Я хочу сыграть с тобой в одну игру. Свежий взгляд на теорию игр

Неформальные институты дикого запада: теоретико-игровой и сетевой подходы

Larson, J. M. (2017). Why the West Became Wild: Informal Governance with Incomplete Networks. World Politics, 69(4), 713-749.

Сегодня неформальным институтам уделяется все больше внимания, а особенно в тех государствах и обществах, где официальные институты неэффективны или вовсе отсутствуют. В таких случаях неформальные институты могут быть первичными проверками поведения, а их эффективность определяет, будут ли целые группы индивидуумов сосуществовать в мире и смогут ли они избегать конфликтов.

Так, в своей работе Ларсон вносит три новых уточнения в изучение неформальных институтов управления. Первое состоит из продвижения теории о роли сетей, которые распространяют информацию в обществе, а именно сплетни и слухи. Эта теория подчеркивает источники неудач сотрудничества, которые остаются незамеченными несетевыми моделями. Более того, она помогает выявить источник постоянного ненадлежащего институтам поведения. Второе уточнение заключается в том, что данная теория может быть объяснительной моделью для реальных групп, которые занимаются самоуправлением. И, в-третьих, на примере сообществ дикого американского запада XIX века автор показывает и дает объяснение загадочному явлению распада сотрудничества в сообществах, которые управляются с помощью неформальных институтов.

В статье рассказывается, что отношения между поселенцами в американской горной промышленности XIX века города в начале были в основном гражданскими, но затем их пришлось регулировать из-за участившихся преступлений на фоне слабых официальных институтов.

 

Дикий, дикий Запад

Во время золотой лихорадки шахтерские города быстро росли, однако в этих городах было мало институтов формального управления, а поэтому у шахтеров формировались собственные неформальные институты, или, если быть точнее, правила игры, чтобы взаимное существование было возможным.

Согласно моделям автора, изначально институты были работающими исходя из того, что в небольших сообществах новость о нарушении правил распространялась достаточно быстро с последующими санкциями для нарушителя со стороны других шахтеров. Так, согласно сетевой теории, необходимо было как можно быстрее доставить новость до человека, который был в центре сети, чтобы новость распространилась, а санкции настигли нарушителя. Однако, в случаях нарушений на периферии сети новость не распространялась, а ближайшие индивидуумы просто переставали сотрудничать с нарушителем. В таких случаях "периферийные нарушители" объединялись в точности, как другие группы шахтеров и сетевые правила и институты, в целом, работали там так же, как и прежде.

Таким образом, Ларсон говорит о том, что неформальное управление может гарантировать мирное сосуществование, даже когда новости о поведении распространяются от человека к человеку через социальные сети. Однако в условиях быстрого роста, индивидуумы меняли свои стратегии, так как им было выгодно действовать некооперативно, получая краткосрочную выгоду и не получая санкции в долгосрочной перспективе. Так, препятствия для широкого распространения сплетен, независимо от их происхождения, могут подорвать способность группы обеспечить гармоничную жизнь среди ее членов. Эти результаты, по мнению автора также подчеркивают острую дилемму для переезжающих групп, таких как общины иммигрантов и беженцев, которые весьма актуальны на сегодняшний день ввиду кризиса мигрантов.

 

«Откладывать нельзя налагать вето» — сбор «карточного домика» в Сенате США

Fong, C., & Krehbiel, K. (2018). Limited Obstruction. American Political Science Review, 112(1), 1-14.

Обструкция — намеренный срыв мероприятия для демонстрирования протеста, несогласия с чем-либо.

Многие государственные учреждения, такие как, например, законодательные органы характеризуются двумя наборами участников, первый из которых имеет право определять, какая политика будет принята, а второй же набор — противоположный — имеет право отложить принятие этой политики, а именно — обструктор.

Так, Фонг и Кребель, авторы одной из статей последнего выпуска наиболее известного журнала по политической науке «American Political Science Review» представляют теоретико-игровую модель, в которой показывается, что скромное процессуальное право откладывать, но не налагать вето на принятие решения, оказывает значительное влияние на политическую повестку дня.

 

Условия игры

В качестве игрового поля авторы предлагают Сенат США, аргументируя свой выбор тем, что именно американские сенаторы наиболее часто используют описываемую ими стратегию и тем, что Сенат не желает проводить реформы, которые изменили бы описываемую далее игру.

Так, авторы моделируют эту ситуацию как игру с двумя игроками: установщик повестки дня (далее — игрок-установщик) и игрок, устанавливающий препятствия (далее — обструктор). Для облегчения понимания модели давайте представим, что у лиц, принимающих решения, есть только два периода для передачи законопроекта. Предполагается, что игрок-установщик имеет одностороннее право передавать свое предложение без возможности внесения поправок.

В отличие от игрока-установщика игроку-обструктору разрешается принимать только одно решение для каждого законопроекта: разрешить ему быстро пройти за один период или задержать его, чтобы законопроект проходил два периода. Стоит также заметить, что игроку-обструктору не выгодно всегда задерживать законопроекты, так как согласно институциональным характеристикам его выигрыш не будет высоким.

Предположим, что по меньшей мере два законопроекта, которые могут быть установлены в повестке дня, могут проходить в течение одного периода. Повестка дня предусматривает две возможные стратегии. Игрок-установщик может передавать два законопроекта, каждый из которых проходит только за один период. Или он может передать один законопроект, который будет проходить два периода.

Обозначив рамки игры, можно сказать, что происходит дальше: Игрок-обструктор озабочен возможностью того, что игрок-установщик будет передавать свой самый выгодный законопроект. Это основной результат, относительно которого сравниваются другие варианты, а также это единственный результат в случае крайней поляризации в парламенте. На этом моменте, авторы, впрочем, напоминают, что хоть этот вариант и наиболее предпочтителен, но всё же ведет к непроизводительной работе, а, значит, он неприемлем.

В результате своих расчетов и нахождения равновесного состояния Фонг и Кребель приходят к выводу, что равновесие не будет достигнуто, когда игрок-установщик будет предлагать два однопериодных закона, так как они будут точно предпочтительны для него, что подтолкнет обструктора отложить их. В такой ситуации им выгоднее предлагать двухпериодный законопроект, который в последствии будет принят.

Так, вместо стремления игрока-обструктора к тому, чтобы искать самые предпочтительные законопроекты его оппонента, находится и определяется размер набора компромиссных соглашений, который ведет к расширению эффективности законодательной власти. А именно поэтому возможность принятия решения, а не вето ведет к равноправному эффекту игроков вместо постоянной конфронтации, ведущей к напряжению и неэффективности.

Автор: Святослав Зборовский

Источник: http://nepolitolog.com