Выборы–2015. Как это было и что теперь будет

так, регион вернулся к прямым выборам губернатора. Эта кампания по выборам губернатора, безусловно, отличалась от кампаний 1998-го и 2002-го года (об этом ниже). Но кто бы что ни говорил, за исключением одного (чисто технического) пункта — муниципального фильтра для кандидатов — можно констатировать, что спустя 13 лет в регионе прошли прямые всенародные выборы главы региона.

Пресловутый муниципальный фильтр в Смоленской области не только не «зарубил» ни одного кандидата (те, кто его не смог преодолеть, споткнулись сами), напротив, депутаты-единороссы охотно расписывались в подписных листах кандидатов от других партий. Так что все, кто хотел, регистрацию прошли успешно и стали кандидатами. В остальном все зависело от личности самого кандидата, юридической, организационной и креативной работы их штабов, а также (что тоже немаловажно) от финансовых возможностей. Все остальные разговоры — мол, выборы уже не те — что называется, в пользу бедных.

Теперь — об отличии нынешних губернаторских выборов от предыдущих.

Сам себе режиссер

Учитывая, что после двух предыдущих выборов губернатора Смоленской области «много воды утекло» — времена, когда в политические процессы вмешивались, в том числе, и представители криминального бизнеса, нынешнюю кампанию по выборам главы региона вряд ли вообще стоит сравнивать со всеми предыдущими.

Ни по накалу страстей, ни по обилию «грязных» технологий, ни по предвыборному креативу.

Нынче обошлось без взрывов избирательных штабов, без похищений, без пожаров на дачах высокопоставленных чиновников и прочего.

Профессиональные технологи не были рекрутированы ни одним избирательным штабом, соответственно, и губернаторская кампания прошла ровно, без крупных скандалов и заметных потрясений. Нынче выборы губернатора мы провели «тихо, мирно, по-домашнему».

Полагаем, главной причиной отказа от услуг наемных «креативных профессионалов» было полное понимание со стороны абсолютно всех кандидатов, что реальную конкуренцию Алексею Островскому на выборах составить никто не мог. Потому что к собственному рейтингу Островского (весьма убедительному, кстати) добавились «благословение» президента Путина, одобрившего поход смоленского губернатора на досрочные выборы, а также поддержка его кандидатуры «Единой Россией».

Соответственно, тратить деньги на «изобретение велосипеда», если ехать без надобности, никто не стал. Это была, пожалуй, самая экономная кампания по выборам губернатора Смоленской области.

«Куда идем мы с Пятачком, большой–большой секрет!»

Перейдем к составу и мотивации кандидатов в губернаторы, решивших–таки принять участие в нынешней предвыборной гонке.

К примеру, казалось бы, какой смысл «ввязываться в драку» Елене Лобановой — человеку, до сего момента вообще не замеченному в каких–либо политических амбициях?

Навскидку напрашивается лишь одно объяснение: предложили. Нового начинающего «политика» мы получили в результате договоренностей. И есть основания говорить о том, что подобные договоренности — отнюдь не только внутрипартийное дело «Гражданской платформы», которая выдвинула Елену кандидатом на выборы смоленского губернатора.

Тем не менее, выдвинув своего кандидата на выборы губернатора, «Гражданская платформа сделала неплохую заявку на участие в следующей масштабной избирательной кампании по выборам депутатов в Государственную Думу в 2016 году.

Елена Лобанова, кстати, выступила совсем неплохо, и доселе абсолютно непонятная смолянам партия, наконец, обрела свое «лицо». Поэтому «поход в губернаторы» представителя «Гражданской платформы» можно считать успешным.

Чего нельзя сказать о партии «Партия за Справедливость!». Ее кандидат Владимир Зайцев хоть и преодолел муниципальный фильтр, зарегистрировался и даже набрал более 2% голосов, но «лицом» не стал.

С целью разминки перед предстоящими выборами в Госдуму выдвинули своих кандидатов в губернаторы и представители еще четырех непарламентских партий. Но организация там оказалась настолько слабой, что их выдвиженцы не смогли преодолеть муниципальный фильтр, несмотря на готовность муниципальных депутатов от ЕР оказывать поддержку всем выдвиженцам (по просьбе Островского).

Кстати, если три из четырех «маленьких» партий признали, что не преодолели фильтр из-за своих собственных ошибок, то партия «Родина» решила списать свои проколы на пресловутый «административный ресурс»:

«У нас проблемы со сбором подписей в Калининградской, Смоленской областях и Республике Чувашия, в которых кандидаты не могут пройти муниципальный фильтр и собрать подписи из-за административного ресурса, оказывающего давление на муниципальных депутатов», — сообщили в пресс-службе «Родины».

Это смешное заявление —пожалуй, единственный казус на этапе преодоления муниципального фильтра на выборах губернатора.

Это все, что следовало отметить относительно участия в губернаторских выборах выдвиженцев непарламентских партий. Совсем другая история с участием кандидатов от партий парламентских.

Поход «на заклание»

В отличие от «Единой России», сразу заявившей, что она не будет выдвигать своего кандидата на выборы губернатора, потому что поддерживает Алексея Островского, КПРФ и СР оказались в весьма затруднительной ситуации.

Смоленской КПРФ, вошедшей в коалиционную администрацию Островского и коалиционный же региональный парламент, вроде бы и не с руки было выдвигать своего кандидата. Но, с учетом предстоящего похода в Госдуму, федеральным руководством партии было принято решение, что коммунисты должны выдвинуть своего кандидата во всех регионах, где проходят выборы губернаторов. Партия должна «звучать» — впереди борьба за мандаты в Госдуму. Словом, партия сказала «Надо!», Кузнецов ответил «Есть!»

Но мы ж все понимали…

Совсем другая история приключилась с кандидатом от смоленских эсеров. Как известно, они сразу же (по причинам, известным, наверное, только их неудачливому «полководцу» Казакову) стали в жесткую оппозицию к губернатору Островскому. Казалось бы, сам Бог велел Казакову выступить на губернаторских выборах. Но «лицо» смоленской «Справедливой», узнав о предстоящих выборах губернатора, внезапно заявило, что партия справороссов «вообще не планирует участвовать в выборах губернатора Смоленской области».

Однако, как и в случае с КПРФ, федеральные партийные структуры велели принять участие. И СР выдвинула… не «лицо».

Мотивы решительного бегства с политического поля боя «воеводы» смоленского оппозиционного войска эсеров, господина Казакова, как нам представляется, просты: Казаков просто испугался. Ведь одно дело — надувая щеки, рассказывать своим федеральным партийным начальникам сказки о том, что именно он, Алексей Казаков — самый рейтинговый политик в Смоленской области… и совсем другое, когда после выборов губернатора при обсуждении своего выдвижения в ГД в первых рядах федерального списка «Справедливой России» пришлось бы предъявлять реальный результат.

Словом, «воевода» решил «прикрыться» и «подставил под пули» своего соратника Сергея Лебедева. Ну, и как вы понимаете, для того, чтобы получить согласие Лебедева стать участником абсолютно безуспешного для справороссов мероприятия под названием «выборы губернатора», надо было его как–то замотивировать. Мотивация нашлась, но об этом позже.

Итак, с участниками губернаторской гонки и их мотивацией разобрались, переходим к стратегиям кампаний кандидатов. К тому, как и насколько эффективно они боролись за голоса избирателей.

«Мы в город изумрудный идем дорогой трудной»

Алексей Островский. Как таковой, агитационной кампании у Островского не было. Основную ставку он сделал на встречи с людьми. На этих встречах он рассказывал жителям Смоленской области, что и почему делает на посту губернатора, говорил о перспективах, решал проблемы населения.

Он подчеркивал одну–единственную мысль, проводя ее разными коммуникационными каналами: смотрите на мои дела и принимайте для себя решение о том, хорошо или плохо я работаю.

Стратегия безупречная для действующего главы региона, особенно, если он умеет общаться с людьми — слушать и слышать их. А у Островского с этим все в порядке.

А далее срабатывало «сарафанное радио»: если в населенном пункте собралась группа жителей, перед ними выступил руководитель региона и они ему поверили, то не стоит сомневаться — люди обязательно донесут свой позитивный настрой до друзей и родственников. И уж поверьте, эффект «сарафанного радио» куда выше, чем ролики или сюжеты по ТВ и репортажи в газетах.

Повторим, данная технология срабатывает только в случае, если кандидат «фактурен» и обладает харизмой. А с этим у Алексея Островского все в порядке.

К этому (встречам с людьми) он добавил только плакаты «Я Островскому верю». Скромненько и со вкусом.

«Смотрите на мои дела и принимайте для себя решение о том, хорошо или плохо я работаю» — вот эта фраза, как мы предполагали еще в июне (в нашей политической рубрике «дискуссия»), фактически и стала слоганом его избирательной кампании: «Главное дела! Пусть говорят другие».

И, судя по результату выборов, смоляне Островскому поверили.

Сергей Лебедев. Кандидату от «Справедливой России» никто серьезно не мешал вести ту избирательную кампанию, которую он хотел. Более того, единороссы по просьбе Островского даже помогли пройти ему муниципальный фильтр. Словом, «гуляй — не хочу!» Дебаты с конкурентами, ролики, листовки, картинки, газеты, встречи с избирателями… и если кто-то скажет, что пресловутый «административный прессинг» лишил эсеров хоть одной из этих возможностей, он сильно покривит душой.

Другое дело, как сами эсеры воспользовались открытыми возможностями. А распорядились они своим предвыборным арсеналом из рук вон плохо. Они наступили на те же грабли — слишком много было истерики, криков «волки», которым уже мало кто верил, слишком много агрессии. Словом, печальный опыт агрессивной кампании 2013-го года ничему нашу «Справедливую Россию» так и не научил.

«Справедливую» утопили собственные скандалы. Да и вошли они в предвыборную кампанию со скандала — с драки прямо на сессии горсовета, которую устроил эсер Илья Лазаренков с подачи Сергея Лебедева (в результате чего на Лазаренкова было заведено уголовное дело). Собственно, как начали, так и продолжили: скандал на скандале. Все истории мы здесь вспоминать не будем (кто заинтересовался или что-то пропустил, может почитать обо всем на нашем сайте smolensk–i.ru).

Николай Кузнецов. Коммунисты, несмотря на всю коалиционность, кампанию вели активно и привычными способами. Понятно, что на победу они не рассчитывали, но случаем напомнить о себе в преддверии выборов в Госдуму воспользовались. И, судя по итогам голосования, им удалось сохранить свой традиционный электорат.

Елена Лобанова. Кампанию вела спокойную. Идея выдвижения женщины для привлечения внимания неопределившегося или протестного электората, как мы уже отметили выше, оказалась для «Гражданской платформы» вполне успешной: почти 5,5% — совсем неплохой результат.

Владимир Зайцев. «Партия за справедливость!» Нечего добавить. Имеют право.

«Мы бы всех их победили, только нас не замечают»

Посчитали — прослезились. Нынешние выборы губернатора не выявили ни «серебряных», ни даже «бронзовых» призеров.

Итак, за действующего главу региона проголосовали более 65% процентов избирателей. Вот на этом результате хотелось бы остановиться подробнее.

Сводная таблица распределения голосов на выборах губернатора — это не просто цифры и проценты. За цифрами и процентами стоят интересные факты и тенденции.

Обратимся к результатам выборов:

Алексей Островский — 148 700 голосов избирателей (65,18%);

Сергей Лебедев — 28 329 голосов избирателей (12,42%);

Николай Кузнецов — 26 507 голосов избирателей (11,62%);

Елена Лобанова — 12 422 голосов избирателей (5,45%);

Владимир Зайцев — 4 630 голосов избирателей (2,03%).

Примечательно, что Островский со своими 65% вписался в «золотую нишу» результатов голосования за губернаторов, которые проходили в 23 регионах России. И вот почему.

Первое. Даже если сложить результаты ВСЕХ остальных кандидатов, результат поддержки Островского все равно имеет огромный перевес.

Второе. Большинство губернаторских выборов в регионах завершились для их лидеров с результатом в 50–60%, и, по нашей информации, в администрации президента удовлетворены тем, что «азиатские» цифры недавнего прошлого (75% а то и 85%) ушли в прошлое. Результат 50%–60% по России и 65% Островского говорит об отсутствии админресурса (да здравствует конкуренция!) и отсутствии же принудительного привода на выборы «зависимых от начальства» смолян. Помните, как еще совсем недавно действовала негласная установка для категории «зависимых»: требовалось не только обязательно сходить на выборы, но и предъявить фотографию своего бюллетеня? Так вот, эта технология ушла в прошлое (будем надеяться, навсегда).

И третье. Итоги голосования в Смоленской области за губернатора не выявили НИ ОДНОГО кандидата, хоть чуть сопоставимого с Островским по уровню поддержки населения. В этой гонке на Смоленщине «серебряных призеров» не оказалось. Попытки справороссов убедить себя и других, что Сергей Лебедев — «серебряный призер» гонки, что он занял второе место — лукавство, причем жалкое.

