Жизнь торопит с ответами

Жизнь торопит с ответами

Жизнь торопит нас с ответами на вопрос «Как вести себя, когда твоя страна совершает преступление», а точнее, –  «когда твоя страна-империя совершает присвоение территории и ее народа». Сразу оговоримся, мы ответим и на ньюанс - "своя территория" и "свой народ".

Ответ существует, но в изложении его не все исследовано. А жизнь торопит… И пусть люди потратят свое внимание на тему, когда она для них важна…

Сначала здесь даны прямые выводы, а потом основания. Изложенное ниже глубоко антипатично всем государственникам, политологам, как в России, так и в США, поскольку почти все политические теории спонсируются грантами из государственных бюджетов.

.Ответов и позиций всего 30

Выводы

1) Поддерживать только невмешательство России в дела Украины и всех соседей и протестовать против вмешательства и аннексий

2) Поддерживать действия Украины на развитие демократии. Выступать против того, чтобы Украина была «нашим сукиным сыном» как для НАТО или США, так и для России с ее нынешней имперской властью.

3) Поддерживать действия Украины по сохранению и развитию федеративной конструкции своего государства (автономные районы – русскоязычных – двойные языки и язык крымских татар – особая автономия крымских татар, включая район Бахчисарая, Старого Крыма и выхода к морю западнее Карадага (Курортное).

4) Молодая империя и титульный народ – украинцы, впервые познавшие вкус распоряжения и опасность утраты проходят свою школу малой империи и потому вообще государственности, совершают и еще могут совершать ошибки в отношении других народов.

Обе империи, если они ведут себя как империи, рано или поздно плохо закончат, но конец России более явен, может быть более длителен и трагичен для судеб Мира, чем состояние Украины.

Если русское население Крыма как население иноязычное пожелает войти в состав России 16 марта или в  иное время, а это вполне реально в связи с более высокими возможностями РФ, и активностью ультраправых националистов, то препятствовать этому нет никто не сможет, но денно и нощно мы должны это осуждать как преступление перед разделенными частями и всем СНГ.

5) Нам полагается забирать всех желающих жить в России с собою, а не присоединять их к себе с землею.

Это распад одной империи за счет «оптимизации» (воссоединение народов) другой.

6) Препятствовать насилиям обеих заинтересованных сторон, вводу войск и присылу националистов в Крым, как из России, так и из Украины.

Этим совершенно честно и справедливо занимались российские демократы

А опасность имперского поведения для демократии в Киеве от крайних-правых – должна понять сама Украина.

Но путь этот на Украине может быть во времени и дольше. И нередко новые режимы становились диктатурами – и это, заметьте, было много более выгодно текущей политике Кремля – ей нужен враг – она его делает – диктатура в духе «сукина сына» от Запада. Или даже рано или поздно оба снова станут друзьями «по классовой борьбе». Впрочем в Европе – это  неприлично, а потому маловероятно. Тогда триста солдат удачи из США – это своего рода «латышские стрелки»?

Если бы Россия объединялась сейчас, как Италия  или Германия, то и разговоров бы не было. Но если Россия только что «отпустила» (и бескровно) своих собратьев в свободное плавание, а делила территории Россия (СССР), а не кто-то иной, то всякий передел со стороны России до начала преступлений националистов в отношении русских и остальных – является и преступлением России – нет, не России, а преступлением ее элиты. Но мы отвечаем и за нашу «путевую» элиту. Сначала наши граждане сделали и даже пошумели на митингах, то есть «ввязались», как  сказал Наполеон. А есть ли время подумать и посмотреть?

7) Общее направление демократии в части империй и прав народов на самоопределение должно ориентироваться всегда НЕ на насильственное отделение – они неизбежно приводят к превращению отделившегося народа в военную диктатуру силовиков-«сепаратистов». Освободители становятся завхватчиками. Главной линией каждого народа, который готов к самоопределению, должно быть право на референдум. Они обычны в практике Европы, которая свое отвоевала, переросла «детскую болезнь империализны» (вспомнить пример раздела Чехии и Словакии к 1993 г.). Большинство народов во множестве имперских государств  часто вообще не готово к самоопределению, ни к демократии, ни к самостоятельному производству и к существованию помимо продажи своего сырья. Не готовы к демократии и российские народы в целом, как и русский народ в частности. Не кровью, а единством, единодушием отделяются нормальные народы, когда пришло время ли по вынуждению... И главное здесь - беречь людей...

Что в России плохо, и что хорошо...

Зададимся для начала вопросом: почему трагедия Крыма опасна для России?

8) Трагедия аншлюсов старой империи – России в том, что «аппетит «округления» может повести империю по стопам Гитлера – Судеты во всех близлежащих СНГ и так далее не малы. А уж о вооружениях вообще нет разговора – народу России только их и не хватало… Не повод для гордости, когда страна продолжает быть сырьевым придатком. Нам многому надо учиться и много работать на мирной ниве. Да что-то поля наши пусты. На заводы нет желающих. И молодежь все метит на государственную службу...

Сегодняшняя информация о планировании создать закон «Об упрощенном порядке принятия территорий соседних государств в состав России в случае утраты способности соседних государств поддерживать порядок» - это как раз быстрое развитие логики аншлюса. Осталось дописать "определение" ситуации «утраты способности подержания порядка» - это наличие внутренних беспорядков, которые не может подавить правительство. И конечно, еще требуется закон, в котором «всякое нарушение интересов россиян на чужих территориях» влечет силовую защиту этих интересов силами ВС РФ.

И тогда территория любой страны, где есть хоть один русский - тоже российская. Вот такая логика...

Покруче будет, чем у Кобы в феврале 1941-го. Тот "подготовился", видно, к тому, что Гитлер инападать будет, а потом будет Сталин освобождать Европу, так в "Правде" разворот сделали "О справедливых войнах". Как "справедливую" включили и самое необходимое: "войну за освобождение рабочего класса любой страны от эксплуатации капиталистов". Сложно как-то - искать рабочий класс! А у нас и рабочих даже не надо - достаточно зацепить любого "нашего", и чтоб его не защитило чужое правительство... Вот уж "собиратели Земли русской" сбежались в Москву - кто смелей придумает - всем выслужиться охота...

Понимает ли «элита» России, как после этого будут относиться к россиянам и к России Казахстан, Белоруссия, вся Прибалтика, Финляндия и др. Для полного кругового объятия России союзом НАТО осталось всего ничего.

И лЛогика «элиты» России аморальна! Ведь ссылки на западных оппонентов фальшивы в главном. Да, Запад делает не все на законных основаниях, да, на Западе есть двойные стандарты. Но Россия, копируя такое поведение, теряет все основания утверждать хоть какие-то международные принципы. Чужой двойной стандарт – не индульгенция для аналогичного поведения наших лидеров. Вообще думать надо, что копируешь. Но если рубашка ближе к телу и очень хочется порулить, то уже не до высоких материй. Тогда и возникает древняя дилемма «врут ли политики, которые говорят, что все врут».

9) Россия является не учеником, а со времен большевиков, самым, что ни на есть квалифицированным учителем Европы и Запада в целом (не исключаю, что у римлян или у Макиавелли что-нибудь такое и есть).

10) Большевизм, как идеология диктатуры равенства (цеховые иллюзии ремесленных общин европейского города-коммуны), импортированная в Россию на деньги Кайзеровской Германии (с целью вывести Россию из войны (Ленин - «превратить империалистическую войну в гражданскую» - и ведь превратил) оказала своими новациями и технологиями огромное влияние на Запад.

11) Если и верно, что западные частные лица и государственные организации ввели практику материальной поддержки «оранжевых», то есть демократических революций, то гражданам России полагается знать, что теория государственной помощи оранжевым революциям идет от практики стимулирования и разжигания (партизанами) «социалистических революций» от СССР. Третий Интернационал и прямая связанная работа разведорганов СССР, которой так гордятся в наших мемуарах отставники, снабжала оружием все революции на Востоке (революцию Ататюрка, становление Афганистана, борьбу Китая за независимость, но потом отдельно и за социализм, поддерживала все компартии на Западе деньгами, как и их партийные печатные органы вплоть до 1991 года. То есть социалистическая революция - это нормально, а демократическая и против чиновника "имярек" - произвол?

12) Дубинки в применении  к оппонентам у большевиков. Вот, например, опыт большевиков «снимать с работы» - то есть силой начинать забастовку на предприятиях (Обуховская оборона» – май 1901):  «тем, кто не желал добровольно кончать работу, мы грозили очутившимися у нас в руках палками, с. 54. (Шотман А. В., Записки старого Большевика, Л., 1983. - 208 с.). Прикрытые железным занавесом, в  СССР раньше как-то не стеснялись говорить об этом, как, кстати, и об "октябрьском перевороте".

13) Убийства политических оппонентов Да! Многие идеи были так хороши, что большинство сторонников принимали участие добровольно, зато важных политических противников аппарат ВЧК – ОГПУ – МВД – КГБ убирал самостоятельно и вполне профессионально (отравления и убийства были в ходу, когда ФБР (1908) ходило в розовых штанишках, а ЦРУ (1947) еще не было.

14) Что может говорить настоящая демократия об "оранжевом стимулировании"? Революции по заказу делают не народы, а мошенники всех мастей - от красных - до коричневых. И это всегда опасность и  вред для подлинной демократии. Но причина в том, что этим снова заняты такие же чиновники в аппарате западных государств, когда им это надо или выгодно, как и чиновники в России – большевики и их последователи. А вот когда созрелый плод демократии, а точнее, сгнивший плод старого режима падает без чужой помощи, то он падает САМ.

И вы все свидетели, как ""упал" режим СССР – две тысячи человек у Белого Дома и без драки, а народ как прикованный сидел у телевизора – и видеть в этом руку ФБР или ЦРУ очень смешно… Если Крым молчал в момент полугодового Майдана с лета 2013, то это и означает, что режим Януковича "не легитимен".

В этой связи велик пример с ГКЧП в 1991 году  в СССР. Надеюсь, никто не заподозрит ГКЧП в связях с США? Режим пал сам – так слаб он был! Особенно смешон сейчас старший Николай Рыжков. Он своими руками придушил всю систему распределения в СССР (1988-89), которая спокойно могла бы работать до сих пор в режиме Северной Кореи. И мы тогда с вами спокойно ездили бы в совхозы на уборку картошки… И Крым с Украиной были бы такими же! Но я не ностальгирую!

Короче СССР-Россия многому научила Запад. И Запад в лице чиновников спецслужб продвигает демократию в жизнь, как умеет, скорей всего по плану. И лучше бы не умел. Впрочем, все проходит в этом мире - даже изощренная монополия коммунистической пропаганды. И это надо помнить. И Аль-Кайда, как Че Гевара, и многое другое копируют из советской практики второсортные ученики. Есть чему гордиться элите России. Но не в коня корм! Государства и их чиновники гадят любую народную идею потому, что интересы у них всегда чуть другие…

15) Организация провокаций и «общественных мероприятий» – это наш исконный путь и опыт! Все мы сидели на собраниях, кто не сидел в местах, более отдаленных. Это с времен СССР вошло в плоть и кровь. Взять даже пример движений типа «Россия молодая»! Она – эта молодая поросль подвозится на автобусах со всей периферии Москвы численностью до 80 тысяч голов. И может одновременно принять вид нескольких дивизий Дедов Морозов и Снегурочек, как реально было. Резервы огромные даже по части униформы. Но провокация есть ее родовая черта со времен большевиков. Самый большой опыт – проведения собраний и митингов в поддержку. Причем различить принудиловку тем сложнее, чем сильнее затянуты гайки. Врачи, медсестры и учителя, студенты и служащие крупных монополизированных предприятий в прошлом, а нередко и сейчас не готовы и на духу признаться о принуждении – слишком велик риск карьеры…

16) Российская элита плохо себя осознает и рубит сук на котором сидит - саму империю. Так  лидер самой националистической фракции в России, проведенные суды по поводу возможности именовать его фашистом уже прошли, он неоднократно оскорблял как народы внутри России, так и соседние и даже отдаленные государства (омыть сапоги – известные планы). Но его требования вернуться к губернскому делению России – ликвидировать ее федеральный, даже урезанный, вид – давно подпадает под статью «разжигания межнациональной розни». Его давно полагается включать в перечень лиц, не допущенных к посещению нормальных государств. Но Россия Путина «пробила» включение его кандидатуры в правящие органы Государственной Думы. Это ли не отношение властей к рупору державности. Да и само именование его партии служит антипропаганде и издевкам над терминами «либерализм» и «демократия». В 90-е годы Кургинян и иже пытались именовать демократию фашизмом, а  В. В. Ж. это подкреплял своим поведением. Нет пределов и огромное творчество в работе наших органов видится в промывании мозгов граждан России.

17) Но Россия была и остается на перепутье. Лучшее, что она делает и с удовольствием делает – это оружие. Как писал Е. Шварц: «Яды, яды, свежие яды! А кому ножи для убийц». И распространение насилия в мире, а потому и угрозы самой России и основания для производства – вполне гарантированы. По остальным параметрам Россия близка к странам сырьевым придаткам Запада, и планы преодоления этого положения российская власть ошибочно возлагает на внешнее инвестирование, в то же время неустраненная коррупция чиновников и связанной с ними бизнес-элиты и тоталитарные силы в России готовы дорваться до дележа резервного фонда на «развитие».

Есть и идейные вехи в транзите России от военно-тотальной экономики и культуры насилия, мировых амбиций (неутоленной или неутоляемой гордыни), от презрения к множеству народов на бытовом уровне (Интернет) с показной любовью ко всем, кто готов потешить самолюбие. Население, его большинство ничего не поняло в истории XX-го века и готово повторить. И это вина культурных людей России.

Я считаю, и это мой ракурс жизненного опыта, что транзит Россия не пройден, пока:

Пустая гробница Александра Невского находится в Концертном зале Государственного Эрмитажа (Гроб в Концертном зале) и не возвращена на ее законное место (1921 г.) к праху и мощам Вел. Князя в Александро- Невскую Лавру и пока аморально отношение народа к преступлениям большевизма в России. Нужна реституция морали.

Город Санкт Петербург как жемчужина России, находится в оправе Ленинградской области, а в каждом городе стоят памятники Ленина и старые улицы городов носят имена деятелей режима принесшего огромные страдания народам России. Нужна реституция имен.

На Красной площади в Москве, то есть публично, народ не отпускает с миром в землю забальзамированное тело В, И. Ульянова (Ленина). Их вождь стал заложником своей мечты, внедренной силой в психику народов России.  И он сам наказал себя. Его вульгарные и необразованные соратники и потомки наказывают и его, и самих себя изображением его как фараона с постоянным посещением и лицезрением. Пирамида первого фараона России как символа азиатского способа производства есть наказание его подлинной памяти – жесткого и неумного, но очень целеустремленного романтика, превратившего свою и других мечту в массовое убийство, начиная с убийства предшественников, невинных женщин и детей, казни, заложничество, разжигание «классовой борьбы», лагеря. Требуется покаяние современной элиты и народа за многие действия государства в XX-м веке, отвержение всякой монополии в политике и экономике. Прах Ленина должен быть предан земле в соответствии с волей его родственников, а мавзолей убран.

