Главная тема Новости

Закон о банкротстве физических лиц: кому «плюсы», а кому «минусы»

29 октября 2016

Напомним нашим уважаемым читателям, что продолжаем обсуждать вступивший в действие с 1 октября 2015 года федеральный закон о банкротстве физических лиц.

И так, переходим ко второму участнику отношений по поводу банкротства физлиц – кредитным организациям. По новому закону и они могут инициировать банкротство заемщика-должника для возвращения своих денег. Хотя, по словам самих банкиров, их выгода от закона несколько преувеличена, ведь невозвратные кредиты «списывали» всегда. Теперь же по решениям суда можно будет хоть какую-то часть долга вернуть и списать его, чтобы освободить резервы. «А в основном это, конечно, для граждан, чтобы он (закон – прим. автора) им помогал», - убеждает общественность исполнительный вице-президент ассоциации российских банков Юрий Кормаш.

В том, что банкиры лукавят и свою выгоду никогда не упустят, уверен Председатель Московской городской коллегии адвокатов (МГКА) «Московская гильдия адвокатов и юристов» Михаил Авдеев. «В условиях нестабильности финансовой и вообще экономической сферы российские банки стремятся к стабильности и хоть какой-то предсказуемости (прогнозируемости) по выдаче и возврату кредитов», — поясняет свою мысль адвокат.

Эксперты считают, что часто банку проще отобрать квартиру у не способного выплачивать проценты по ипотечному кредиту заемщика, продать ее и быстренько вернуть деньги, хоть и с потерями. Ведь в условиях полной нестабильности в финансовом и валютном секторах деньги «здесь и сейчас» для банка крайне важны, а процедура банкротства гражданина облегчает банку решение этой задачи. Кроме того, банк может с возвращенной пусть части долга снова получить выгоду, отдав их в кредит новому заемщику.

Более того, отдельные специалисты в области финансов прямо называли проект закона «Законом в пользу банков» (закон не сильно отличается от проекта – прим. автора). Например, на сайте «Финэксперт24» (http://finexpert24.com) предлагают вникнуть, почему. Приводим их доводы без комментариев. 1. Банк может начать процедуру банкротства по своей инициативе без вашего согласия. 2. Банк, начиная процедуру банкротства первым, ставит своего (во всех смыслах) конкурсного управляющего, который будет искать и распродавать ваше имущество. 3. Конкурсный управляющий может признать ничтожными сделки, которые были совершены даже год назад (например, 10 мес. назад вы продали или подарили машину, суд может отменить эту сделку). (Об этом подробно ниже – прим. автора) 4. Вы должны будете оплачивать работу конкурсного управляющего, от 20-30 тысяч рублей ежемесячно. (Предполагается, что сумма вознаграждения финансового управляющего, регламентированная законом в 10 тысяч рублей, будет превышена – прим. автора).

Своеобразные итоги подводит заместитель председателя МГКА Людмила Грудцына: «В случае банкротства гражданина в плюсе оказываются обе стороны. Но все-таки этот закон не был бы принят без лоббирования со стороны кредитных организаций и финансовых групп. И выгоден он, на наш взгляд, в большей степени банкам, чем простым гражданам, решившим обанкротиться».

Но и это еще не все. В МГКА считают, что принятие закона о банкротстве физических лиц — «только начало пути, по которому пошли банки». За этим шагом может стать, например, введение новых обязательных видов страхования (скажем, от преднамеренного банкротства или от риска банкротства), наделение банков правом самостоятельного повышения процентов по кредитам или других страховых и страховочных выплат в случае задержек оплаты со стороны заемщиков.

Так о какой же пользе закона для заемщиков вообще можно вести речь? Больше того, некоторые эксперты заявляют о том, что в итоге принятия закона о банкротстве «однозначно проиграло общество, то есть все мы». Например, Людмила Грудцына кроме двух сторон отношений по поводу нового закона – кредитора и заемщика – называет третью сторону — «все мы, общество». Доктор юридических наук, профессор Грудцына полагает, что новый закон весьма негативно отразится и на «добропорядочных гражданах». «Ведь теперь банки будут более детально и въедливо проверять своих потенциальных клиентов (граждан, оформивших заявки на получение кредита) чтобы как можно раньше выявить возможного «банкрота» и заранее отказать ему. Кроме того, банки еще должны будут проверять потенциального заемщика вот на какой момент: не открыл ли тот в отношении себя процедуру банкротства или не обанкротился ли в последние три года. Затраты на все эти операции однозначно лягут на плечи добросовестных плательщиков. При этом проценты по кредитам будут расти, так как в них банки заложат страховку на случаи "ошибок". Так что нагрузку в виде повышенных процентов понесут абсолютно все (суммы страхования, привязанного к кредитам, также возрастут)», - раскрывает свой тезис адвокат.

