Проблемы экономики США не оставили демократам шансов на победу, однако им удалось минимизировать ущерб, противопоставив оппонентам темы сохранения права женщин на аборт и защиты демократических начал американской политики, считает председатель правления Центра политических технологий Борис Макаренко

Если кратко резюмировать основные — и еще неполные — результаты промежуточных выборов в США 8 ноября, то:

  • республиканцы получили большинство в палате представителей Конгресса (как предсказывалось), но отнюдь не разгромили демократов;
  • вопрос, кто будет контролировать Сенат, очевидно, не получит сегодня-завтра разрешения: одна сенатская избирательная кампания почти гарантированно перейдет в редкий в США второй тур;
  • республиканцы «прибавили», но неудачи демократов оказались куда более умеренными, чем предрекали последние предвыборные прогнозы;
  • общая картина типична для выборов промежуточных, четных невисокосных лет, на которых президент не избирается, но партии действующего президента приходится несладко.

Повестка дня и прогнозы

На промежуточных выборах партия президента в большинстве случаев теряет места в нижней палате Конгресса. На трех из четырех последних промежуточных выборах большинство в Конгрессе менялось не в пользу партии президента, причем среднее число мест, дополнительно выигранных победителем, составляло 37. 

На этих выборах ждали «красной волны», а то и «красного цунами» — почти разгромной победы Республиканской партии. Для этого, казалось, были все основания. Промежуточные выборы — своеобразный референдум одобрения президентского курса, хотя «наказывает» избиратель не самого главу государства, а его партию. А тут инфляция выше 8% годовых (темпы роста цен снижаются, но очень медленно), упорно остающиеся высокими цены на бензин — знаковый индикатор для большинства американцев, рейтинг одобрения президента — чуть выше 40%.

Республиканцы упорно — и небезосновательно — называли эти выборы «кошельковыми»: действительно, «исключительно важным» состояние экономики в опросе Института Гэллапа назвали 49% респондентов, в том числе подавляющее большинство республиканских избирателей. Это рекордный показатель со времен кризиса 2008–2009 годов. У республиканских избирателей серьезные претензии к миграционной политике демократической администрации и тому, как она борется с преступностью. Демократы, с одной стороны, не смогли уверенно защитить свои позиции по экономическим вопросам, но попытались противопоставить своим оппонентам две важные (как оказалось) темы: сохранение права женщин на аборт и отстаивание демократических начал американской политики.

Последнее немаловажно, потому что в этой кампании был заметен «фактор Трампа»: бывший президент, уже почти объявивший о своих планах добиваться президентского поста в 2024 году, был в этой кампании весьма активен, в основном поддерживая радикальных кандидатов. По результатам республиканских праймериз на выборные посты было выдвинуто много кандидатов, не признающих поражение Трампа в 2020-м: 238 кандидатов в конгрессмены, 20 — в сенаторы и губернаторы.

Результаты выборов

Что же в итоге получилось? Сработали — с сопоставимой силой — обе мотивационные кампании. «Кошельковая» мотивация оказалась сильнее, но и противодействие ей дало свои плоды. По данным экзитполов CNN, за республиканцев проголосовало 88% тех, кто считал состояние экономики «плохим», и 79% тех, кто счел свое материальное положение ухудшившимся за последние два года. Зато за демократов — 73% сторонников права на аборт, а за республиканцев — 89% сторонников его запрета.

В остальном же профили электоратов обеих партий сохранились почти неизменными. Демократов чаще поддерживают молодые избиратели, с невысоким доходом, женщины, люди с высшим образованием. Республиканцев — более старшие, зажиточные, мужчины, люди без высшего образования. Пропорции по сравнению с аналогичным замером на президентских выборах 2020 года либо остались неизменными, либо чуть сдвинулись в пользу республиканцев, что естественно, поскольку по общему числу голосов республиканцы эти выборы выиграли, а не проиграли, как два года назад.

Чуть (на три пункта) снизилась поддержка демократов латиноамериканским избирателем, а афроамериканцы проголосовали практически так же, как в 2020-м, хотя аналитики предрекали «партии ослов» гораздо более существенные потери. Избиратели консервативных и либеральных убеждений подавляющим (более 90%) большинством поддержали соответственно республиканцев и демократов, а среди умеренных преимущество демократов заметно сократилось, но остается уверенным (56% к 41%).

Что же принесли выборы? На выборах в палату представителей не во всех округах очевиден победитель. На момент написания можно считать гарантированными 191 победу демократов и 209 — республиканцев. Из 35 оставшихся кампаний демократы более-менее уверенно лидируют еще в 12, во многих других шансы кандидатов почти равны. Это значит, что Демократическая партия получит более 200 мандатов, потеряв от 10 до 20 — правда, этого достаточно, чтобы контроль над палатой перешел к республиканцам. Как видим, потери президентской партии заметно меньше средних показателей предыдущих промежуточных выборов, приведенных выше.

Что касается выборов в Сенат (а на них шли 35 из 100 сенаторов), то три ведущих аналитических центра прогнозировали, что республиканцы добьются большинства. Скорее всего, окончательного итога мы не узнаем до 6 декабря. Наиболее вероятно, что республиканцы и демократы перехватят друг у друга по одному сенаторскому креслу (в Неваде и Пенсильвании соответственно), что дает расклад 50:49 в пользу первых, но решающее — сотое — кресло будет «разыграно» в Джорджии во втором туре 6 декабря. После первого тура действующий сенатор — демократ Рафаэль Уорнок — опережает своего конкурента всего на 0,5 п. п.