18) Похвала России! Есть одна похвала России, которую очень не любят державники, пытаются ее замолчать – лучший повод сказать публике о том, что делает МЕНЯ ГОРДЫМ даже за СССР и РОССИЮ. Речь о том, то СССР разрушил своей бесплатной раздачей автоматов Калашникова всю колониальную систему Запада, систему рабства и эксплуатации природных ресурсов. Но и это сделано было в желании аннексии к мировой Республике. В истории очень много совмещений хорошего и дурного...

Украина и ее решения

Есть у Ленина очень интересный пример! Половину России он отдал в Бресте (Полцарства за коня) за свою крохотную в Москве тогда власть. И потом  и противник пал. И это было объективное обстоятельство отношения ресурсов. И он нарастил мышцы своей власти через «Союз» народов. Такова была сила обмана его прекрасной идеи. Идея-то кончилась карточками в 1989-90.

Но не так ли должны вести себя подлинные сторонники важной и плодотворной идеи самоуправления и демократии, отсутствия монополий, которая сейчас должна придти в Киев. Если для них Крым важнее демократической Украины, то новые власти падут под властью или подпадут под власть собственных империалистов-националистов. И Украина повторит текущий опыт России. А Запад будет иметь своего вооруженного с Запада «сукина сына», держащегося на ненависти к России.

19) Может быть, Украйна ради сохранения демократии в своей еще слабой стране должна поступиться частью своей территории и избавиться от русского военного истеблишмента Крыма? Я бы отдал Сахалин, если бы он был населен самураями на их японской базе на Сахалине вместо угрозы войны с Японией, чтобы не рисковать политикой мира в Кремле на месте оранжистов, как это делал Ленин, давая козыри генералам и националистам. Но у демократии заботы не о территории и всемирной экспансии на весь мир (Ленин), а о мирной возможности строить нормальную жизнь людей без больших расходов на вооружения.

Есть и еще один вариант, и вероятно, он вполне реален. Народ (пока ребенок) выбирает, где лучше или кто больше даст (пенсий, кредитов, капиталовложений и т.п.). И это состояние homo soveticus всей территории бывшего СССР? И это вопрос к социологам. Не бывает простых решений в истории с непростой предысторией. История и психология людей полна красок. Подлинное понимание жизни должно снимать агрессию, ненависть, рождать больше прощения и объяснений чужих интересов и мотивов - понять другого - это и есть совесть.

20) В случае отделении Крыма со стороны и с военной помощью России – лучшая позиция Украины – не стать империей – не вооружаться, как это делает Россия, а все усилия бросить на развитие народов Украины, чтобы жизнь в этой стране стала лучше, чем в России. Всякая месть или перевооружение вовлечет Украину в то же состояние, что и в России (ВПК, имперский синдром, контроль СМИ, цензура и плохой инновационный фон. Украина превратится в малую Россию – поле окопов НАТО на границе Европы и России. И это Украине и ее народам совсем не надо.

21) Полезно добиться того, чтобы имперская Россия боялась свободных русских, выросших на свободной Украине, русских и россиян, понявших впервые в истории русской культуры, как надо вести бизнес без монополии,  шантажа, взяток и подачек государства, как надо «окорачивать» замашки своих чиновников. Вот задача развития для народа Украины, для всех народов Украины и это не слабая национальная идея – на десятки лет! И это совет для Украины и для русских в ней.

22) Но для этого надо бороться со своими юными пионерами-империалистами. Война и синдром опасности – это болезнь – ею заболевают самые глупые политики – потому, что это очень простой способ управления – достаточно пугать – запускать страх – потребность в безопасности. И потому, что из страха снова и снова следует власть чиновников над запуганным населением – пастух над стадом баранов – это, когда рядом волки или даже засланные казачки в волчьих шкурах. Многих российских политиков как современных волков в бараньих шкурах тоже следует всегда иметь в виду.

Основа

Ответы выше – вывод из следствий из не до конца дописанной теории, которая надстраивается над работой Тойнби о цивилизациях, реконструированной нами теории исторического материализма и теории Маслоу-3.

Ответы даются  с учетом материала, который требует более подробного изложения в  будущей работе, если внешние обстоятельства позволят ей быть написанной.

Важнейшими в политических процессах являются несколько потребностей  обычного человека:

- потребность безопасности I (страха боли и утраты жизни),

- потребности безопасности II (страха отсутствия или утраты ресурсов, когда уже сыт и в тепле),

- потребности принадлежности (как освоения языка и культуры и дискомфорта их отсутствия) и

- потребности уважения (безопасности III – угрозы и страха утраты статуса как доступа к ресурсам, недостаточным для всех).

Особенность потребности принадлежности – она удовлетворяется  в течение 15-20 лет с рождения (и это максимум среди всех потребностей), она требует много больших сил в зрелом возрасте или не удовлетворяется вовсе. Если она не удовлетворена полно (в иной среде), то статус человека в обществе (иной принадлежности) не может стать полным и его потребность уважения не удовлетворена.

На основе указанных выше потребностей люди объединяются позже в их массовых социальных и политических движениях – и в создании социальных структур. Цель  -  совместное удовлетворения потребностей – при этом уровень удовлетворения потребностей по слоям в иерархии (классам) разный, но у всех участников выше, чем до объединения.

Иерархия труда

Ведущей социальной структурой в истории человечества является иерархия труда, см. определение, потому, что она обеспечивает производство и/или сбор выработанных людьми продуктов для жизни всего общества или только для работников самой структуры и их семей.

К иерархиям труда (это уже, чем понятие «организации») относится значительная часть современных государств, а В ПРОШЛОМ ВСЕ ГОСУДАРСТВА, феодальные иерархии, точнее феодальные сеньориальные хозяйства и промышленные предприятия, начиная с мануфактуры.

Государства, которые собирают налог на свое существование без волеизъявления и одобрения граждан, являются такими же иерархиями труда, как и исторически более поздние сеньориальные хозяйства Западной Европы и промышленные частные предприятия. Но в двух последних работник может поменять место труда и он тем самым ограничивает среднюю эксплуатацию.

Государства как иерархии труда есть социально независимые государства, то есть государства, не зависящие от подданных. В них подданные зависят от государств силой аппарата и принуждением к труду (потребность безопасности I).

Государства как иерархии труда - роль империй

Государства как иерархии труда в истории формально делятся на несколько последовательных типов:

Патриархальное или первичное государствосовокупный земледелец – центр притяжения  населения к землям повышенного и природно возобновляемого плодородия в период до открытия технологии железа.

Имперское государство земледельческого типа , завоевывающее чужое население и ведущее хозяйство путем использования людей различной принадлежности. Причем различие принадлежности является важным фактором в массовой политике, несмотря на участие отдельных представителей меньшинств в органах управления - Османы (Порта), СССР.

Империи особенно земледельческие как иерархии труда имеют свою особенность. Их военное дело и функция – основная и важнейшая. Цель государства тогда – системное использование всего населения и сил, ресурсов для победы над врагом. Всякая война вызывает потребность безопасности I (страх боли и гибели). Она требует системного планирования операций, материалов, использования в войне и в подготовке к ней людей и ресурсов. Она требует подчинения частных людей и их интересов целому и командованию и потому государству. Всякий частный интерес, тем более частная торговля и предпринимательство в империи, должно быть подчинено военной функции государства и чиновников.  Отсюда понятна ненависть имперских чиновников к частному бизнесу и свободному волеизъявлению, даже к спорам на политические темы. Потому и идеология и даже история должна служить готовности гражданина к бою и смерти без сомнений в справедливости борьбы. Единый учебник истории и даже плановость социализма взяты из этой корзинки.

В докапиталистический период в империях происходит ослабление военно-политического единства (феодализация) и демотивация  или отчуждение населения от власти. А далее в ход идет взаимодействие с более молодыми империями или с кочевой периферией.

Кочевые империи внутренне неустойчивы и в рассмотрении исторического процесса выполняют функции обрушения слабых земледельческих империй, если не становятся сами земледельческими (как Халифаты и Порта).

Феодализм в Европе, его суть и историческое значение до сих пор не были в исторической науке до конца поняты. В реальности – это локальный прорыв имперских циклических процессов распада и восстановления с расширением при взаимодействии с патриархальной периферией. Прорыв идет в особой точке безопасности - месте относительно высокой плотности освоения земледелия , куда не способна докатиться новая волна патриархальной периферии.

Закономерное появление сеньориальных хозяйств (в рамках одной принадлежности) как результат стопроцентной коррупции и одновременно как предельное (до голода) разрушение разделения труда,  когда нечем кормить дружину и приходится пахать самим франкам, ведет к новому свойству. Это появление возможности «перехода-бегства» и автоматического регулирования норм эксплуатации. Этот результат представим и в таблицах МаслоуВ империях такое невозможно.

Забота о работнике (а чем кормить моего рыцаря) идут в Европе отсюда - сбережение людей и Божий мир - тоже отсюда. А в конце стоят права человека!

Феодализм и ведет к росту населения и совокупного продукта земледелия, создает условия для независимого от отсутствующей центральной власти роста ремесла и города как вооруженной и соционезависимой общины – коммунальное движение. 

Государства абсолютизма, вновь созданные в Европе, уже отличаются от обычных империй потому, что зависят от рыночного фактора – политически активных городов и фактора анархии дворянской аристократии.

Демократии и рынок

Государства, зависящие от волеизъявления населения именуются социозависимыми или демократиями. 

Начальные ростки демократии известны в античном мире – мире относительно высокой безопасности (острова и полуострова, закрытые горными грядами) от варваров и на пространстве монополии на средства транспорта – безопасное мореплавание «морских народов».  Так Афины – демократия, но в реальности рабы ниже указывают на ее ущербность. И кроме того, расширяющееся общение и масштабы империй поглощают мелкие формы полисной античной демократии, где война постоянно играет ведущую и поглощающую демократическое управление (расслоение и необходимость срочных военных решений) роль.

Рыночные процессы в Западной Европе (и позже в Японии) порождают новые явления, которые ведут к укреплению частной собственности как основы обмена и уравнивания прав обменивающихся сторон. Возникает борьба против сословных прав, то есть за равные права человека и к ликвидации, в том числе, и остатков принуждений к сосуществованию товаропроизводителей разной этнической принадлежности. Многонациональная Европа постепенно объединяет  единые рыночные анклавы «по принадлежности» (Германия, Италия). Но, кроме Прибалтики и Финляндии, практически все народы еще раз «примеряют» на себя имперские одежды либо в Средневековье или в Новое Время. Все, что осталось в смешении принадлежности Европы получает свое отражение в мирных движениях сепаратизма уже в конце XX-го и в начале XXI-го веков.

Появление социозависимых государств означает новую тенденцию превращения государств-иерархий труда в новые структуры, уже контролируемые обществом или имущей частью общества. Условно их можно именовать демократиями, если только не забыть, что принадлежности, освоившие демократию, снова создали в Новом времени колониальные империи (ресурсное превосходство в оружии, не менее, чем изобретение железа – пулемет Максим).

Почти сразу с созданием новых буржуазных государств начат процесс «освоения» и впоследствии «передела» патриархального мира, не включенного еще в мировой производственных процесс. Этот мир стал колониальным. Империи колониальные несколько иначе относятся к колониям. Колонии эксплуатирует не само государство, а частный бизнес. Поэтому государство не возвращается к чистой империи.

Но любые монополии, включая военную, разрушают или ухудшают рыночный потенциал и саморазвитие демократических обществ, мешают их развитию.

Взаимодействие рыночных демократий со старыми земледельческими империями получило новые особенности. Империи начали попытки строить «свой» рынок. Но, в конечном счете, такое земледельческое государство тратит налоги не совсем так, как нужно обществу. Это свойство монополий – механизм закономерный через психологию. И рано или поздно через ряд процессов в экономике и через этапы в психологии ведущих слоев аппарата и населения такие государства отстают от рыночных неимперий (или «демократий»), даже с учетом колоний у последних.

Кроме традиционных форм столкновений с странами Запада (Япония до Мэйдзи, Китайская империя Цин), появляются новые формы зависимости: финансовой (Порта, СССР), как и наркотической (Цин), что собственно указывает и на опасность Афганского наркотического трафика для России).

В настоящий момент после разрушения колониальной системы западный индустриализм находится в разной степени связи с империями и транзитными обществами второго эшелона (Россия, Украина и др.) и с патриархальным миром через покупку сырья или низко квалифицированного труда.

Столкновения империй и демократий

«Демократии» по ряду причин уже почти не способны эффективно воевать на том ж уровне, что и  земледельческие империи. Если они и воюют, то при исключительном военном превосходстве и безопасности своих солдат (колониальные войны). Частный интерес участников устойчиво мешает «демократиям» проявлять системное коллективное поведение, если оно не мотивировано для всех участников (как оборона, борьба за свою свободу). Отсюда неэффективность агрессии военных сил Запад в сравнение с представлениями о возможностях России. По сути, демократиям, как и рыночным обществам силовые действия глубоко противопоказаны. Войны и насилия ведут к разрушению рынка и ущербу в экономическом развитии, росту роли монополий и государства. Последние приобретают в демократиях признаки новых угроз для рыночного развития общества.

Войны везде всегда были потреблением  или использованием уже созданного чужого ресурса. Они есть чистое потребление даже в случае подготовки обороны.

Рыночный обмен есть отражение реальных производств и мотивации к  такому производству. И именно обмен отражает парадигму взаимного обслуживания и оказания услуг в мировом сообществе Человека.

23) Противоположность войны и рыночных отношений доказывает важность ограничения функций империй и преобразования империй в демократии с переходом к самоопределению народов. Это  логическое следствие функций. Рыночному обмену (если нет каких-либо монополий) нет выгод от войн. Два типа государственности – военной и индустриальной, как говорили Спенсер и даже Бехтерев – более антагонисты, чем что-либо.

Есть и ложка меда в эту бочку дегтя. Деколонизация. Усилия СССР – империи равенства, построенной на монополизме одного класса над обществом с фактической подменой монополии класса монополией элиты партии и потом имперского государства - привели к разрушению колониальной системы Мира. Россия в раздаче автомата Калашникова привела к ликвидации монополии Запада на автоматическое оружие. И Запад во избежание полного господства СССР над патриархальным миром, сам вынужден был прекратить колониальные формы господства и влияния, перейдя к более гибким отношениям.

Так же следует трактовать и Вторую мировую войну. После Первой мировой войны возникли две империи, из которых первая оказалась более «справедливой» в отношении ЗАЯВЛЕННЫХ ПРИНЦИПОВ, но которая их конечно не соблюдала даже в отношении своих солдат (сравнить потери), своего населения и последствий своего «освобождения других народов». Первая империя победила вторую, но вторая и была создана с целью уничтожить первую. И сам Запад и все демократии должны это признать как свою ошибку. А Первая империя - СССР должна признать свое намерение установить коммунистическое влияние в мире путем диктатуры пролетариата или силового освобождения. Фашизм и национал-социализм – это большая Аль-Кайда Европы против СССР. Так что, наоборот, Усама Бен Ладен – это маленький Гитлер от США (1988), который дал возможность после теракта 11.09.2001, кто бы его не сделал, вторгнуться в Афганистан и создать там наркотический оазис против Северной Евразии. Сложности взаимоотношений империй постоянно усложняются - стоить вспомнить и опиумные войны.

Современные проблемы империй

Огромное количество вновь возникших государств в ходе распада прошлых и колониальных империй оказались новыми маленькими империями не по своей воле. Дело в том, что культурные элиты не поняли значения роли этнической и культурной принадлежности или даже считали удобным «разделять» и тем «властвовать».

Таковы примеры Польши в прошлом (3 части). Таков современный трагический Курдистан (ныне 4 части). Азербайджанцы разделены на два государства.  Африканские бывшие колонии разделены  в 1960-е по плоти народов без счета.

А каждое государство с несколькими народностями приобретает все свойства империи и не зависимо от того, какая национальность оказывается у власти.

Еще раз! У человека есть такая потребность – принадлежность (этническая). Особенность ее – на освоение своего языка и культуры требуется времени больше, чем на любую другую. А чужую принадлежность (имея свою родную) с возрастом и часто вообще не освоить. И внедренная принадлежность народа-завоевателя, как правило, лишает смысла собственную принадлежность присоединенных народов, она лишает смысла народную самоидентичность и тем нарушает равенство участников рыночного процесса.  

Однако пока империя не вступает в рынок, своей принадлежности (подчиненного народа в сельской местности) достаточно и в империи, если империя эксплуатирует умеренно (что большая редкость).

Как только в империи начинаются рыночные процессы, так сельское подчиненное население начинает ощущать недостаток своей принадлежности. Чужая принадлежность у завоевателей – мешает рынку (налоги, документы, торговля. услуги, судопроизводство и арбитраж, права человека. Бытовой шовинизм резко возрастает в связи с ростом межнациональных рыночных отношений. Это коренная причина. Она «спит» пока у империи есть ресурсы поддерживаться порядок (иногда подчиненные народы в поздних современных социальных империях «покупаются льготами»). Волнения, связанные с равными правами, ведут снова к торможению демократии.

И рынок потому выгоднее и удобнее народам строить в моноэтническом и монокультурном государстве. Всякие разговоры о "плавильном котле" есть фальшь,  связанная  с тем, что все иноэтнические группы оказываются в силу слабости культуры второй принадлежности годными лишь на низко квалифицированную работу. «Плавильный котел» в новых теориях этногенеза наций – это ориентация на страдание тех, кто не может ощущать себя равным и влачит жизнь в подчиненном состоянии – лишь дети таких людей имеют шанс стать равными и то при справедливой системе образования.

Между тем низкая оплата неквалифицированного труда влечет консервацию низкой технологической культуры хозяйства.

Наоборот, равные возможности всех людей вызывают в бизнесе стимул к росту производительности труда, синтезом которого на данный исторический момент является автоматизация и роботизация самых затратных сфер, а позже и всех отраслей хозяйства. Высокий и творческий труд на фоне автоматизированных форм простого труда – вот что есть развитие общества.

Выводы (продолжение 1)

24) Предложение моноэтничности, выделенное выше, не есть какое-либо указание на необходимость раздела, более того, всякая этническая чистка есть имперское действие со всеми вытекающими следствиями. Народы в росте благосостояния и культуры самоуправлении долгое время должны жить вместе, пока не научатся управлять своими регионами, пока не будут уверены в собственной самодостаточности, пока не пожелают стать самостоятельными.

25) Быть терпимым к потенциальной возможности этого – важнейшее свойство политической культуры. Культура терпимости, несомненно, выше империи и на уровне демократии.

Но когда «величие» и целостность подразумевается как сила и угроза среде обитания, как подчинение целому в целях опасности внешних и внутренних врагов – мы имеем синдром имперской монополии и желание старого чиновничества выжить в своем господстве над обществом. И такая монополия закончится однажды, когда иссякнут ресурсы, когда в отчуждении и демотивации закончится всякая народная самодеятельность – единственный источник существования всякой социальной и государственной структуры. Риск взрыва тогда, как в Африке, и результат тот же Ребенку, сломавшему ложку и разбившему чашку, требуются новые, и они не сделают его старше или умнее. 

Имперская «культура» в процессе длительного взаимодействия с демократией постепенно попадает в такой же цикл распадов, в какой попадает изначально абсолютизм моноэтнического государства: «вооружения (и войны) – финансовый и экономический кризис – ослабление – внутренние смуты – уступки или частичный распад – очищение и новое развитие».

26) Задача демократов во всем мире бороться против любой военной активности всех империй, включая возможные новые потенции монополий в индустриализме, см. ниже.

Итак, на вопрос, как вести себя в момент преступления собственного государства, честный ответ состоит в том, что следует выступать всегда с критикой такого поведения.

Следует выступать против всех преступлений и соседних режимов или империй. Поддерживая борьбу с империями, следует препятствовать и аннексионистским военным действиям своей власти, как и чужой.

27) Следует протестовать против ксенофобских выступлений в Интернете и против сайтов, которые не удаляют ксенофобские и фашистские комментарии и может быть составить и вести список «отхожих сайтов», которые нормальным людям не стоит смотреть из принципа. Мы вместе сможем заставить сайты корректировать свою позицию, если будем выступать с их критикой. Достаточно предупреждать такие сайты и разослать по школам обновляемые списки аморальных и фашистских сайтов, сайтов, где «постятся» вурдалаки от человечества. Общество имеет право на неагрессивное и корректное изложение информации. И мы сами можем вымести мусор и грязь с площадок нормальной культуры.    

28) Рынок и война. Если общество выходит на уровень стихийных бедствий и угрозы жертв населения, то следует использовать методы чрезвычайных ситуаций и нетоварную и распределительную экономику для сохранения жизни населения (и это прямо следует из теории Маслоу). Однако такой период не может быть большим. Спасение населения многократно важнее, каких-либо угодий. Для России в свете ее положения и исторического опыта разговоры о расширении территорий или о «собирании земель» можно считать глубоко аморальными. Сбережение людей как важнейшей ценности и возвращение их на текущие российские земли (приглашение домой и жизнеустройство) должно быть главным требованием российского общества.

Новые сложности демократии

Демократия сложна потому, что требует больших усилий от граждан и их ощущения независимости. Она требует высокой психической культуры и совести, феномен, о котором следует говорить долго и серьезно как о технологии. Ранее совесть воспитывалась в режиме религий протестантизма и католицизма (исповедь) и как модель Божественного предназначения (что важно для укрепления и самоуважения при разделении труда). Ныне ей возникает совершено новое и рациональное основание.

Демократия имеет пока слабые места. И потому частный бизнес в современном мире постоянно находит источник дешевой рабочей силы и фактически и часто нарушает прямые права работника (как работника) или даже этнические права, не говоря уже о гендерных или этических.

Более того, сама Демократия испытывает в столкновениях с оставшимися империями (Россия и Китай, прежде всего) огромные отклонения от рыночных отношений.

Вот эти проблемы:

- падает качество гражданина и избирателя, его способность к логике, ответственность - все это влияние новых средств коммуникаций и СМИ - господство визуально-звуковых, а не текстовых форм, только текст книг и серьезных работ развивает мышление и воображение;

- падает ответственность гражданина и избирателя в связи с ростом предложений кредита и ориентации  общества на потребительство;

- падает качество и добротность труда бизнеса и растет его стремление к монополизму;

 -  падает качество политики, в связи с т.н. политкорректностью, политики избегают излагать избирателю стоящие перед обществом проблемы и ограничиваются лишь обещаниями;

- по ряду причин кризис семьи и демографии означает ухудшение передачи культуры от предшествующих поколений к следующим; это создает угрозу  сохранения культуры;

- в борьбе с видимыми или демонстрируемыми социальными затратами монопольной системы хозяйства СССР и лагеря социализма, погибших от перепроизводства своего монополизма, в свою очередь возросли социальные затраты на Западе, что порождает демотивацию труда (социальную леность, задержка на пособии);

-  последние два века демократия по сути постепенно все более стерилизуется банковским монополизмом частичного резервирования, как неправомерного доступа кредиторов к расчетным счетам производств и счетам до востребования обычных вкладчиков;

- Запад в форме фиатного фунта стерлингов Британской империи (1900-е годы) а потом (с середин XX-го века) в форме доллара США нашел новую основу своего монополизма - монополизма международной валюты как средства платежа. И такой монополизм через режим произвола валютного смягчения оказывается косвенным принуждением к использованию свободно печатаемого монопольного финансового ресурса. Это новое производство символического ресурса становится источником власти много более мощного, чем ракеты или энергоресурсы;

Последние формы монополизма могут вполне конвертироваться в инициацию различных социальных потрясений в режиме «управляемого политического хаоса». Его цель можно видеть в отвлечении внимания финансовой и производственной мировой системы от слабости старой монопольной фиатной валюты. Империи (любые), как и любые диктатуры и «чужие» монополии – лучшее приложение такой политики.

Однако, чем быстрее будет уходить мир от империй и насилия в целом, тем скорей дело дойдет и до ликвидации новых финансовых мировых монополий.

Выводы (продолжение 2)

29) Борьба с финансовыми монополиями и связанными с ними государственными структурами и финансовыми институтами есть пока не основная, но важнейшая будущая задача всех мировых демократий.

30) Борьба за сохранение и развитие культуры, прежде всего политической, является также важнейшей задачей демократии

 

Комментариев пока нет