Очевидно, что в результате в накладе останутся и обанкротившиеся, и исправно выплачивающие свои долги, и потенциальные клиенты банков. Но есть еще одна категория лиц, принадлежащих к «третьей стороне», которые или имеют не прямую связь к отношениям «банк – заемщик», или вообще никакой связи.

Напомним, что в случае признания должника банкротом, назначенный управляющий, досконально изучив его материальное положение, решит, что входит в перечень жизненно необходимого имущества, а остальное выставит на торги. При этом за попытку скрыть имущество, преднамеренное и фиктивное банкротство должникам грозит до шести лет тюрьмы. Не смогут они и переоформить перед процедурой банкротства свое имущество на третьих лиц — все подобные сделки будут оспариваться в суде.

Вот как комментирует ситуацию и возможности оспаривания сделок должника-гражданина по уводу активов в преддверии банкротства Алексей Карпенко, старший партнер компании Forward Legal. Прежде недобросовестные должники — физические лица, предвидя проблемы с кредиторами, переоформляли свое имущество на родственников или друзей, или расплачивались с наиболее «важным» кредитором в ущерб другим. В результате кредиторы зачастую лишались возможности удовлетворить свои требования за счет имущества должника. По новому закону оспариваться могут подозрительные сделки и сделки должника, влекущие за собой оказание предпочтения одному из кредиторов перед другими. Приведенные выше примеры подпадают под данные определения сделок. Более того, оспаривать такие сделки кредитор может самостоятельно, не прибегая к помощи финансового управляющего. Достаточно иметь требование, составляющее более 10% от общего объема задолженности. Введение этого института резко сокращает поле для маневра должников и дает кредиторам очень мощный инструмент обеспечения своих интересов.

Что же делать, например, супруге новоиспеченного банкрота? Ведь даже если официально у нотариуса или в суде имущество супругов было разделено, но суд с подачи арбитражного управляющего и с участием банка докажет, что это выделение супружеской доли было сделано с целью отвлечения от нее взыскания, то с ней можно проститься. Или старикам-родителям, которые будут выкинуты на улицу вместе с сыном-банкротом из ипотечной квартиры, ведь, напоминаем, что ее могут оставить, только если она единственная и в ней зарегистрированы несовершеннолетние дети, т.к. органы опеки не согласятся на ухудшение условий проживания детей. Получается, что старикам эти условия ухудшать можно.

Вспоминается история Древней Греции, где в случае неспособности отца семейства, юридически владеющего имуществом, расплатиться по долгам, вся семья, включая жену, детей и прислугу, попадала в долговое рабство, из которого они могли выйти только после того, своим физическим трудом полностью компенсировали убытки кредитора.

Однако все описанные случаи касаются людей, связанных с обанкротившимся гражданином родственными или дружескими узами. Но ведь могут пострадать и совсем чужих банкроту граждане. Предположим, если будет доказано, что заемщик, имеющий долг свыше 500 тысяч рублей, умышленно не исполнял свои кредитные обязательства, то по закону все его сделки за последние 3 года будут аннулированы. А это означает, что все в суды о взыскании будут привлекаться те граждане, которые купили у недобросовестного потенциального банкрота имущество (автомашину, квартиру и пр.). Имущество уйдет банкам в счет погашения долга, его бывший собственник может подать в суд на должника, но брать у последнего нечего! Чем виноват честный, совершенно посторонний должнику покупатель? Ответа на этот вопрос новый закон не дает.

Так в чьих же интересах был принят закон? Может быть, его цель состояла в снижении закредитованности населения? Аналитики отмечают, что новый закон на общую ситуацию с кредитами существенно не повлияет. Председатель Арбитражного третейского суда города Москвы Алексей Кравцов приводит такие доводы: «Банки изначально закладывают риски невозврата в процентные ставки по займам. Поэтому банкиры от этого закона не пострадают. Конечно, теперь они более внимательно оценивают платежеспособность заемщиков: никто не заинтересован в росте проблемных долгов. Надежных — кредитуют, а на должников стали подавать в суд. Сегодня количество исков банков о досрочном погашении задолженности значительно увеличилось. Еще год назад, когда приняли закон, банкиры поняли, что граждане будут подавать на банкротство. Тогда же банки начали «подчищать хвосты» и взыскивать задолженности, чтобы успеть до вступления закона в силу».

Отдельные эксперты полагают, что все-таки закон предусматривает интересы населения с точки зрения снижения социальной напряженности. Алексей Кравцов так комментирует ситуацию. Поддавшись красочным рассказам банкиров о легкости займов, граждане набрали огромный объем кредитов. Вся проблема в том, что многие заемщики — с доходами ниже среднего. Столь разумное на первый взгляд решение — выплачивать большой кредит маленькими суммами — обернулось печальными последствиями: набравшему холодильников и телевизоров человеку стало не на что жить. Альтернативой стала распространенная в мире процедура — банкротство физлиц. «Возможно, социальная напряженность спадет, пока граждане не поймут, что их доходы после банкротства не увеличатся», — полагает Кравцов.

Но, позвольте, хотя социологи и фиксируют некоторый «рост беспокойства» (недавний опрос ВЦИОМа), однако напрямую на свое недовольство жизнью жалуются лишь 15% респондентов. И сколько среди них неспособных оплачивать свои кредиты, еще надо посмотреть. Известный журналист Вячеслав Костиков отмечает, что сегодня наблюдается самый низкий уровень недовольства за последние 10 лет. «Свое нынешнее материальное положение 70% россиян оценивают как среднее. Половина россиян считают, что такое положение дел («не слишком хорошо, но и не слишком плохо») сохранится и в ближайшие годы. Количество пессимистов за последние 10 лет возросло лишь на 1%», - продолжает Костиков. Почему это происходит – тема отдельного разговора, но получается, что о «снижении социальной напряженности» в сегодняшних условиях, если верить соцопросам, говорить неактуально.

К сожалению, в очередной раз приходиться делать вывод о том, что государство опять играет в свою игру и ищет свою выгоду. Мы о том, что в результате вступления в действие с 1 октября 2015 года нового федерального закона о банкротстве физических лиц, в выигрыше, помимо банков, окажется и само государство. Это наше мнение подкрепляется суждениями специалистов. «Помимо банков, выгодоприобретателем является само государство. Ведь процедура банкротства, хоть и будет проходить в судах, но по понятному и упрощенному шаблону. Так государство пытается универсализировать, автоматизировать, минимизировать и ускорить свое участие в этих делах», - полагает, например, Михаил Авдеев.

Странное все-таки у нас с вами, уважаемые читатели, государство, позиционирующее себя как социальное. Вместо того чтобы в условиях все ужесточающегося кризиса облегчать жизнь своим гражданам, оно, как будто нарочно, ее осложняет. Вместо государственного регулирования социально значимых процессов (таких, в частности, как банкротство физлиц) оно минимизирует свое участие в них. Вместо того чтобы финансово укреплять реальную экономику, оно поддерживает банки. Вместо того чтобы снижать акцизы, а следовательно, и розничную цену на бензин, оно ослабляет налоги нефтяным кампаниям. Да ладно если бы просто нарочно, так ведь нет, специально для облегчения своей жизни. Ведь получать выгоду, буквально отнимая последнее у простых граждан намного проще, чем ограничить аппетиты монополистов и заставить их поработать на государство, а через него (если оно социальное) и на своих сограждан.

 

Комментарии 4

<p>
В результате грабительской политики МФО небогатые граждане зачастую оказываются за чертой нищеты. Нужно прекратить деятельность микрофинансовых организаций. Если их деятельность не будет запрещена, банкротства граждан станут массовым явлением, как точно отметил С.М.Миронов.
</p>
<p>
Лучше переждать какое-то время и обойтись без кредитов
</p>
<p>
В результате грабительской политики МФО небогатые граждане зачастую оказываются за чертой нищеты. Нужно прекратить деятельность микрофинансовых организаций. Если их деятельность не будет запрещена, банкротства граждан станут массовым явлением, как точно отметил С.М.Миронов.
</p>
<p>
Лучше переждать какое-то время и обойтись без кредитов
</p>