Вполне можно представить, что над Львовом будет развиваться польский флаг, но возможно и то, что Львовская область станет последней областью Российской Федерации, — подобного рода вещи будут решаться в Кремле, считает обозреватель агентства Sputnik Польша (медиагруппа «Россия сегодня»).

Об этом он рассказал в интервью изданию Украина.ру.

На минувшей неделе в польском городе Познань состоялась дискуссия «Кому выгодно участие Польши в войне с Россией?». На ней бывший аналитик по вопросам безопасности в Канцелярии президента Польши Леха Качиньского, доктор политологии Лешек Сыкульский заявил, что, по его оценке, США «нужен стратегический буфер», и именно таким буфером должна быть Польша, при этом польское правительство готовится к войне на востоке. Польша заказывает вооружение и планирует двукратное увеличение численности армии до 300 тысяч солдат к 2035 году.

— Леонид Вадимович, как высчитаете, какие территориальные интересы у Польши есть в сопредельных странах, прежде всего России, Белоруссии, Украине?

— Имперские амбиции у Польши как были последние 300-400 лет, так никуда они и не исчезли. Что касается территориальных претензий по отношению к России — какие тут могут быть территориальные претензии? Калининградская область? Это для них вариант совершенно нереальный, невозможный. Уши они получат ослиные, а не Калининградскую область. Они бы хотели, но кто ж им даст.

Белоруссия — это традиционно вечная проблема для Польши, ведь, как известно, Западная Белоруссия вся была частью Польши. И это одна треть нынешней территории Белоруссии. До сих пор в приграничных районах белорусских с Польшей есть масса населённых пунктов и районных центров, где 80% населения — это поляки.

Я думаю, они все говорят по-польски, насколько хорош уровень знания польского языка — другой вопрос. И эти пограничные территории постоянно переходили туда-сюда. Мы же помним, как в 1920 году эта территория отошла Польше. Хотя в советских учебниках об этом практически не писали, но Минск был тогда польским городом!

Там была своя польская администрация, там выдавали все польские документы, свидетельство о рождении, свидетельство о браке.

Кстати говоря, Киев тоже был какое-то время польским городом. Правда, в советских учебниках немножко об этом уже писали.

В нынешних геополитических реалиях вообще какие-то территориальные претензии к Белоруссии совершенно невозможны, там президент Александр Григорьевич Лукашенко. Это абсолютно невозможный вариант.

Потому что, как говорят белорусы, «в Белоруссии есть одна башня — это Александр Григорьевич Лукашенко», в этой башне всё происходит. Поэтому никаких вариантов здесь быть не может, пусть поляки даже и не подпрыгивают.

— Как насчет претензий на украинские территории?

— А вот тут у поляков масса исторических претензий, естественно, поляки хотят заполучить город Львов, Львовскую область, Волынскую область. Планы теоретические и совершенно грандиозные. Они бы хотели получить вновь «Польшу от моря до моря». Но с морем — Чёрным морем — совершенно очевидно, ничего не получится. Но отхватить хотя бы кусок западной Украины, поляки очень хотят.

Для этого были приняты на Украине все законы, которые позволяют полякам работать в полиции, занимать государственные должности в местных органах власти, в военных структурах.

Речь же не только о бизнесе, чтобы прихватить украинские предприятия, но в первую очередь, что называется, взять власть административную. Поляки с украинцами договариваются, и, как я понимаю, они реализуют эти планы на территории Западной Украины.

Что касается возможных территориальных претензий, Польша всё-таки готовится ввести «миротворческую миссию» на территорию Западной Украины. Конечно, поляки будут разевать рот не только на две области, они бы хотели получить всё, что только можно, по максимуму, вплоть до Киева.

Но тут другая история: есть территории, заселённые венграми, есть Буковина, которая могла бы отойти Румынии. Это довольно сложные вопросы геополитики, решаться они будут не в Варшаве, а в Москве и в Вашингтоне.

Какие-либо прогнозы делать совершенно невозможно, но теоретически можно представить, что какой-то кусочек территории Западной Украины вернётся опять в Венгрию, что-то вернётся в Румынию.

Ведь карту нынешней Украины когда-то Иосиф Виссарионович Сталин нарисовал, возможно, эти территории уйдут назад западным государствам.

Что касается конкретно Львовской и Волынской областей, тут я вполне могу представить, что в какой-то момент над Львовом будет развеваться польский флаг. Другой вопрос, что подобного рода вещи будут решаться в первую очередь в Кремле. Это геополитические интересы Российской Федерации. Но также вполне могу представить, что Львовская область будет последней областью Российской Федерации на границе с Польшей.

— Какие еще факторы здесь важно учесть?

— Смотрите последние новости сегодняшнего дня: Польша предложит Германии разместить немецкие системы противоракетной обороны Patriot на польско-украинской границе, об этом заявил сегодня вице-премьер, министр национальной обороны Польши Мариуш Блащак. Он сказал, что они «с удовольствием принимают эти предложения и будут размещать их на польско-украинской границе».

Вообще, для меня сегодня это абсолютнейшая неожиданность, потому что, получается, поляки наступили на горло собственной песне и фактически стали протекторатом Германии.

Как же получилось, что председатель «Права и справедливости» Ярослав Качиньский, который органически не переваривает и ненавидит немцев, решился на такой шаг?

