Возвращаясь к социологическим опросам

Возвращаясь к социологическим опросам. Чтобы понимать народное мнение, надо знать структуру общества. Наилучшие результаты в изучении социума сейчас у Фонда Хамовники, так как их метод – погружение в среду. В прямом смысле – вживание в социум, рассмотрение его изнутри. Часто – и с прямым включением в него, как было, например, устройство на местные работы социологов и информантов Фонда.

Социолог, исследователь Фонда Хамовников Юрий Плюснин как-то заметил:
«Принято считать, что социальное расслоение российского общества имеет классовую природу, и положение людей в социальной структуре определяется уровнем доходов. Исследования же показывают, что социальный статус российских граждан определяется не уровнем доходов, а соотношениями между источником доходов (сословным служением и обслуживанием), и их типом (жалованием государственных служащих, зарплатой бюджетников и работающих по найму, пенсией и пр.) и соседско-родственными и клановыми отношениями».
Это сложный клубок анархо-капиталистического, архаического общества.

«Россиянам присущ распределённый образ жизни, то есть, наличие нескольких видов занятости, нескольких социальных статусов, непостоянство обитания и работы. Официальный безработный, пенсионер, или даже работник бюджетного учреждения может одновременно заниматься своим дачным хозяйством, иметь гараж и ремонтировать там автомобили, уезжать временно на заработки в другие города, а также быть задействован в семейном бизнесе. Большая часть его занятости находится в тени, и отследить его действия довольно сложно».
Пространственно большинство россиян до сих пор полукочевники (т.н. оседл-кочевой образ жизни). Плюснин писал: «Распределённый способ жизни исторически присущ русским: это тысячелетняя история жизни «на два дома» практически всех сословий - зимовья, лесные избушки, летние дачи, летние и зимние стойбища, схроны и т.п».

Социологи Хамовников выделили четыре сословные группы в России с примерными долями в процентах: власть (начальство и служивые сословия) – примерно 5% населения, народ (обслуживающие сословия) – около 66% населения, предприниматели (доходные сословия, включая индивидуальных, самозанятых, это ядро анархо-капитализма – 15%) и маргиналы (внесословные группы – 13%).
(Доля маргиналов высока, но не должна смущать: по расчётам бывшего первого зампреда Верховного суда Владимира Радченко, за последние 20 лет только через лагеря в России прошел каждый восьмой мужчина)

Большая часть населения российской провинции представляет собой народ (те самые 66%, или две трети населения), который делится на две большие категории:
- «рентное» – это служилое население (бюджетники) и часть молодых пенсионеров – люди, обслуживающие различные государственные задачи – политические, административно-управленческие, социальные, хозяйственные;
- «активное», или предприимчивое население, самодеятельное и самозанятое, часто находящееся вне официальной и местной экономики и незарегистрированное в ней – местные мелкие предприниматели и отходники (люди, уезжающие из малых городов и поселений в крупные города и областные центры в поисках заработков). Часть из них составляет ядро анархо-капитализма, часть совмещает с рентной группой (например, бюджетную работу и анкап-подработки).

Государство ориентировано на взаимодействие с социальными группами, принадлежащими только к «рентной» категории, в то время как «активное» население полностью выпадает из его поля зрения.
Чисто рентное население – это около трети россиян. Чаще всего только оно и попадает в поле зрения социологов, т.к. готово им отвечать (и относительно честно). И только оно эксплуатируется начальством в полной мере в его административных мероприятиях – в выборах (организации и участия в них), публичных мероприятиях поддержки и т.п. Две трети россиян в полном смысле остаются в тени для начальства (и в т.ч. для социологов).

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений