Статьи

Время делиться: что даст повышение налогов на нефтяную отрасль

29 октября 2016

Припугнув нефтяников возможным повышением налога на добычу полезных ископаемых, российское правительство пока решило воздержаться от этого шага. Надолго ли, есть большие сомнения: в государственном бюджете остро не хватает денег, поэтому нет ничего удивительного, что Министерство финансов уже один раз предложило и в будущем еще не раз предложит увеличить налоговую нагрузку на самую прибыльную отрасль российской экономики – добычу нефти.

Действительно, если верить последнему рейтингу РБК-500, в прошлом году нефтедобывающие корпорации получили 97,7% чистой прибыли в группе пятисот крупнейших компаний России. Так что если кого и следует просить поделиться с соотечественниками в черный день, так это именно нефтяников. Остальные источники доходов сейчас не в лучшей форме.

Обрабатывающая промышленность уже несколько месяцев показывает в годовом выражении спад на четыре с лишним процента, строительство и розничная торговля – на 9–10%. Сумма экспортированных товаров и услуг упала с августа 2014 года по минувший август на 40%.

Для спасения экономики, которая никак не может нащупать дно, чтобы оттолкнуться от него для роста, известен только один рецепт – укреплять и поощрять тех, кто развивается и приносит прибыль, а отстающим дать свободу и не мешать выплывать или тонуть. Альтернативный сценарий – большевистское «отобрать и поделить» – не работает ни при острых кризисах, ни в периоды относительного процветания. Такой подход лишь растягивает по времени экономический крах.

Но, судя по предложениям Министерства финансов, правительству был предложен именно «большевистский» подход. Чиновники считают, что для повышения сборов с отрасли надо увеличить ставку налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), что якобы даст бюджету дополнительно до двух триллионов рублей в 2015–2016 годах. Кроме того, при переводе валютных заработков нефтяников-экспортеров предлагается исходить из курса около 40 рублей за доллар.

Выслушав аргументы представителей компаний, глава правительства Дмитрий Медведев объявил, что НДПИ повышать пока не будут. Однако члены его кабинета отметили, что налоги на отрасль все равно придется поднять, хотя и другими методами.

В российской нефтяной отрасли нет ничего менее стабильного, чем налогообложение. За последние три года правила менялись аж 22 раза. Для проектов, где окупаемость наступает через 15, а то и через 25 лет, такая ситуация крайне тяжелая. Это, в частности, объясняет низкий интерес иностранных инвесторов к российским проектам. Как сказал автору представитель крупного азиатского инвестиционного банка, «банк не может ссужать два миллиарда долларов на четверть века – а раньше они не могут окупиться – под гарантии одного человека, который предоставляет заведомо провальному проекту беспрецедентные налоговые льготы. А вдруг через 25 лет Путин уже не будет президентом или изменит мнение о проекте и лишит его привилегий?»

При этом механизмы, обеспечивающие долгосрочным проектам налоговую стабильность, то есть соглашения о разделе продукции, неразумно объявлены в России «предательством национальных интересов», несмотря на то что такие соглашения успешно осуществляются по старым нормам при участии «Газпрома» и «Роснефти» – например, в проектах «Сахалин-1» и «Сахалин-2».

Теперь посмотрим, действительно ли правительство недобирает налоги с нефтяников. Два главных налога – НДПИ и экспортная выводная пошлина – исчисляются по формулам, привязанным к экспортной цене нефти. При этом шкала у них не плоская, а прогрессивная. Если нефть идет на рынке по $100 за баррель, компания платит два налога на общую сумму $68,9, а при цене барреля $50 – всего $28,2. С учетом всех остальных выплат и издержек свободный денежный поток у компании остается в размере $6,6 при цене $100 за баррель или $5,5 при цене $50 за баррель.

То есть правительство уже изымает почти всю дополнительную прибыль, которую российские нефтяники получают от роста мировых цен. Поэтому оно чувствует падение этих цен намного болезненнее, чем сами нефтяные компании. Сейчас в Минфине хотят отбирать у отрасли еще большую долю ее доходов.

Первая реакция отраслевых экспертов на предложение чиновников была предсказуемой: «режут курицу, несущую золотые яйца», «режут дойную корову экономики» и даже «это агония». Дело в том, что низкие нефтяные цены (которые, судя по прогнозам, останутся низкими еще не менее десятка лет) уже произвели негативный эффект в нефтедобывающей отрасли.

Компании сократили и продолжают сокращать инвестиционные программы, и сокращение это уже можно оценить средним показателем около 30%. Это очень много и очень тревожно. В первую очередь это коснулось проектов освоения новых месторождений, но и на действующих промыслах, судя по сведениям с мест, возрождается советская практика «гнать вал», когда рапортуют о повышении добычи за счет неоптимальной эксплуатации залежей, то есть быстрого выкачивания легкоизвлекаемых запасов за счет отказа от разработки более сложных пластов. В итоге значительная часть нефти, которую можно было бы добыть, так и останется в земле – так загубили, например, уникальный по размерам Самотлор в Западной Сибири, сделав огромную долю запасов легендарного месторождения неизвлекаемыми.

Из-за нехватки средств сворачиваются или совсем закрываются программы модернизации нефтеперерабатывающих предприятий. В ряде мест начались увольнения персонала. И хотя общий объем добычи нефти в России пока не падает, качество этой добычи – и тем более перспективы роста – начинают вызывать серьезные сомнения. Увеличивать налоговую нагрузку в этих условиях явно противопоказано.

Нефтяные «генералы» бьют тревогу: пишут Путину, ведут переговоры с главой кабинета министров. Они уже подсчитали, что предложения Минфина, будучи одобренными, вызовут падение добычи на 100 млн тонн в ближайшие три года, и это лишит федеральный бюджет всех поступлений, которые чиновники надеются получить от увеличения НДПИ. Под угрозой увольнения в нефтянке и сопутствующих отраслях окажется миллион человек. Вырастут цены на бензин.

Министр энергетики Александр Новак предупреждает: рост налогового бремени по схеме Минфина наполовину сократит инвестиции в отрасль, и с этой оценкой можно согласиться. Единовременный приток денег в бюджет обернется для страны колоссальными долгосрочными потерями.

Решение Дмитрия Медведева не трогать НДПИ несколько снизило остроту проблемы, однако нефтяники понимают, что угроза не исчезла. В случае острого финансового кризиса правительство не преминет вернуться к идее «отнять и поделить».

Михаил Крутихин, партнер консалтингового агентства RusEnergy

Источник: Вестник Московского Центра Карнеги

Комментариев пока нет