Одним из регионов бывшего СССР, на котором пагубно сказался этнический национализм, стало Закавказье. Ослабление центральной власти привело к обострению межнациональных конфликтов, ранее жестко пресекавшихся партийно-государственной вертикалью. В то же время сама марксистско-ленинская идеология изначально предполагала приоритет классового начала над национальным — с этим связаны многочисленные ошибки в национально-государственном строительстве СССР.

В разные исторические эпохи Закавказье становилось ареной противостояния ведущих держав своего времени: Римская империя, Арабский халифат, Византия, Персия и Османская империя, другие державы боролись за доминирование в этом стратегическом регионе, расположенном между Черным и Каспийским морями. По итогам русско-турецких и русско-персидских войн Российская империя установила в начале XIX века окончательный контроль над Закавказьем. Полиэтничность, постоянная угроза столкновений и антиправительственных мятежей на национально-религиозной почве заставляла царское правительство неоднократно проводить административно-территориальные реформы, которые только маскировали, но не решали и не могли решить сохраняющиеся противоречия.

После Октябрьской революции это наследие, не только в виде территорий, но и резких национальных противоречий, получила советская власть, с большим трудом добившаяся успокоения на своих южных рубежах и вынужденная впоследствии пойти на ряд компромиссов с националистическими группировками. Грузия, Армения и Азербайджан после окончания гражданской войны и достижения договоренностей с Турцией образовали единую Закавказскую Социалистическую Федеративную Советскую Республику со столицей в Тифлисе. Это решение было принято для простоты управления и с учетом многочисленных национально-территориальных конфликтов.

Позже в советское время Закавказье было разделено на Грузинскую, Армянскую и Азербайджанскую ССР. При этом сами противоречия не исчезли: на территории Закавказья, сопоставимой по общей площади с современной Свердловской областью РФ, было образовано несколько автономий: Аджарская, Абхазская и Южно-Осетинская в Грузии, Нахичеванская и Нагорно-Карабахская в Азербайджане. Все они стали очагами нескончаемых вооруженных конфликтов после распада СССР.

Азербайджанские танки в Нагорном Карабахе

Азербайджанские танки в Нагорном Карабахе

 Nicholas Babaian

Националистические настроения обострились еще в перестроечные времена: произошло резкое обострение армяно-азербайджанского конфликта из-за Нагорного Карабаха, ухудшились межнациональные отношения в Грузии, повсеместно ухудшалось отношение к союзному центру.

После обретения закавказскими республиками независимости к власти пришли ярые националисты: в Армении президентом стал категорический сторонник присоединения Карабаха Левон Тер-Петросян, в Азербайджане — русофоб и пантюркист Абульфаз Эльчибей, в Грузии — потомственный антисоветчик и русофоб Звиад Гамсахурдия.

Все они вышли из научной или околонаучной литературной среды, не имели опыта государственного управления и не могли ни выстроить государственность в новых условиях независимости, ни предвидеть катастрофические последствия собственного фанатичного национализма и высокомерно-пренебрежительного отношения к другим странам и народам, в том числе к России и русским. Между тем именно Москва обеспечивала (и продолжает обеспечивать) хрупкий мир или хотя бы перемирия в Закавказье.

Последствия известны. После краткой ремиссии националистическая лихорадка вновь охватила Грузию, приход к власти очередного потомственного русофоба Михаила Саакашвили и развязанная им война против Южной Осетии привели Грузию к позорному поражению и окончательной потере Южной Осетии и Абхазии. Сравнительно мирный исход событий в Аджарии связан с добровольным выводом российской военной базы, отстранением ее многолетнего руководителя Аслана Абашидзе и мирным экономическим освоением автономии Турцией. Род Абашидзе, правивший Аджарией по мандату турецких султанов еще с XVI века, уступил место формальному главенству Тбилиси при реальном доминировании интересов Анкары. Уже не первый год приходится слышать отзывы о столице автономии Батуми как о кавказском Стамбуле.

Михаил Саакашвили

Михаил Саакашвили

Александр Горбаруков © ИА REGNUM

О том, что этнический национализм и чувство превосходства не только в отношении абхазов и осетин, но и русских приведет к краху грузинской государственности, говорилось и в советское время. Тогда приходилось слышать оскорбительные выпады в адрес этих и других народов самой Грузии и всего Закавказья. Еще в 1982 году кадровый офицер Красной армии, полковник в отставке, прошедший всю Великую Отечественную войну, грузин по национальности с горечью говорил о «Федеративной республике Грузия», предвидя ее распад из-за роста национализма и русофобии.

Грузинский национализм был в значительной степени спровоцирован привилегированным положением ГССР, связанным с грузинским происхождением Сталина.

Парадокс национального мифотворчества: отрицая российское и советское, одновременно гордиться земляком, возглавлявшим СССР. Не меньший парадокс для неповрежденного сознания: проводить в лучшем случае так называемую многовекторную, а подчас откровенно антироссийскую политику, одновременно требуя для себя экономических преференций и однозначной военно-политической поддержки России в решении гражданских и международных конфликтов. Эта практика широко распространена не только на постсоветском пространстве, примерно такую же политику проводит сербский президент Александр Вучич.

В нынешнем конфликте России с коллективным Западом Грузия занимает рациональную для себя нейтральную позицию. Является ли это временной ремиссией болезни национализма, от которой она так пострадала, или шагом к полному выздоровлению, может показать лишь время. Россия очевидно заинтересована в дружественном и нейтральном Тбилиси и будет прилагать к этому необходимые усилия, не забывая об интересах союзных Южной Осетии и Абхазии.

Президент Грузии Саломе Зурабишвили

Президент Грузии Саломе Зурабишвили

 Giorgi Abdaladze

Азербайджан также прошел короткий период ультранационализма во времена президента Абульфаза Эльчибея. Поражение в первой карабахской войне и потеря территорий в конечном счете привели азербайджанское общество к отрезвлению и возвращению к власти Гейдара Алиева, бывшего партийного руководителя республики и одного из наиболее талантливых и дальновидных руководителей еще советского периода. Именно он, а также его сын и преемник Ильхам Алиев перевели армяно-азербайджанский конфликт в русло дипломатического урегулирования. Неадекватная политика армянского премьера Никола Пашиняна сорвала все ранее достигнутые договоренности и привела ко второй карабахской войне, полностью проигранной Арменией и остановленной только благодаря посредническим усилиям президента России Владимира Путина.

Владимир Путин и Никол Пашинян

Владимир Путин и Никол Пашинян

Официальное интернет-представительство президента России

Сейчас азербайджанское общество находится в естественной, но опасной эйфории от достигнутых в конфликте с Арменией успехов. Победа во второй карабахской войне стимулирует националистические настроения. Баку многим обязан Анкаре в своем военном успехе, поэтому азербайджанский национализм носит в значительной степени пантюркистский характер. С другой стороны, крепнут антииранские настроения, уже заговорили о так называемом Большом Азербайджане, то есть о территориальных претензиях к Ирану, где в пограничных районах проживают этнические азербайджанцы общей численностью больше, чем все население собственно Азербайджана.

Процветающий в Армении этнический национализм привел не только к ее военному поражению, но и поставил на грань исчезновения саму армянскую государственность. Героизация гитлеровского пособника и крайнего армянского националиста Нжде, мифологизация истории, доходящая до веры в собственную богоизбранность, мечты о восстановлении канувшей в Лету Великой Армении, неспособность поставить во главе государства ответственного лидера — все это свидетельствует о глубочайшем кризисе армянского общества. Результатом этого стала не только повальная эмиграция — только в России этнических армян живет значительно больше, чем в самой Армении, но и социально-экономическая деградация республики.

Из всех закавказских государств именно Армения является наиболее моноэтничной, что также является признаком господства националистических настроений. Этнические армяне составляют более 98% (русские — менее 0,5%). Для сравнения, в Азербайджане этнические азербайджанцы составляют чуть более 90% (русские — почти 1,5%). В пережившей по своей же вине тяжелое национальное поражение Грузии этнические грузины составляют 87% (русские — около 1%).

Этнический национализм разрушителен прежде всего для своего государства, хотя несет угрозу и другим странам и народам. Все три закавказских государства до сих пор находятся в «зоне риска» этой опасной напасти, соблазна за счет ложного ощущения собственного превосходства навязать остальным свое одностороннее решение неизбежно возникающих проблем. Только возвращение России в качестве исторического и справедливого арбитра наряду с честной «работой над ошибками» со стороны национальных элит и общества может принести долгожданное умиротворение в Закавказье.

Автор: Александр Савельев

Источник: https://regnum.ru/news/polit/3731966.html

Поделиться в социальных сетях

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Генерация пароля