Статьи

Воры

06 сентября 2017

Воры

С конца восьмидесятых годов двадцатого века мы наблюдаем интересный процесс: рост национального самосознания, как нам говорят, народов бывшего СССР и стремление их обособиться от метрополии. Неважно, что народы эти до СССР и не существовали вовсе, неважно, что присоединение их к Российской империи было актом, способствовавшим их спасению от геноцида. Не имеет значение, что в СССР эти народы были равноправными вместе со всеми народами нашей страны. Поэтому в данном случае речь идёт об обычном предательстве.

Любое предательство требует оправдания. Желание негодяев свои поступки прикрыть благородными мотивами вполне естественно и объяснимо. Вся мощь пропаганды новообразованных государств обрушилась на людей, рассказывая о вековом угнетении со стороны России, подсчитывая убытки от оккупации, выдумывая несуществующую древнюю историю народа, который и появился только в двадцатом веке в СССР.

А может, хватит развенчивать мифы про «Мордор» и рассказывать, как на самом деле жилось ливам и эстам под властью сначала крестоносцев, а затем Швеции? Зачем напоминать современным украинцам, почему их предки, русины Малороссии, подняли восстание против своих господ – панской Польши? Если люди хотят бать обманутыми – они будут обмануты! Для России главную угрозу представляет вовсе не это, хоть и обидно, а потуги политического класса этих стран получить компенсации за мнимые вины нашей страны: за оккупацию, геноцид народа и тому подобное.

Раз заплатив, мы создаём правовой прецедент, и сразу выстроится очередь из желающих что-нибудь получить от России. Они хотят в Европу? Флаг им в руки! Нерушимость финансовых и долговых обязательств – основа европейского мироустройства и стабильности. Они понимают только язык рынка, товарно-денежных отношений. С такими без толку разговаривать о дружбе и братстве, взывать к совместному историческому прошлому. Хорошо! Будем с вами общаться на языке интересов, голого чистогана. Вы сами этого хотели, поэтому – отдайте деньги, воры!

Это может показаться странным, но многие земли, которые считались завоёванными Россией, на самом деле были ею куплены. Такова была тогда мировая практика. Пусть ты тысячу раз разбил противника, пусть уже много лет на этой земле стоят твои войска, но легитимизует приобретение мирный договор, в котором зачастую предусмотрены денежные компенсации территориальных уступок проигравшей стороны.

***

В сентябре 1721 года измученные войной Швеция и Россия заключили Ништадский мир. К тому времени русские войска твёрдой ногой стояли в Ингерманландии, Карелии, Лифляндии и Эстляндии и боевые действия велись на исконно шведской территории. Собственно Ингрию, приданое жены Ярослава Мудрого, великой княгини Ингигерды, Россия отвоевала в далёком 1701 году. Древний Юрьев (Дерпт) и Нарву войска фельдмаршала Шереметьева заняли в 1704 году. Рига и Ревель (Таллин), а с ними и остатки Прибалтики, достались нам уже после победоносного Полтавского сражения в 1710 году. Но, несмотря на победы русского оружия, Российская империя заплатила за приобретённые земли Шведской короне два миллиона ефимков.

А много ли это или мало? Может это был формальный акт, наподобие бус и зеркал, за которые ушлые англосаксы приобретали у туземных вождей целые страны? Давайте разбираться! Ефимком на Руси звали не что иное, как серебряный талер – мировую валюту того времени. Об устойчивости и значимости этой валюты говорит хотя бы тот факт, что сегодняшний доллар своим названием восходит как раз к средневековому талеру. А почему ефимок? Всё очень просто! Талеры чеканили в чешском городе Яхимов, вокруг которого располагались серебряные рудники, ну и на Руси, как водится, русифицировали «импортное» название. К слову, наши умельцы стали перековывать европейские талеры и чеканить из них уже местную валюту – рубли. Вес талера-ефимка не был постоянным, но колебался в строго очерченном коридоре – 28 – 32 гр. серебра. Таким образом, если взять средний показатель в 30 гр., то можно определить приблизительную стоимость покупки Прибалтики Петром Первым, что составляет около 60 тонн серебра. Это была астрономическая по тем временам сумма, равная годовому бюджету Швеции или половине годового бюджета России. Не берусь судить, но по некоторые специалисты утверждают, что в современном стоимостном выражении эта сумма будет равняться 300 миллиардов долларов. Каково? Вот и выходит, что землю Прибалтики заплачено не только жизнями русских солдат, но и трудом миллионов русских мужиков – хлеборобов, ремесленников, купцов и промышленников. Кто нам компенсирует эти людские и материальные потери?

***

Зимой 1686 года Москву посетило польское посольство. Никогда со времени прибытия невесты Лжедмитрия Марины Мнишек Москва не видела столь пышно снаряжённого посольства. Доблестный король Польши Ян Собесский не поскупился на снаряжение блистательной делегации. Да и дело того стоило – решалась судьба общерусского наследства – Малороссии и древней столицы Руси – Киева.