На выборах губернаторов демократы выиграли в двух штатах, где прежний губернатор-республиканец не шел на перевыборы (Мэриленд и Массачусетс), уверенно сохранили свой пост демократические губернаторы Мичигана Гретхен Уитмер и Нью-Йорка Кэти Хокул (в обоих случаях прогнозировалась острая конкуренция), правда, не ясен пока исход губернаторских выборов в Неваде, где действующий губернатор-демократ уступает республиканцу.

Объяснение таким близким к типичным для промежуточных выборов результатам найти можно. Доминанта экономической повестки не оставляла демократам ни малейших шансов на победу, по крайней мере на выборах нижней палаты. Что позволило минимизировать ущерб?

Во-первых, противостояние радикальных (а потому зачастую неопытных) республиканцев и действительно озабоченных судьбами демократических институтов демократов закончилось как минимум «вничью». Мобилизация демократических избирателей, как фиксировали самые последние предвыборные опросы, выросла. Показательно, что из шести самых заметных из «спорных» республиканских кандидатов трое проигрывают, хотя имели неплохие шансы: кандидаты в Сенат Мехмет Оз в Пенсильвании и Блейк Мастерс в Аризоне, кандидат в губернаторы Пенсильвании Дуг Мастриано. Двое выигрывают: Джей Ди Вэнс в Огайо и Адам Лаксалт в Неваде; а один — Хершель Уолкер — выходит во второй тур сенаторских выборов в Джорджии. Тактика Трампа на выдвижение радикалов как минимум не принесла убедительной победы.

Во-вторых, право женщины на свободу выбора в вопросе об абортах было подтверждено 8 ноября на референдумах во всех четырех штатах, где такой вопрос ставился перед массовым избирателем. Косвенное, но убедительное подтверждение значимости этой темы.

Что дальше

Тот вопрос, который много обсуждался последнее время в России, что будет после выборов с позицией США по украинской теме, в кампании действительно присутствовал. Трамп говорил, что «Байден тратит слишком много на Украину, в то время как наш американский народ страдает от экономических потерь», и лидер республиканцев в палате представителей Кевин Маккарти заявлял, что «Конгресс не выпишет Украине безразмерный чек». Это понятно: на фоне недовольства большинства американцев своим экономическим положением играть на теме крупных сумм, выделяемых Белым домом другой стране, вполне ожидаемо и закономерно. По опросу The Wall Street Journal, доля американцев, считающих, что США делают для Украины «слишком много», выросла с 6% в марте до 38% сейчас (среди республиканских избирателей — до 48%). Но все же большинство американцев (57%) выступают за дополнительную финансовую помощь Украине (в том числе 81% сторонников демократов, 45% — независимых и 35% — республиканцев).

Не будем забывать: в ближайшие два года в Белом доме будет президент-демократ, а внешняя и оборонная политика в США — удел исполнительной власти. Конгресс может лишь поспорить с президентом о деталях. Недаром тот же Маккарти позже уточнил, что его однопартийцы добиваются лишь «большей подотчетности» по средствам, выделяемым Киеву. Принципиальная же линия США по этому вопросу если и будет меняться, то не потому, что в Конгрессе изменилось большинство.

Так что для американской внутренней политики тема Украины весьма периферийна. Свое большинство (пока мы не знаем, в одной или обеих палатах) республиканцы будут реализовывать в знаковых для них темах. Например, начнется расследование дела сына президента Хантера Байдена. Прекратит свое существование комитет Конгресса по расследованию событий 6 января 2021 года. Чувствуя приближение президентских выборов, республиканцы вряд ли удержатся от искушения создать больше помех социально-экономической повестке демократической администрации, например, запретят повышение потолка государственного долга. Свои же начинания (например, по сокращению социальных программ) они если и попробуют реализовать, то без особых надежд на успех: либо правило флибустьерства в Сенате (требующее большинства в 60 голосов для принятия решения не по всем, но по многим вопросам), либо вето президента заблокирует такие попытки. То же относится и к вероятному вынесению импичмента президенту нижней палатой: в Сенате у этой процедуры никаких шансов.

И еще об одном, возможно отдаленном, последствии выборов. Трамп обещал сделать после них «важное заявление» — понятно, что речь идет об официальном выдвижении своей кандидатуры на президентский пост. Победа республиканцев должна была стать мощным усилителем такого заявления. Только слишком мощным оно не станет: все (и сторонники, и противники) и так знают о президентских амбициях Трампа, а победа его партии на выборах реальна, но не разгромна. Тем более обратим внимание на исход одной из кампаний: на пост губернатора Флориды уверенно переизбрался Рон ДеСантис, а его рейтинг среди республиканских избирателей за последний год уверенно вырос. ДеСантиса называют «Трампом для тех, кто читает» — столь же радикальным в повестке, но лишенным экстравагантности бывшего президента. Так что борьба за Белый дом в 2024 году обещает быть интересной.

Источник: https://www.forbes.ru/mneniya/480911-demokratia-ili-koselek-cem-zakoncilis-promezutocnye-vybory-v-ssa

Поделиться в социальных сетях

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля