Ядерные испытания в США: три признака возобновления

Характерными признаками движения в этом направлении является череда определенных событий и обстоятельств, которые имели место в Соединенных Штатах, в особенности начиная с 2018 года.

Первое. Определенным практическим признаком движения в этом направлении является заметная активизация обсуждения такого вопроса на весьма высоком военно-политическом уровне в Вашингтоне, которое состоялось в середине мая этого года. Как свидетельствуют американские СМИ, оно было целенаправленным.

Второе. Подготовка к этим «экспериментам» стала обеспечиваться масштабным дезинформационным прикрытием, призванным отвести нелицеприятный огонь критики от Соединенных Штатов на тот случай, если они вознамерятся пойти на реальные подземные испытания ядерных взрывных устройств.

Наконец, третье: политико-правовой основой для возобновления таких испытаний является нынешняя наступательная ядерная стратегия США, принятая нынешней американской администрацией в феврале того же года, которая предопределяет возможность расконсервации названного полигона.

Особенности проявления трех признаков целенаправленных приготовлений Вашингтона к таким испытаниям заключаются в следующем.

По данным информированной газеты «Вашингтон пост», тема возобновления ядерных испытаний на невадском полигоне была обсуждена на закрытом совещании высокопоставленных представителей «высших органов национальной безопасности», которое состоялось 15 мая текущего года. Судя по поступающей информации, подобный обмен мнениями названных представителей будет продолжен.

Помимо разъяснений, что повестка дня таких дискуссий  касается именно проблематики возобновления ядерных испытаний, высказывается предположение, что американское военно-политическое руководство хотело бы с их помощью подтолкнуть Пекин стать участником каких-то будущих переговоров по сокращению ядерных вооружений в составе США, России и Китая, идею проведения которых отстаивает Дональд Трамп, несмотря на решительный отказ китайской стороны – в основном из-за пятикратного дисбаланса между ядерными арсеналами США и КНР в пользу первых. Также отмечается, что своими разговорами о проведении взрывов на невадском полигоне в Вашингтоне хотели бы продемонстрировать Москве и Пекину, что своими близкими по времени экспериментами Соединенные Штаты рассчитывают в целом обеспечить себе благоприятную переговорную позицию на таких трехсторонних переговорах.

Национальному управлению ядерной безопасности и Министерству энергетики, которые в пределах своих полномочий отвечают за разработку, производство, безопасность и надежность ядерного оружия, поручено провести необходимые подготовительные работы в штате Невада и провести ядерные испытания, «если об этом будет принято соответствующее решение». Немаловажно напомнить, что названный «ядерный обзор» безапелляционно закрепил позицию президента Дональда Трампа: Соединенные Штаты не будут ратифицировать Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), который был подписан ими еще в сентябре 1996 года, то есть в тот год, когда он был официально отрыт для подписания.

Американская пропагандистская машина уже несколько месяцев продолжает «наводить тень на плетень», пытаясь через свои СМИ голословно обвинить Россию и КНР в том, что они, дескать,  нарушили некий  «нулевой стандарт по мощности ядерных испытаний», когда провели подземные или иные испытания ядерных взрывных устройств «чрезвычайно малой мощности». Подобные обвинения были отражены в очередном годовом докладе государственного департамента США о выполнении соглашений в сфере контроля над вооружениями, который был выпущен в апреле этого года. Закономерен вопрос: где и когда были проведены такие российские или китайские испытания? Естественно, что никаких доказательств в поддержку такого заявления Вашингтон не предъявил. Не подтвердили эту сказку и сейсмологические станции, имеющиеся во многих государства мира. А Москва и Пекин с понятным возмущением опровергли очередную американскую газетную «утку».

