Жизнь – это молодость

Жизнь – это молодость

Почему? Я думаю, что это так, потому что молодость для меня – это тот период, во время которого возможно все.

Именно в молодости и достигаются многие цели, поставленные в детстве и юношестве.

Именно в молодости мы заканчиваем институты, получаем высшее образование, потому что молодому организму подвластно практически все. Все дается легче, больше сил на достижение целей как в карьере, так и в личной жизни.

Также именно в молодости мы находим работу или в некоторых случаях сферу деятельности, которой мы посвятим свою жизнь или большую ее часть, чтобы каждый день просыпаться и с улыбкой на лице и хорошим, добрым настроем идти на работу.

В молодости мы осознаем большую часть жизненных правил, неких «законов», уроков и моральных ценностей.

Именно в молодости мы заводим себе друзей, попутчиков по жизни, ведь с возрастом  у человека появляется все больше критериев, по которым нужно судить людей и собственно выбирать себе единомышленников.

Можно сделать вывод, что в молодости мы выполняем большую часть своих намерений и  желаний. Мы находим друзей или оставляем некоторых в прошлом, заводим полезные и интересные знакомства, создаем семью, строим карьеру.

В общем, в молодости жизнь кипит и идет полным ходом. И совершенно нет времени на грусть и тоску.

                                                                                                    Ефимчук Мария, 6-б

 

 

Как Твардовскому удаётся создать яркий образ героя?

Наверное, если ты мастер, профессионал, яркий поэт, такой, как Твардовский,  то это  очень легко. Художник слова использует великое  множество лексических, синтаксических,  художественных средств  в поэме «Василий Теркин», чтобы этого добиться. Так, например,  благодаря только лишь просторечной лексике,  читатели  могут понять и народный характер персонажей, и характер самой войны. Каким образом?  Все знают, что  воевали на полях сражений  все: и деревенские и городские, и образованные и не очень, и молодые  и старые… Война буквально соединила всех  своей стихией. Следовательно,  всех объединили суровые законы военного времени и суровые будни войны, ее быт. Вот как это описывает поэт:

«Дельный, что и говорить,

Был старик тот самый,

Что придумал суп варить

На колёсах прямо.

Суп – во-первых. Во-вторых,

Кашу в норме прочной.

Нет, старик он был старик

Чуткий – это точно.

Слышь, подкинь ещё одну

Ложечку такую,

Я вторую, брат, войну

На веку воюю.

Оцени, добавь чуток

«– Вот ты вышел спозаранку,

Глянул – в пот тебя и в дрожь;

Прут немецких тыща танков…

Тыща танков? Ну, брат, врёшь.»

 

Отдельное внимание хочу уделить лексическим повторам. Как известно, повторы придают экспрессивность тексту. Твардовский знал об этом, ведь именно поэтому  вроде бы «лёгкие солдатские стишки» могут выглядеть мемуарами с множеством оборотов благодаря повторам  и придают настроение тексту, и подчёркивают мысли автора.

 

«– Сабантуй – какой-то праздник?

Или что там – сабантуй?

Сабантуй бывает разный,

А не знаешь – не толкуй,

Вот под первою бомбёжкой

Полежишь с охоты в лёжку,

Жив остался – не горюй:

Это малый сабантуй.

Отдышись, покушай плотно,

Закури и в ус не дуй.

Хуже, брат, как миномётный

Вдруг начнётся сабантуй.

Тот проймёт тебя поглубже, —

Землю-матушку целуй.

Но имей в виду, голубчик,

Это – средний сабантуй.

Сабантуй – тебе наука,

Враг лютует – сам лютуй.

Но совсем иная штука

Это – главный сабантуй

 

Ритмичность… На это в стихотворном произведении тоже стоит обратить внимание. Кстати, если вернуться к роли повторов, они так же придают ритмичность тексту. В некоторых  местах Твардовский использует смежную рифму, а в некоторых – перекрестную. Хоть эти рифмы считаются невыразительными, но у Твардовского всё совсем наоборот. Иногда пятая строчка в четверостишье подчёркивает основную мысль, а иногда и вовсе третья пропадает, что тоже придаёт красоту тексту.

 

«Всюду надписи, отметки,

Стрелки, вывески, значки,

Кольца проволочной сетки,

Загородки, дверцы, клетки -

Все нарочно для тоски...»

 

Хоть и размер поэмы – четырёхстопный хорей, но в главе «Переправа» есть и пятистопный, и трёхстопный, и двустопный.

Итак, подведём итог. Образ главного  героя поэмы строится на богатстве возможностей  средств выразительности самого текста. Герой, как и язык текста, яркий, выразительный, донельзя простой, и самое главное – запоминающийся.

 

Альбина Каюмова, 8-б