Недавнее печальное событие – кончина Михаила Горбачёва – даёт повод обратиться к его времени. Во второй половине 1980-х Михаил Сергеевич пользовался невероятной популярностью на мировой арене. И дело было вовсе не в том, что жителей разных континентов настолько радовали планы по преобразованию СССР. К восьмидесятым годам прошлого века мир в целом зашёл в тупик, выйти из которого осознанно или интуитивно хотели все.

Тягучее противостояние холодной войны превратилось в форму сосуществования. Хельсинкский заключительный акт 1975 г. зафиксировал игру на удержание в Европе; по периферии от Латинской Америки до Среднего Востока и Африки продолжались изматывающие стычки в стиле игры «Царь горы». Старый Свет боролся с «евросклерозом», кризисом интеграции. Ведущие страны терзали внутренние проблемы, Америка приходила в себя после Вьетнама и уотергейта. Мировая экономическая система пребывала в стагнации, преодолевать которую взялись по неолиберальным рецептам – действенным благодаря шоковому эффекту, но социально деструктивным. Общества были взбудоражены. По другую сторону железного занавеса проходили иные, но схожие процессы.

Горбачёв с «новым политическим мышлением» открыл горизонт. Стремительная разрядка напряжённости помогла избавить граждан от хандры и пообещала всем «мирный дивиденд». Неолиберальный курс рейганистов-тэтчеристов из средства драконовской санации экономик вдруг превратился во вдохновенную миссию. «Общечеловеческие ценности», которые признал правильными недавний оппонент, позволили Западу выйти за свои идейно-политические пределы и зашагать по всему миру. Кстати, и сторонники социализма были сначала в приподнятом настроении – в кои-то веки у СССР дееспособный лидер. Советский блок воспрял.

Как вышло, что ситуацией не воспользовался только тот, кто её создал (Советский Союз), – вопрос к нему (к нам). При выходе мировой ракеты на новую орбиту он выполнил функцию первой ступени, сгорев в плотных слоях международной атмосферы.

2022 г. – антипод того времени. Но атмосфера схожая. Глобальное сообщество зашло в тупик, исчерпав модель развития. Заметно это с нулевых, мирового финансового кризиса, последствия которого так и не преодолели. Как выходить, никто толком не понимал. Региональных военных или социальных потрясений недостаточно. Масштабной заявкой был всеобщий «зелёный поворот», однако и ему не хватало идеологического топлива. Пандемия помогла истеблишменту нащупать новые инструменты управления, но лишь в самом первом приближении. Соотношение сил и возможностей на мировой арене перестало удовлетворять практически всех. И гегемона (Запад), ощутившего неуверенность, и претендентов (растущие державы), развитие которых стали целенаправленно тормозить извне.

Украинский сюжет если и не переворачивает доску, то позволяет всем начать другую партию. Исчезла прежняя система взаимозависимости, а значит, и ограничителей, которые существовали до сих пор. Просто взять и отказаться от них было сложно, поскольку слишком комфортно для многих всё было устроено. Но благодаря общемировому форс-мажору в сфере военно-политической, энергетической, продовольственной и прочей безопасности по-другому зазвучали призывы к опоре на собственные силы, необходимости затянуть пояса и пойти на жертвы.

Внешний враг в помощь (какой – каждый выбирает сам). А витающая в воздухе идея о том, что выстоять получится, только начав мобилизацию (в разных смыслах), открывает путь к гораздо более жёсткой политике, считавшейся недавно неприемлемой.

Россия по своим причинам стала инициатором перехода от постепенно созревавшего скрытого мирового военно-политического кризиса к открытому. Имелось в виду решить украинский вопрос как проблему национальной безопасности, а заодно восстановить историческую справедливость, попранную в 1991-м. В результате имеем комплексное противостояние с наиболее сильной и мотивированной частью мира, намеренной использовать происходящее для собственного полного перезапуска. Если аналогичный перезапуск не состоится и у нас, то судьба «первой ступени» в «плотных слоях» может повториться.

The first stage in dense layers

Having initiated global changes, Russia must change itself

The current year 2022 seems to be a turning point today – very sharp and unexpected events are taking place before our eyes. But in historical retrospect, it may look like a link in a smoother process – the accumulation of global prerequisites for change and their implementation. Russia has once again volunteered to play the role of an agent of these changes.

F. Lukyanov

Истчоник: https://globalaffairs.ru/articles/pervaya-stupen/

Поделиться в социальных сетях

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля