На первый взгляд выбор прост. В ближайшее время 50-миллионный египетский электорат решит: быть или не быть новой конституции. Марши сторонников и противников президента Мухаммада Морси, уличные бои и нападки сектантов ясно дают понять, что любой исход референдума оставит множество египтян глубоко озлобленными. Это и понятно: в столь важный для страны момент она расколота на несколько частей и сильно поляризована.

Политическая напряженность усугубляется последствиями экономического кризиса. Президент Морси оказался в тяжелом положении: МВФ давит с утверждением пакета спасательных мер, отменён план повышения налогов, ранее утверждённый самим главой государства.

Если всё-таки конституция будет принята, Египет может стать совсем другой страной. В общих чертах новый проект мало чем отличается от конституции, действовавшей до падения режима Мубарака. Как и в старой версии, она закрепляет за президентом фактически всю полноту власти и государства с двухпалатным законодательным органом и независимой судебной системой. 234 статьи содержат уже знакомые положения о гражданских свободах, правах личности и о национальной идентичности. В числе улучшений - проект против произвольного задержания, но множество положений весьма противоречивы: рабочие имеют право на свободное создание профсоюзов, однако буквально в следующей статье указано, что объединяться могут лишь представители одной профессии. Гарантирована свобода вероисповедания, но любое оскорбление пророков наказуемо. Статья вторая провозглашает "принципы исламского шариата" основным источником законодательства. В статье четвертой говорится, что толкованием шариата займутся учёные Аль-Ажара, университета Ислама, а не парламент или суды. Следующие статьи утверждают данный принцип в жестких доктринальных рамках.

Под вопросом остаются десятки ключевых статей: в конституции не говорится, например, о том, будут губернаторы избираться или назначаться сверху, как в диктаторские времена. Привилегии армии также внушают опасения: вооруженные силы во главе с кадровым офицером сами контролируют свой бюджет и операции, сохраняя право арестовывать и судить гражданских лиц. Нижняя и верхняя палата до следующих выборов поменяются местами, нижняя будет расформирована. На настоящий момент она на 83% состоит из исламистов, избранная при явке всего лишь в 7%.

Не менее важно то, в каком контексте подаётся конституция. Когда Мухаммад Морси с небольшим перевесом победил на выборах, он формально покинул свою партию (Братья-Мусульмане), назначил технократов на ключевые позиции в правительстве, снял с постов генералов, тормозивших послереволюционный переход. Это были жесты великодушного правителя, уверенного в себе и  в своей власти. Однако Мусульманское Братство стало проникать в государственные учреждения, им даже удалось повлиять на сворачивание государственной программы семейного планирования благодаря манипуляциям со СМИ.

Отказываясь от обещания открытости, президент Морси отмёл в сторону все призывы о расширении состава органа, работающего над проектом конституции. Он проигнорировал отставки не-исламистских участников проекта, поспешно утвердил его и буквально на следующий день принял указ о референдуме. В ответ на протесты оппонентов сторонники Морси заблокировали здание Верховного Конституционного суда и пикетировали комплекс, где располагается большинство офисов независимых СМИ.

Остаётся неясно, будут ли независимые наблюдатели следить за голосованием. После ухода трети членов органа, куда поступают все их запросы, он контролируется исламистами и возглавляется одним из авторов новой конституции, что оставляет мало шансов для оппозиционеров.

Если голосование будет признано честным, а конституция будет отвергнута, то египтянам будет предложено избрать новое учредительное собрание, чтобы заново начать проект разработки. При таком сценарии позиции президента Морси очень сильно ухудшатся, но он останется у власти, которую не сможет отнять ни один законодательный орган. Учитывая сомнения по поводу его руководства страной, это -  тревожная перспектива.

 

Комментариев пока нет