Действующая ядерная стратегия США в своей открытой части, названной «Обзор ядерной политики Соединенных Штатов Америки», предусматривает «вскрытие» невадского ядерного полигона с целью возобновления на нем испытаний новых ядерных взрывных устройств для оснащения боезарядов нового поколения. Они будут устанавливаться на ракетно-ядерные носители полностью обновляемой стратегической ядерной триады, к созданию которой американская сторона уже приступила. Как зафиксировано в этой ядерной стратегии, «… Соединенные Штаты должны сохранять готовность к возобновлению ядерных испытаний, в случае необходимости, с целью ответа на сильные технологические или геополитические вызовы».

Замеченные приготовления к возобновлению ядерных испытаний в США вызвало критическую реакцию в различных странах мира, в том числе и в американском экспертном сообществе. «Это было бы приглашение другим странам, обладающим ядерным оружием, последовать этому примеру», – заявил, например, исполнительный директор некоммерческой американской Ассоциации по контролю над вооружениями Дэрил Кимбалл. По его мнению, такой шаг стал бы «началом беспрецедентной гонки ядерных вооружений» и сорвал бы переговоры с северокорейским лидером, «который, возможно, больше не будет чувствовать себя обязанным соблюдать мораторий на ядерные испытания».

Возобновление ядерных испытаний Вашингтоном, что может однозначно интерпретироваться как его фактическое нежелание ратифицировать ДВЗЯИ, закроет дорогу к его вступлению в силу. Дело в том, что этот договор, пользующийся значительной поддержкой в мире (подписан 184 и ратифицирован 168 странами), может начать действовать только после его ратификации всеми 44 поименно названными государствами-участниками, в том числе и Соединенными Штатами. Весьма вероятно, что после приведения невадского полигона в «испытательную готовность» и подрыва там ядерных устройств не ратифицировавшие договор государства, среди которых есть и обладатели ядерного оружия, продолжат придерживаться отрицательной позиции по названной проблеме. Что касается России, то она подписала ДВЗЯИ в сентябре 1996 года и ратифицировала его в июне 2000 года.

Известно, что нынешняя американская администрация занимает в целом негативную точку зрения в отношении 13 двусторонних и многосторонних договоров в сфере контроля над вооружениями, в том числе по семи договорам с области контроля над ядерными вооружениями. Среди них значатся: Договор СНВ-3, Договор о нераспространении ядерного оружия и «президентские инициативы» 1991-1992 годов с Россией о добровольном сокращении некоторых видов ядерных вооружений, которые нарушаются США; Договор о ликвидации РСМД и «иранская ядерная сделка», денонсированные ими в одностороннем порядке. В этом списке также фигурируют ДВЗЯИ, который они отказываются ратифицировать, а также Соглашение о предотвращении инцидентов в открытом море за внешним пределом территориальных вод и в воздушном пространстве над ним, который Вашингтон не желает распространить на подводные лодки, находящиеся в подводном положении, в том числе и на ядерные.

Как отмечалось в заявлении официального представителя МИД России 28 мая, не исключается, что Вашингтон таким образом готовит общественное мнение для того, чтобы отозвать свою подпись под ДВЗЯИ – одним из важнейших документов в области нераспространения ядерного оружия.

С другой стороны, США действительно делают значительный упор на ядерные силы в своей глобальной военной политике, не забывая при этом и другие направления в своем наращиваемом военном потенциале.

Все эти обстоятельства не могут быть проигнорированы при оценке общего подхода Соединенных Штатов к ракетно-ядерной проблематике и степени их готовности к проявлению сдержанности в названной сфере. В частности, в данном контексте должны быть учтены их приготовления к возобновлению ими ядерных испытаний и сохранение тактического ядерного оружия в пяти зарубежных странах, активизация военной деятельности с использованием носителей СНВ (ПЛАРБ и тяжелых бомбардировщиков) и принятие на вооружение новых видов ядерных боезарядов воздушного и морского, а в перспективе и наземного базирования. И, разумеется, должны приниматься во внимание все пять ключевых военно-стратегических установок нынешней американской администрации: стратегия национальной безопасности и обороны, а также ядерная, противоракетная и военно-космическая доктрины.

Источник: Владимир Козин, член-корреспондент Российской Академии военных наук, ведущий эксперт МГИМО МИД России