Понятно, что страной руководит начальник Государства Ярослав Качиньский (как когда-то Юзеф Пилсудский), а не Моравецкий и не министр обороны Блащак. Зная Качиньского, лично я, честно говоря, пока не понимаю, как он согласился на то, чтобы Польша фактически стала протекторатом Германии.

Получается, что если Львов станет территорией Российской Федерации, а с другой стороны — Польша, и это фактически протекторат Германии, то мы получим немецко-российскую границу. Это, конечно, глобальные разговоры о будущем, сложно сказать, насколько это реализуемо и возможно.

Для меня польская позиция лечь просто под немцев абсолютно непонятна. Я пытаюсь это как-то уложить в своей голове, но, честно говоря, пока не совсем хорошо укладывается.

Фактически Германия займёт боевые позиции на польской-украинской границе. И граница станет немецко-украинская. У меня масса ассоциаций со Второй мировой войной: немцы опять идут на восток.

— Может быть, либо Вашингтон заставил, либо просто возьмут ракетные установки, а потом не будут подчиняться?

— Варианты могут быть самые разные, как известно, политические решения, связанные с Польшей, принимаются в Вашингтоне. Допускаю, что Вашингтон уже договорился с Берлином.

С другой стороны, если есть возможность потеснить Германию на европейском континенте, то США могут это делать, в первую очередь, с помощью Польши. Тогда Польша должна заместить в Германию в геополитическом раскладе, а здесь получается совершенно наоборот: немцы проглотили поляков. Масса неожиданных поворотов, о которых мы будем думать и рассуждать.

Немцы будут контролировать поляков, чтобы поляки сильно не хулиганили и не развязали вместе с Украиной Третью мировую войну. Возможно, поэтому поляки были вынуждены согласиться с американским предложением и пустить на свою территорию немцев.

— Польша решила наращивать свою армию. Могут ли вообще быть реализованы территориальные претензии Польши на Украину?

— Я не думаю, что поляки сами решатся на какие-либо радикальные шаги, это практически невозможно, потому как всё-таки Польша — член НАТО. Всё это будет сделано по договорённости, при каких-то согласованиях с Вашингтоном и Брюсселем.

Другой вопрос, что, может быть, какая-то польская военная или полицейская группировка войдут на территорию Украины. Но, полагаю, что всё это будет однозначно под контролем НАТО и Вашингтона.

— Что могло бы спровоцировать Польшу, чтобы Варшава действительно получила указание из Вашингтона и заняла несколько областей Украины?

— Абсолютно сложно предсказать, что может произойти. Будем надеяться, что этого не произойдёт и Польша не будет пересекать украинскую государственную границу.

Кроме ввода какой-то польской группировки — военной или полицейской, — на территорию Западной Украины, поляки же могут провести референдум о включении, например, Львовской области и Волынской области в состав Польши.

Абсолютно очевидно, что две трети населения, если не все, проголосуют за. Это же реализация «украинской мечты» — попасть в Европу. И все местные политические элиты на Западной Украине будут призывать граждан проголосовать за. Тогда у Польши будут формальные основания забрать эти территории. Но для этого нужно провести референдумы.

— Ещё и при участии Киева?

— Конечно! Но это, опять же, вопрос договоренности украинских элит. Договорённости Львова, Киева и всех остальных.

— Как вам кажется, на самом деле что будет происходить в ближайшее время?

— Сложный вопрос. Меня сегодня очень порадовал Дмитрий Рогозин, который сказал, что Киев надо брать. Я ему верю и думаю, что Киев возьмут.

— Значительную часть вооружений Польша берёт в кредит и в долг. Каким образом она собирается расплачиваться? Там огромные суммы, сможет ли она расплатиться?

— Об этом сейчас особо никто не думает, ведь главный лейтмотив Польши — нагадить Москве, и всё это делается ради поддержки Украины.

Берут в долг, берут в кредит, да. Как будут возвращать — об этом будет думать следующее правительство Польши.

Для Варшавы сейчас самое главное — чтобы Украина победила, это самый главный приоритет. А кто будет отдавать долги, каким образом, когда и сколько — это сейчас совершенно не интересует ни польское правительство, ни, к сожалению, польское общество.

— Откуда вообще в Польше такой высокий уровень русофобии? Это вот только исторически сложилось или в последнее время добавили накала?

— Это исторические комплексы и исторические проблемы между Польшей и Россией. Но, надо сказать, что ещё буквально лет 10 назад уровень русофобии не был таким катастрофическим.

Когда я работал и жил в Польше, а я прожил там в общей сложности 18 лет, в начале двухтысячных годов раскладка была приблизительно такая: процентов 30-35 жёстко антироссийские избиратели, процентов 30-35 — откровенно пророссийские и одна треть нейтральных избирателей.

Вот нейтральные традиционно всё и решали в зависимости от того, куда дует ветер. Это было реальное отражение общественных настроений. Потом всё стало значительно хуже.

После 10 апреля 2010 года, когда под Смоленском разбился самолёт с президентом Польши Лехом Качиньским, ситуация резко ухудшилась. Потом киевский Майдан, а уже после референдума в Крыму ситуация просто радикально ухудшилась.

Сейчас отношение поляков к России жёстко негативное — это две трети населения. Безусловно, это и пропаганда, и формирование общественного мнения средствами массовой информации, польскими политиками. В Польше на сегодняшний день есть абсолютный консенсус среди политиков и всех парламентских партий — они все откровенно антироссийские.

Источник: https://ukraina.ru/20221122/1041065717.html

Поделиться в социальных сетях

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля