Влияние культурно-образовательной среды региона на формирование региональной идентичности молодежи

Проведен анализ различных определений понятий «культурно-образовательное пространство», «культурно-образовательная среда», «культурно-образовательное про­странство региона» и «культурно-образовательная среда региона». Cформулировано авторское понимание сущности культурно-образовательной среды региона на основе междисциплинарного подхода.

В данной статье исследуются теоретические основы региональной идентичности мо­лодежи, также анализируется роль культурно-образовательной среды региона в форми­ровании региональной идентичности молодежи. Для понимания специфики процесса формирования региональной идентичности молодежи субъектами культурно-образо­вательной среды авторы обратились к двум подходам: символическому интеракцио- низму и социальному конструктивизму, выявляя для себя основное определение в по­нимании сущности региональной идентичности в целом и специфики региональной идентичности молодежи. В работе отмечается роль культурной, образовательной и мо­лодежной политики в процессе формирования региональной идентичности молодежи.

Авторы в своем исследовании рассмотрели различные государственные и негосу­дарственные акторы культурной и образовательной среды, которые могут оказать вли­яние на формирование региональной идентичности молодежи, а также взаимодействие этих акторов. Влияние данных субъектов на формирование региональной идентич­ности молодежи было проиллюстрировано некоторыми региональными примерами и практиками, реализуемыми в Краснодарском крае.

В завершении авторы сформулировали вывод о том, что культурно-образователь­ная среда региона должна создавать необходимые условия для актуализации значимого прошлого опыта, важных для регионального сообщества традиций, а также сочетать эти условия с инновационными культурно-образовательными практиками для укоре­нения настоящего и формирования устойчивой региональной идентичности и благо­приятного образа будущего у молодежи. Это необходимо учитывать при организации культурно-образовательной и молодежной политики региона и во взаимодействии субъектов культурно-образовательной среды региона.

Ключевые слова: культурно-образовательная среда, культурно-образовательная сре­да региона, молодежь, региональная идентичность, региональная идентичность моло­дежи, культурная политика, образовательная политика, молодежная политика.

Исследования региональной идентичности в современной России продолжают быть достаточно актуальными, так как в России большое разнообразие регионов, в том числе поликультурных, со сложным составом населения, многообрази­ем социально-культурной среды. В условиях нестабильности, возникновения экономической, социальной, межэтнической и межкультурной напряженности обращение к проблемам развития региональной культурно-образовательной среды в целом и влияния данной среды на формирование региональной иден­тичности представляется значимым.

Культура и образование играют огромную роль в развитии современного общества, передавая знания, ценности, традиции, жизненный и творческий опыт от поколения к поколению, развивая систему знаний и представлений о современности, закладывая и формируя образ будущего. Особое значение приобретает образовательное, ориентирующее и формирующее ценности, вос­питательное и социализирующее влияние культуры и образования на молодежь.

Потенциал культурно-образовательной среды, в том числе региональной, мо­жет способствовать актуализации интереса у молодежи к историко-культурным ценностям, формированию чувства патриотизма, повышению уровня групповой идентификации и толерантности, формированию механизмов передачи цен­ностных ориентиров и выстраиванию позитивных смыслов. Все это может стать важным условием развития устойчивых территориальных сообществ. Таким образом, считаем значимым и актуальным исследование влияния культурно­образовательной среды региона на формирование в ее рамках региональной идентичности молодежи, в том числе через направленное воздействие культур­но-образовательной политики и молодежной политики региона.

В настоящее время существует многообразие различных научных подходов в выявлении сущности и определении понятия «культурно-образовательная среда» в целом и «культурно-образовательная среда региона» в частности. Данный феномен носит междисциплинарный характер и формируется прежде всего в рамках педагогики, культурологии, философии, истории, психологии и социологии на стыке понятий «образовательная среда» и «культурная среда». Кроме того, некоторые исследователи употребляют его практически в качестве синонима такого феномена, как «культурно-образовательное пространство», которое в свою очередь также разделяют на «культурное пространство» и «об­разовательное пространство».

В то же время есть много работ, где сравниваются «пространство» и «среда», «образовательное пространство» и «образовательная среда», «культурно-об­разовательное пространство» и «культурно-образовательная среда» и в ходе сравнения выявляются схожие характеристики и различия данных явлений. Многие исследователи отмечают, что в широком смысле «пространство» и «среда» являются близкими, но не синонимичными понятиями. Под «пространством» и «средой» часто подразумевают набор определенным образом связанных между собой условий, которые могут оказывать влияние на человека. При этом в большинстве своем в определении пространства не подразумевается включен­ность в него человека. Выделяется то, что пространство может существовать и независимо от включенности человека. В определении среды также отмечают отражение взаимосвязи условий, обеспечивающих развитие человека. В по­нятии «среда» подчеркивается присутствие человека в среде, взаимовлияние, взаимодействие окружения с данным субъектом (Кривых, 2011). В определении сущности среды также обращают внимание на совокупность людей, связанных общностью условий, оказывающих на них влияние.

Совокупность культурно-воспитательных и образовательных условий, в кото­рых происходит социализация молодежи, в современной педагогике обозначается понятием «культурно-образовательная среда». Культурно-образовательная среда, по мнению М. П. Артамоновой, это динамичная совокупность культурно-об­разовательных условий и людей, действующих в этих условиях, имеющая под­вижные пространственно-временные границы, обеспечивающая социализацию личности и в то же время развивающаяся в результате деятельности человека. Автор считает, что в культурно-образовательной среде осуществляются процес­сы, связанные с формированием личности, культурным развитием индивидов и социальных групп, передачей социокультурного опыта (Артамонова, 2014).

Е. С. Мертенс провела аналитический обзор современных подходов к трак­товке «культурно-образовательной среды» как сложного интегрированного понятия в рамках педагогического исследовательского поля. Следует отметить, что Е. С. Мертенс в результате формулирует наиболее обобщенное и комплекс­ное понимание сущности «культурно-образовательной среды», которая, по ее мнению, представляет собой совокупность образовательно-обучающих и культурно-воспитывающих условий, отражающих политическое и социаль­но-экономическое развитие, состояние духовно-нравственной сферы общества, национально-культурные и исторические традиции, а также развивает и фор­мирует личность (Мертенс, 2006).

Также отметим основные характеристики культурно-образовательной среды: формирующее влияние среды; наличие субъектов, оказывающих формирующее влияние; связь со временем и пространством; преемственность и использование имеющегося опыта; динамичность и изменчивость.

В культурно-образовательном пространстве и культурно-образовательной среде, образующейся в пределах одной страны, выделяют территориальные уровни:

-             общегосударственный;

-             региональный (субъекты федерации в федеративном государстве);

-             муниципальный.

Под культурно-образовательным пространством региона И. Я. Мурзина по­нимает сложную организованную целостность, в которой ключевыми элементами выступают сферы культуры и образования, транслирующие и актуализирующие смыслы, созданные в процессе человеческой деятельности в регионе, влияющие на идентичность жителей и их образ жизни. Данный автор представляет куль­турно-образовательное пространство региона как систему координат, в которой реализуется человеческая деятельность, где «вертикаль» — это смыслы культуры (мировоззренческие, нравственные и др.), а «горизонталь» — географическое пространство, в котором они пребывают (Мурзина, 2014).

Е.П. Белозерцев понимает под «культурно-образовательной средой реги­она» сложное, интегрированное явление, способствующее изучению факторов, условий, средств учебно-воспитательного процесса; рассматривает данную среду как показатель уникальности территории и способ описания особенностей педа­гогической практики, присущих конкретной территории и зависящих от спец­ифики местных условий соединения «культуры» и «образования» (Белозерцев, 2008).

Таким образом, сформулируем обобщенное авторское понимание сущ­ности «культурно-образовательной среды региона» как сложного явления, представляющего собой динамичную совокупность образовательно-обуча­ющих и культурно-воспитывающих условий формирования, социализации, и развития личности (в том числе на основе региональной идентичности), с участием различных акторов, включенностью самой личности, социальных групп и совокупности членов региональной общности, связанных данными условиями, а также взаимовлиянием культурно-образовательной среды реги­она с социализирующейся личностью и региональным сообществом в целом и взаимодействием между субъектами культурно-образовательной среды, где образовательно-обучающие и культурно-воспитывающие условия имеют про­странственно-временные границы и уникальные региональные особенности: политическое и социально-экономическое развитие региона, состояние духовно­нравственной сферы регионального сообщества, культурные ценности и тради­ции, исторический и социокультурный опыт региона, а также символические средства, отражающие ценности, традиции и уникальность развития региона.

Важными качественными результатами социализирующего влияния культурно-образовательной среды как на отдельного индивида, так и на со­циальные группы и всю региональную общность будут: приобретение знаний о регионе проживания (малой родине), о региональном социуме; формирование позитивного образа региона и положительного отношения к базовым ценностям регионального сообщества, патриотических чувств к малой родине, толерант­ности, а также возможности получения опыта участия в различных проектах, реализации социальных инициатив, творческой деятельности, что, безусловно, и формирует региональную идентичность.

В государствах, состоящих из поликультурных регионов, вопросы форми­рования региональной идентичности становятся сегодня очень актуальными. Особое внимание уделяется процессу формирования региональной идентичности молодежи как самой активной и мобильной социальной группы. Региональная идентичность позволяет отразить ценностные ориентации молодежи, состояние и динамику ее настроений, поведенческий потенциал молодых людей.

Для понимания специфики процесса формирования региональной иден­тичности молодежи субъектами культурно-образовательной среды необходимо обратиться к двум подходам: символическому интеракционизму и социальному конструктивизму. Представители символического интеракционизма (Ч. Кули, Дж. Мид, Ш. Страйкер) рассматривают идентичность как фактор и результат социального взаимодействия. Для исследователей важен процесс социальной интеракции, значимым фактором при формировании идентичности выступает влияние социального окружения. Конструктивисты (Б. Андерсон, П. Бергер, Т. Лукман, Н. Луман и др.) считают, что идентичность — результат социального конструирования (Бергер, Лукман, 1995). Сегодня при рассмотрении понятия идентичности конструктивизм является доминирующим научным подходом (Фадеева, 2016).

Региональную идентичность мы будем понимать как «комплекс символи­ческих и идейных установок и смыслов, связанный с процессом интерпретации регионального своеобразия, через который уникальность региона приобретает осязаемые черты в образах, символах и мифах, разделяемых членами региональ­ного сообщества» (Семененко (ред.), 2011). Региональная идентичность — это отождествление себя с территорией, самоидентификация с общностью, про­живающей в данном регионе и обладающей определенными особенностями. Внутригосударственный регион рассматривается проживающими там людьми как «особая часть» страны. Для рассмотрения концепта региональной идентич­ности важны элементы, связанные с культурными, этническими, религиозными характеристиками региона, политическими и экономическими отношениями в регионе, значимостью региона в структуре межрегиональных отношений в го­сударстве, его потенциалом. В процессе региональной идентификации человека происходит отождествление себя с региональной общностью и выделение своей общности из населения всего государства, определение «других» или «осталь­ных», сопоставление интересов, ценностей, оценок, характерных для жителей своего региона с «чужими» ценностями и интересами.

В структуре идентичности выделяют три основных компонента — ког­нитивный, эмоционально-оценочный и поведенческий. Отметим специфику региональной идентичности молодежи. Особенности этой социальной группы влияют на характер всех трех составляющих в структуре региональной идентич­ности. Оставаясь максимально открытыми к получению новых знаний, молодые люди, обучаясь в старшей школе, в средних и высших учебных заведениях, уже способны к критическому анализу происходящих в регионе, стране и мире событий. Молодежь готова к формулированию собственной оценки событий, действий, способна к выражению и аргументированию своей точки зрения. Молодых людей достаточно легко привлечь к участию в мероприятиях и акциях.

Субъектами, формирующими представления молодежи о регионе, его истории, культуре, влияющими на отношение молодых людей к региону, вы­ступают государственные и муниципальные органы власти, учреждения обра­зования и культуры и институты гражданского общества. Региональные органы государственной власти разрабатывают и реализуют комплексную политику по формированию ценностей, оценок и представлений молодежи.

Основные знания о регионе, его истории, культуре молодые люди получают в процессе реализации образовательной политики. Процесс усвоения этих знаний отличается системностью и поэтапным усвоением. Только в данном процессе стоит уделять внимание не только истории развития региона, так как в этом случае возникает опасность увидеть в истории «утраченный рай» и те возмож­ности, которые он содержал (Мурзина, 2014). Знания, получаемые молодежью с помощью деятельности субъектов культурной политики, призваны дополнять формируемую образовательными учреждениями картину мира, ориентированы в первую очередь на эмоциональное восприятие. Политика в сфере культуры направлена на преемственность, сохранение, трансляцию и воспроизводство ценностей культуры региона, создание возможностей для привлечения моло­дежи к культурной и творческой деятельности.

Государственные органы власти, проводя культурно-образовательную политику в отношении молодежи, создают нормативно-правовые акты, специ­альные региональные программы. Также органы государственной и муници­пальной молодежной политики разрабатывают план молодежных мероприятий, к реализации которых могут быть привлечены и другие институты. Субъекты, которые конституируют идентичность, находятся в состоянии определения и переопределения (Малинова, 2005).

Реализуя культурно-образовательную политику, органы региональной власти постоянно разрабатывают и корректируют образовательные програм­мы, способствующие формированию региональной идентичности молодежи. Например, во многих российских регионах уже длительное время в школьные образовательные программы включают учебные курсы по изучению особен­ностей развития региона (исторических, географических, социально-эконо­мических, культурных). Так, в Краснодарском крае выросло уже поколение молодых людей с момента введения в школьную образовательную программу общеобразовательных учреждений учебного курса «Кубановедение». Более 10 лет с 2004 г. предмет «Кубановедение» преподается в школах Краснодарского края. При этом стоит обратить внимание на следующее: при разработке учебников в различных регионах авторы стараются учитывать то, что «"осмысление на­стоящего и заряженность на будущее молодых людей должны также получить свое воплощение в содержании образования» (Мурзина, 2014). Авторы стараются размещать в учебниках разделы с информацией о современной политической, экономической, социальной и культурной ситуации в регионе.

Также разрабатывается ряд современных интересных для молодежи про­ектов, связанных с культурным развитием, в том числе с использованием новых информационных технологий, с целью вовлечения большего количества молоде­жи. Можно привести один из примеров в рамках краевой молодежной политики в Краснодарском крае — проект «Литературная Кубань», целью которого является популяризация чтения и литературы среди молодежи. Этот проект состоит из нескольких мероприятий, в том числе в него входят создание и полное инфор­мационное сопровождение литературных групп муниципальных образований Краснодарского края в социальной сети «Вконтакте» (каждым районом создана литературная группа «Вконтакте», которая служит интерактивной площадкой для постоянного пополнения новыми произведениями местных авторов), издание сборника стихотворений молодых поэтов Краснодарского края («Литературная Кубань».), что, безусловно, направлено на поддержку молодых авторов, а также развитие в целом современной литературы Краснодарского края.

Средства массовой информации могут также подключаться к данному про­цессу, становясь в этом случае субъектом культурно-образовательной среды. Пример такого подключения — размещение газетой «Кубанские новости» информации, посвященной десятилетию введения «Кубановедения» в школах Краснодарского края (Жиляков, 2015). Еще одним из примеров может служить ориентир на взаимодействие и сотрудничество со средствами массовой инфор­мации в реализации в рамках краевой молодежной политики в Краснодарском крае проекта «Территория туризма», целью которого является развитие моло­дежного движения по продвижению и популяризации туристской деятельности среди молодежи Кубани. Предусматривается разработка новых туристских маршрутов Кубани, развитие клубов туристической направленности, а также агитационная и пропагандистская работа со средствами массовой информации (размещение баннеров, рекламы в социальных сетях, рекламы на ТВ, радио, в газетах) («Территория туризма».), что, безусловно, направлено в том числе на формирование региональной идентичности и положительного образа региона в молодежной среде.

Субъектами формирования региональной идентичности могут также выступать региональные партии (если таковые есть в политической системе страны) или региональные отделения общенациональных партий, которые ориентируются на мнения граждан по определенным важным для региона во­просам. Политические партии привлекают молодых людей к участию в своих идеологически окрашенных мероприятиях.

В формировании региональной идентичности молодежи могут принимать участие общественные организации, молодежные объединения. Их значимость в этом процессе усиливается, если они сотрудничают в вопросах политики памяти с государством (Малинова (ред.), 2011). В качестве примера можно привести про­ект «Экспедиция "Имя Кубани”», который проводится народно-патриотической общественной организацией «За веру, Кубань и Отечество!» совместно с дру­гими общественными организациями во взаимодействии с Администрацией Краснодарского края и Законодательным Собранием Краснодарского края, в рамках которой предусмотрена номинация «Молодое имя Кубани», где будут рассматриваться лица от 14 до 29 лет, добившиеся значительных результатов в молодежном движении, государственной, общественной и культурно-обра­зовательной деятельности, внесшие достойный вклад в патриотическое и ду­ховно-нравственное воспитание, социально-экономическое развитие Кубани, а также проявившие себя и в иных областях деятельности («Экспедиция "Имя Кубани”»...).

К новым субъектам, оказывающим определенное влияние на формирование идентичности молодежи (в том числе региональной), можно отнести молодежные сетевые сообщества, организаторов популярных у молодежи «третьих мест»[2]. Деятельность данных субъектов часто несистемна и хаотична. Новые акторы формирования идентичности молодежи чаще всего прививают определенные ценности молодому поколению через досуговые практики. Современная молодежь часто собирается в антикафе — месте, где организуются различные мероприятия, конференции, показы и обсуждения фильмов, книг. Особенностью молодежи, связанной с ее возрастом, является возможность жить «в разных измерени­ях», использовать разнообразные стереотипы поведения в разных ситуациях. В данном случае следует учитывать то, что различные субъекты, значимые для молодого человека, могут стремиться привить ему нередко разные по значению ценности.

Основные субъекты культурно-образовательной среды обычно форми­руют позитивные образы региона и региональной общности. Это соотносится с тем, что для человека наиболее естественным является стремление иметь по­зитивную идентичность, которая дает ощущение психологической безопасности и стабильности (Янгирова, 2011). Но молодые люди в процессе идентификации могут и сами выбирать критерии для сравнения себя с «другими», своего ре­гиона с другими регионами. Региональная идентичность относится к «много­уровневым» территориальным идентичностям, включает самоидентификацию

индивидов с государством, регионом, городом, местностью и т.д. Региональная идентичность молодежи не противоречит общенациональному патриотизму, но не нужно забывать, что при особых условиях может быть связана с сепаратист­скими настроениями.

Процесс идентификации отличается динамичностью и зависимостью от многих факторов, поэтому имеет незавершенный характер. Региональная идентичность имеет подвижный, динамичный характер.

Таким образом, региональная идентичность молодежи формируется различными государственными и негосударственными субъектами, характер этого процесса зависит от множества факторов, важными из которых являются объективные характеристики региона, ценности, интересы и действия заинте­ресованных акторов, в том числе самой молодежи. Субъекты формирования региональной идентичности могут стремиться к конструированию определенного образа региона в сознании молодежи, но никогда этот процесс не выйдет на за­вершающий этап, деятельность по формированию региональной идентичности носит постоянный характер. В силу большого числа субъектов культурно-об­разовательной среды, формирующих региональную идентичность молодежи, и разного характера их деятельности в данном направлении может возникнуть ситуация не только дополнения, но и взаимовытеснения образов (Mouffe, 1995). Поэтому необходимо, чтобы данный процесс отслеживался и координировался со стороны основных субъектов культурно-образовательной и молодежной по­литики региона, прежде всего, органов государственной и муниципальной власти. Представляется значимым в этой связи развитие культурно-образовательной среды региона с благоприятными условиями для формирования региональной идентичности молодежи. Важно включать различные формы взаимодействий субъектов, используя инновационные подходы и организованную совместную деятельность субъектов по сохранению, трансляции и усвоению норм, ценностей, знаний, традиций в соответствующих данной культурно-образовательной среде символических формах. Прежде всего, стоит обратить внимание на взаимодей­ствие органов региональной культурно-образовательной политики и молодежной политики, а также коммуникацию с учреждениями культуры и образования. Такое взаимодействие может способствовать решению определенных проблем совместными усилиями, помочь выявить возможности инновационного разви­тия. Но в то же время могут выявиться и проблемы в совместной деятельности (управленческие, организационные и методические) в различных аспектах развития культурно-образовательной среды совместными усилиями разных ведомств.

В завершении отметим то, что в условиях конкретного региона в зависимо­сти от характера и интенсивности проблем, имеющихся ресурсов, деятельности различных субъектов, те или иные составляющие культурно-образовательной среды могут выступать в качестве приоритетных направлений культурной, об­разовательной и молодежной политики региона.

Культурно-образовательная среда региона должна создавать необходимые условия для актуализации значимого прошлого опыта, важных для региональ­ного сообщества традиций, а также сочетать эти условия с инновационными культурно-образовательными практиками для укоренения настоящего, фор­мирования устойчивой региональной идентичности и благоприятного образа будущего. Особо значим данный подход, на наш взгляд, во влиянии культурно­образовательной среды региона на формирование региональной идентичности молодежи. Это необходимо учитывать при организации культурно-образо­вательной и молодежной политики региона и взаимодействии с субъектами культурно-образовательной среды региона.

 

Список литературы:

[1] Артамонова, М. П. (2014). Культурно-образовательная среда школы как простран­ство социализации несовершеннолетних. Теория и практика общественного развития, 12, 74-77.

[2] Белозерцев, Е. П. (2008). Культурно-образовательная среда — миф или реальность, традиция или инновация. Гуманитарий: научно-публицистический альманах, 7, 182-189.

[3] Бергер, П., Лукман, Т. (1995). Социальное конструирование реальности. Москва: Медиум.

[4] Жиляков, В. (2015, Март 18). Десять лет назад в программу школьников было введе­но Кубановедение. Кубанские новости. Режим доступа: http://kubnews.ru/news/9250/

[5] Кривых, С. В. (2011). Соотношение понятий «среда» и «пространство» в социо­культурном и образовательном аспектах. Мир науки, культуры, образования, 2 (14), 14-18.

[6] «Литературная Кубань». Управление молодежной политики Министерства об­разования, науки и молодежной политики Краснодарского края. Режим доступа: http://molod.info/projects/literaturnaya-kuban/

[7] Малинова, О. Ю. (ред.) (2011). Идейно-символическое пространство постсоветской России: динамика, институциональная среда, акторы. Москва: РОССПЭН.

[8] Малинова, О. Ю. (2005). Исследование политики и дискурс об идентичности. Политическая наука, 3, 8-20.

[9] Мертенс, Е. С. (2006). Развитие культурно-образовательной среды Смоленской губернии во второй половине XIX — начале XX века: автореф. дис. ... канд. пед. наук. Смоленск.

[10] Мурзина, И. Я. (2014). Региональное культурно-образовательное пространство: структура, функции, социокультурный потенциал. Москва: Перо.

[11] Семененко, И. С. (ред.) (2011). Политическая идентичность и политика идентич­ности: в 2 т. Т. 1. Москва: РОССПЭН.

[12] «Территория туризма». Управление молодежной политики Министерства об­разования, науки и молодежной политики Краснодарского края. Режим доступа: http://molod.info/projects/territoriya-turizma/

[13] Фадеева, Л. А. (2016). Идентичность как категория политической науки: исследова­тельское поле и когнитивный потенциал. Политическая наука, 2, 164-180.

[14] «Экспедиция “Имя Кубани”». Режим доступа: http://xn-80abuchlk9b2g.xn — plai/ index.html

[15] Янгирова, С. М. (2011). Социальная идентичность: общие проблемы. Вопросы тео­рии и практики. Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение, 2 (8), 203-207.

[16] Mouffe, C. (1995). Democratic Politics and the Question of Identity. In J. Rajchman (Ed.) The Identity in Question (pp. 33-47). New York: Routledge.

 

Примечание:

1. Статья подготовлена в рамках проекта РГНФ № 16-13-23026 «Формирование региональной идентичности молодежи в культурно-образовательной среде Краснодарского края» (2016-2017 гг.).

2. Третье место (англ. the third place) - часть городского пространства, место проведения до­суга, которое не связано ни с домом («первое место»), ни с работой («второе место»).

 

Авторы: Бориско О. А., Миронцева С. А.

Источник: Журнал «Человек. Сообщество. Управление». 2017. Том 18. №1.