О каком–то призрачном «заделе» на будущее для Лебедева и эсеров можно было бы говорить, если бы он набрал пусть не 20%, но хотя бы 15%, а «бронзовый призер» отстал бы процентов на пять. Но Лебедев (СР) не смог опередить Кузнецова (КПРФ) даже на 1%! Не будете же вы утверждать, что обгон кандидата от КПРФ на десятые доли (!) процента — это успех?

То есть, де–юре — да, Лебедев занял второе место. Де–факто же нынешние выборы губернатора не выявили ни «серебряных», ни даже «бронзовых» призеров. Лебедев с Кузнецовым фактически поделили почетное четвертое место.

Поэтому, когда читаешь в «органе эсеровской пропаганды» заголовок: «Сергей Лебедев вошел в рейтинг серебряных призеров губернаторских выборов», хочется просто защитить Лебедева от глумления над ним товарищей по партии. Вы, господа, своего выдвиженца и так уже опустили «ниже плинтуса». Когда кандидат в губернаторы проигрывает выборы на маленьком — городском — округе в смоленский Горсовет… ну, да, это, конечно же, «призер»…

Ребята, это уже вредительство, а не пропаганда.

Горсовет Островского

В заключении нашего обзора несколько слов о выборах в Смоленский горсовет.

Первое, на что хотелось бы обратить внимание — учитывая, что на этих выборах в городской орган представительной власти было голосование по партийным спискам, их определенно можно назвать генеральной репетицией перед выборами в Госдуму. И результаты, которые продемонстрировала «партия власти», не просто убедительные, они блестящие. Подобной оглушительной (не побоимся этого слова) победы единороссов в областном центре, пожалуй, не было.

По итогам выборов партийный состав горсовета V созыва таков: три мандата получила КПРФ, два — ЛДПР (эта партия впервые будет представительствовать в Смоленском горсовете) и всего один у СР. «Единая Россия» смогла получить 24 мандата из 30.

Второй важный момент. Этот горсовет, безусловно, стал «горсоветом Островского». Или, если хотите, коалиции Островского. В ходе нынешней избирательной кампании мы наблюдали работу тесную связку Островский–«Единая Россия». И, как показал результат, эта совместная работа оказалась чрезвычайно эффективной.

После выборов. Что изменится?

Рассчитывать на то, что после выборов губернатор Островский «сбавит обороты», не стоит. Впереди выборы в Госдуму, а избирательная кампания 2016–го года обещает быть по–настоящему жаркой. И куда более сложной, чем нынешняя. Почему? Об этом мы обязательно поговорим на страницах нашего издания. Но позже.

Сейчас можем сказать одно: все только начинается.

Что касается ближайшего будущего, рискнем «пованговать» (хоть прогнозы — дело неблагодарное).

Перемены после нынешних выборов будут. Как в областной администрации, так и в городе.

Понятно, новый состав горсовета выберет и нового председателя (который уже не будет главой города). Учитывая участие в выборах в горсовет председателя ОП Смоленской области Юрия Сынкина (и не просто участие — он вошел в первую «тройку» партийного списка ЕР»), что–то нам подсказывает, что вопрос с председателем горсовета предопределен. Да и объективно, Сынкин — системный, опытный аппаратчик — самая подходящая кандидатура на сей «беспокойный» пост.

Что касается главы города (позиции, которую сейчас занимает Николай Алашеев) — опять–таки, исходя из результатов выборов, полагаем, ничто не мешает ни губернатору, ни депутатам избрать его на должность главы города.

И еще. Как и обещали, вернемся к мотивации Сергея Лебедева, давшего согласие на участие в выборах губернатора. Наш прогноз: несмотря на то, что по своему одномандатному округу выборы в горсовет он проиграл, тем не менее именно ему достанется тот единственный мандат, который «Справедливая Россия» получила на выборах в городе Смоленске. Но это — отнюдь не полный пакет бонусов. Полагаем, именно Лебедев примет участие в выборах в Госдуму от «Справедливой» в 2016 году в качестве одномандатника. «Воевода» Казаков попытается опять «размыть» свой реальный рейтинг, затесавшись в «проходную десятку» федерального партийного списка. Вот такой расклад нам видится.

Отмечу, делая свой прогноз, мы опирались не на инсайд, не на слухи, а исключительно на логику. Совпадут ли наши предположения с реалиями, увидим.

Все только начинается…

текст: Светлана Савенок