Есть мнение

Жесткий взгляд на "мягкую силу"

29 октября 2016

За последние два десятилетия термин "мягкая сила" стал одним из самых спорных понятий в международных отношениях и вошел в список самых популярных клише для политиков. Несмотря на растущий объем литературы по этой теме и изрядное количество политических курсов, утверждающих некое использование элементов мягкой силы, до сих пор нет единого мнения о том, что именно представляет собой мягкая сила, как она работает и как можно оценить ее эффективность.

Стоит начать с того, что термин "мягкая сила" ввел Джозеф Най в 1990-ом году, и в его понимании, мягкая сила означает "заставить других хотеть того, чего хочешь ты". Следовательно, мягкая сила - это способность добиваться желаемых результатов на основе добровольного участия, симпатии и привлекательности. В отличие от жесткой силы, которая предполагает принуждение и плату, мягкая сила нацелена на привлечение и формирование предпочтений. В то время как жесткая сила основывается на угрозах (кнут) и поощрениях (пряник), мягкая сила опирается на способность установки цели в мировой политике, которая основывалась бы собственных принципах и идеях. Источниками мягкой силы являются культура, политические ценности и институты. Най полагает, что США были привлекательны для всего остального мира именно засчет их политических ценностей, демократических институтов и массовой культуры. В связи с этим Вашингтон обладает способностью достигать некоторые из своих внешнеполитических целей, не прибегая к принуждению, угрозам и взяткам.

Мягкая сила подвергается жесткой критике как достаточно неэффективная и расплывчатая концепция. Неореалисты делают акцент на жесткую силу, т.е. военную и экономическую, и принижают роль культуры и ценностей в формировании событий. Критики утверждают, что мягкая сила - это всего лишь отражение жесткой силы. Государства могут применять мягкую силу только через жесткую. Только государства с существенной военной мощью, экономической силой и развитым промышленным комплексом могут претендовать на эффективное осуществление мягкой силы. Другой аспект критики заключается в том, что в целом силу измерить трудно, а мягкую силу тем более. По самой своей природе, мягкая сила - это относительное и неясное понятие, которое по сути почти не поддается количественной оценке. Количественные показатели, в свою очередь, могут быть использованы для измерения элементов жесткой силы (население, расходы на оборону, военные объекты, ВВП и последствия экономический санкций), а такие понятия, как влияние, репутация и культурная сила так просто не измеришь.

Отсутствие четкой концептуальной структуры для мягкой силы становится очевидным, когда последняя перетекает в публичную дипломатию и стратегическую коммуникацию. То, как работает мягкая сила, зависит от природы государства, которое ее, собственно, использует, от типа передаваемого сообщения и природы получателя. Последние случаи кампаний мягкой силы подчеркивают тот факт, что ее успешное применение весьма ограничено.

В Ираке США не смогли завоевать сердца и умы населения. Подавляющее большинство было против американской военной оккупации, и это оказало глубокое влияние на продолжительность и интенсивность противоповстанческой кампании. Коалиционные ВС не смогли успешно передать свое сообщение. Причина этой неудачи лежит в особенностях как посланника (США и коалиционные силы), так и получателя (иракцы). США в общем не хватало доверия со стороны арабского мира, и иракцы были весьма скептически настроены в плане намерений Вашингтона. Америка проиграла битву за душу иракского населения и ко всему прочему умудрилась потерять доверие некоторых своих союзников. Причиной этому послужило то, что в иракском обществе не было фундамента для восприятия той информации, которой их пытались "накормить", они были культурно невосприимчивы к таким сообщениям. К тому же, информационная кампания США должна была конкурировать с довольно жесткой информационной кампанией, которая проводилась как внутри, так и за пределами Ирака. Повстанцы сумели мобилизовать часть населения и обеспечить достойную анти-американскую риторику. Более того, народ Ирака был впервые подвергнут альтернативным источникам информации. В период после вторжения американских войск, у иракцев был доступ к спутниковому телевидению и зарубежной службе новостей, и, как результат, часть населения стало еще более вражески относится к американским войскам. Оккупация столкнулась с ярым желанием иракцев восстановить контроль над своей страной и подлила масло в огонь, в котором США воспринимались как имперская держава, которая вторглась в их страну с целью эксплуатации ее природных ресурсов.

Пример с Ираком наглядно демонстрирует ограниченность мягкой силы. Серьезным препятствием является то, что ни одно государство, каким бы могущественным оно ни было, не может контролировать информационную сферу. США не обладали монополией на средства связи и, следовательно, не смогли сформировать благоприятные для себя условия в таком закрытом обществе как Ирак. Отвечать на контр-информацию, опровергать теории заговора, заполнять информационный ваакум и строить доверие одновременно - это не простая задача, даже для "гегемона".

Комментарии 4

<p>
А можно ли сделать вывод: если понятие спорное и такое расплывчатое, то может лучше его исключить из применения для "официальных" оценок? 
</p>
<p>
Спасибо за вопрос. Я думаю, что мягкую силу все еще можно воспринимать как некое направление внешней политики страны с целью улучшения ее имиджа за рубежом. Успешна такая политика или нет - это уже другой вопрос, однако полностью закрывать на нее глаза было бы не совсем корректно, т.к. она бесспорно играет некую роль в применении той же жесткой силы.
</p>
<p>
А можно ли сделать вывод: если понятие спорное и такое расплывчатое, то может лучше его исключить из применения для "официальных" оценок? 
</p>
<p>
Спасибо за вопрос. Я думаю, что мягкую силу все еще можно воспринимать как некое направление внешней политики страны с целью улучшения ее имиджа за рубежом. Успешна такая политика или нет - это уже другой вопрос, однако полностью закрывать на нее глаза было бы не совсем корректно, т.к. она бесспорно играет некую роль в применении той же жесткой силы.
</p>