Со времени Андрусовского перемирия, закончившего в 1667 году победоносную для России войну за Украйну, прошло много времени. Тогда дипломатам Алексея Михайловича удалось, казалось, невозможное – вернуть не только Смоленщину и Северщину и присоединить Левобережную Украйну, но и удержать за собой временно, на тринадцать лет, город Киев на правом берегу Днепра. Тринадцать лет давно прошли, а Россия по-прежнему владела Киевом. Но и времена изменились – судьбу Киева съехались решать не враги – союзники по оружию. Уже не за горами был тот день, когда обе страны схлестнуться со Швецией в Северной войне. А пока русское оружие покрыло себя славой во время Чигиринских походов, закрыв Турции путь в Восточную Европу, Ян Собесский одержал сокрушительную победу над турками под Веной. Киев был как бы уступкой царскому правительству со стороны Польши, в обмен за участие Российской державы в концерте европейских держав против Османской угрозы.

Блестящий русский дипломат Василий Голицын сполна использовал ситуацию и выторговал приобретение Малороссии вместе с Киевом всего за 146 тысяч серебряных талеров, или почти 12 тонн серебра. По Вечному миру, заключённому 26 апреля 1686 года, Польша навсегда отказывалась от Киева. Более того, ушлый Голицын добился также отказа Речи Посполитой от совместного протектората над Запорожской Сечью.

Почему так дёшево купили? Причин, мне думается, тут несколько. Во-первых, вконец разорённая войной Речь Посполита отчаянно нуждалась в союзнике, у польского же правительства просто не было сил и средств навести порядок на вечно бунтующих территориях. Сыграло свою роль и то, что Киев и так уже по факту принадлежал России, а малороссийские территории были полностью обезлюжены и разорены многолетней Руиной – междоусобицей, устроенной многочисленными казацкими гетманами. Ну и не будем сбрасывать со счетов дипломатическое искусство князя Голицына сотоварищи.

Сделка была столь удачна и выгодна для России, что на радостях Правительница Софья щедро одарила своего любимца, князя Василия Голицына, и оповестила своих подданных:

«Никогда еще при наших предках Россия не заключала столь прибыльного и славного мира, как ныне. Отец и брат наш владели Смоленском, Черниговом и Малороссийским краем только временно, до окончания перемирия, а богоспасаемый град Киев трижды клялись перед святым Евангелием возвратить Польше.

Отныне все наше и навеки. Мы же не уступили Польше ни одного города, ни места, ни местечка… Преименитая держава Российского царства гремит славою во все концы мира».

К слову сказать, Россия честно выполнила условия Вечного мира, чему свидетельствуют и крымские походы Василия Голицына и петровские азовские походы.

А есть ли юридически обоснованная основа для требований возврата купленной ранее собственности? Вопрос не так прост, как кажется на первый взгляд. Сторонники отрицания правопреемства по линии Российская империя – СССР – Российская Федерация сразу ткнут в общеизвестный факт отказа большевиков признавать долги царского правительства. Утверждается, Советское правительство вообще отрицало свою историческую преемственность от царской России. При этом они ссылаются на подписанный Лениным и Бонч-Бруевичем 29 августа 1918 года Декрет СНК "Об отказе от договоров правительства бывшей Российской империи с правительствами: Германской и Австро-Венгерской империй, королевств Пруссии и Баварии, герцогств Гессена, Ольденбурга и Саксен-Мейнингена и города Любека".

Они лукавят, не упоминая, что судьба царских долгов решалась на Генуэзской конференции и Советская делегация на условиях возмещения странами Антанты ущерба за интервенцию, была согласна признать российские долги. Просто тогда не сложилось, и стороны по умолчанию отложили сей вопрос до лучших времён. А вот, заключённый 18 августа 1924 года Общий договор СССР и Великобритании содержал упоминание 17 договоров, заключённых между Объединённым королевском Великобритании и Ирландии с одной стороны и Российской империей с другой, которые признавались Советской властью. Некоторые имперские законодательные акты признавались внутри страны и после революции. Например, при учёте выслуги лет военнослужащих РККА, засчитывался воинский стаж службы в царской армии.

А уж про Российскую Федерацию, стремящуюся выстроить непрерывную линию правопреемственности всех государственных образований на территории России, и говорить не приходится. Общеизвестно, что нашим самым главным кредитором до революции была Франция. В 1996 году премьер-министр России Виктор Черномырдин и его французский коллега Лионель Жоспэн согласовали общую сумму долга по так называемым «царским» ценным бумагам. В течении 1996 – 2000 гг. долги в размере более 400 миллионов долларов США были полностью выплачены, что признала Франция.

Получается, что если новообразованные страны отказываются от имперского наследства, считают, что они оккупированы, отказываются от преемственности от республик бывшего СССР, выстраивая свою государственность от мифических государственных образований, то они являются банальными ВОРАМИ. Совсем недавно Украина отказалась от преемственности от УССР, а это значит и от того, что было приращено, построено и создано за эти годы. Круто! Такой подкоп под основы своей государственности ожидать было сложно.

Предъявление имущественных и финансовых претензий ворам юридически обосновано и исторически справедливо. Я понимаю, что в обозримой исторической перспективе ни у кого из этих государств и близко не найдётся необходимых финансовых средств. Но мы не гордые, мы согласны вспомнить старую историческую традицию и взять землицей, то есть территорией. А это значит, что мем «Крымнаш!» недолго останется одиноким, я уверен, что недалёк тот день, что мы сможем сказать, что и «Киевнаш!» Ибо возвращение уворованного законному владельцу есть акт высшей справедливости.

Комментариев пока нет