нам говорят, что «евразийцы никогда не праздновали «Октябрьский переворот», «евразийцы отрицательно относились к Ленину и большевикам», «все положительное, что было в СССР, было вопреки ленинизму и большевизму». Иногда наши оппоненты, увы, опускаются до личных выпадов, говорят, что мы уже – и не евразийцы вовсе,  мы-де оскорбляем память Карсавина, Эфрона, Савицкого и т.д.

На оскорбления, пожалуй, отвечать глупо, потому что это превращает полемику в базарную склоку. Хотя мы могли бы  вспомнить, что господа, которые такое говорят про нас, сами, называя себя евразийцами,  не устают восхвалять итальянских и испанских фашистов, а также отдельных представителей немецкого нацизма. Не понимая, видимо, что это – самое что ни на есть тяжелое оскорбление памяти   антифашистов Савицкого, Алексеева и Сувчинского.  

Впрочем,  если бы дело касалось только личных оскорблений, я вообще бы не стал отвечать. Но наши оппоненты навязывают людям, не очень хорошо знакомым с историей         и теорией евразийства, ряд ложных  мнений о нем, а вот это уже терпеть явно не стоит (см. продолжение).

(продолжение) 2.

 Действительно ли, евразийцы 20-30-х гг. и тем более левые   евразийцы той эпохи отрицательно относились к Октябрьской революции и социализму,  и поэтому «не опустились бы» до празднования 7 ноября? Если говорить о левых евразийцах 20-х гг, это, безусловно, заблуждение, которое легко опровергается фактами.  Открываем рупор левых, кламарских евразийцев еженедельник «Евразия». Вот передовая статья из №5 за 1929 год, которую специалисты считают краткой программой группы Карсавина, Сувчинского, Святополк-Мирского и Эфрона.   И вот что  члены редакции «Евразии»   пишут о своем восприятии социалистической революции в России: «мы поняли Русскую революцию как Революцию интернациональную, нужную и благую для всего человечества (sic! – Р.В.). Продолжая считать …. убогой и дефективной философию вульгарного марксизма, мы признаем работу современной России, в существе своем, на общее с нами дело». И далее: «Русская революция нам с самого начала открылась как начало новой эры…. Русская революция утверждает примат общего над частным, этику, основанную на организационном долге, человека-деятеля, а не человека-потребителя».

 Итак, левые евразийцы, не будучи «вульгарными марксистами», диалектически развивая наследие первоначальных евразийцев, пришли к выводу, что русская революция была нужной и благой для России и для всего человечества! Если она нужная,  да еще и благая, то отчего же не отпраздновать годовщину этого благого дела? Так что мы – наследники левых 1920-х годов имеем полное право праздновать день 7 ноября, не только ничем не оскорбляя их памяти, но наоборот, следуя их заветам. См. продолжение

(продолжение) 3.

Но может быть тогда правые евразийцы 20-х (Савицкий, Трубецкой, Алексеев, ранний Сувчинский) были настроены к революции однозначно отрицательно? Вот что пишут левые в той же статье об авторах «Исхода к Востоку»: «отношение к Русской революции как к явлению не только органическому (это понимали и умнейшие из контрреволюционеров), но и положительному сразу клало грань между евразийством и контрреволюцией». Думается, Карсавин, Мирский и Эфрон лучше знали взгляды Савицкого и «правых», чем наши современники…

Впрочем, обратимся к манифесту «Евразийство (опыт систематического изложения)», который был выпущен в 1926, до появления левого евразийства и выражал взгляды правого, изначального евразийства.   Там мы читаем: «Закончившая императорский период революция отнюдь не дикий и бессмысленный бунт… который будто бы прервал мирное, идиллическими красками изображаемое развитие России. Еще менее русская революция является организованным группой злоумышленников, да еще прибывших в запломбированных вагонах, переворотом (sic! – Р.В.). Она – глубокий и существенный процесс, который дает последнее и последовательное выражение отрицательным тенденциям, исказившим великое дело Петра, но вместе с тем открывает дорогу и здоровой государственной стихии». Наши оппоненты, следуя риторическим традициям сегодняшних одиозных антисоветчиков, любят козырнуть фразой «Октябрьский переворот». Как видим, основатели евразийства революцию считали революцией, а не переворотом, и настаивали на этом. Более того, они  не относились к революции однозначно отрицательно, считая, что она по крайней мере была оправдана, и открывала дорогу «здоровой государственной стихии». Всякий, кто внимательно читал труды евразийцев, знает, к здоровым формам государственности евразийцы относили такие порождения творчества революционного народа как Советы и федеративная система.

Точно также про Ленина в этой манифесте сказано  что он сочетал «гениальное государственное чутье с тупостью доктринера-фанатика». То есть даже антиленинисты-правые евразийцы все же признавали в Ленине гениального государственного деятеля, принесшего России и некоторое благо (поскольку гениальный государственник не может не построить крепкое государство). Относительно «тупой доктрины» взгляды правых тоже со временем менялись. В 1936 году Алексеев в работе «Пути и судьбы марксизма: от Маркса и Энгельса к Ленину и Сталину» называет уже  доктрину Ленина «евразийским марксизмом». Алексеев пишет: «В ленинизме западный социал-демократ и ученик Маркса скрестился с «взбунтовавшимся славянофильством»…». Это ли в устах Алексеева не относительная похвала доктрине Ленина? Читаем далее: «Ленинизм и сталинизм бессознательно исполнили очень важную задачу – они спасли Россию от эксплуатации иностранным капиталом. Они … предохранили нашу Родину … от участи стать полу-колониальной страной».  

Конечно, правые евразийцы, вышедшие из белого движения, в отличие от левых, кламарцев, не стали бы праздновать 7 ноября и не праздновали. Хотя как сказать! 12 ноября 1957 года Савицкий сообщает в письме к Сувчинскому, что выступал на праздничной, посвященной 40-летию Октября, сессии Чехословацкой академии сельхознаук. Наверное, если б Савицкий оставался таким бы уж антисоветчиком, то не пошел бы на заседание в честь годовщины революции.. Вот  Иван Ильин бы точно не пошел…

Но даже если это ничего не значит.   Слишком много у  правых евразийцев-классиков было личных счетов с большевиками. Но скажем честно:  освобождение Родины от участи полуколонии (пусть и бессознательное – важен же результат), о чем пишет Алексеев в 1936 году  – разве не повод для того, чтобы видеть в революции Ленина праздник? Будь я даже правым современным евразийцем, я бы все же решил так… См. продолжение

(продолжение)   4.

И это уж не говоря о том, что не вопреки, а благодаря энтузиазму масс, разбуженному революцией, Россия-СССР превратилась в страну индустриальную,  стала научной, космической державой. Дети,  внуки и правнуки крепостных и временнообязанных крестьян, работавших на хлебный экспорт и на обогащение  прозападной «элиты»,   запустили спутник, создали  АЭС, наш «ядерный щит»…   По-моему это так очевидно… Это теперь осознается большинством россиян! Даже несмотря на отмену, праздник 7 ноября стал поистине всенародным праздником, его отмечали в этом году и стар и млад! Народ наш помнит и ценит советскую цивилизацию (при всех ее недостатках!), ее символы, ее памятные даты. Вынимать из сундуков 90-х антисоветские белогвардейские одежды, чем занимаются некие «правые» и гордо потрясать ими, – значит, по-моему, идти против воли своего же народа… Впрочем, каждый сам себе выбирает путь…

Рустем Вахитов

Поделиться в социальных сетях

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля