Есть мнение

Владимир Путин продемонстрировал, что Россия является гарантом мира и стабильности

29 октября 2016

Выступления лидеров стран, являющихся ключевыми игроками мирового политического пространства, на 70-й юбилейной Генассамблее ООН были заранее анонсированы и вызвали разные ожидания. Самой предсказуемой оказалась речь Барака Обамы. Традиционная апелляция к ценностям демократии, демонстрация решимости решать мировые вопросы по собственному мнению и желанию, очередная претензия на то, что интересы США и есть источник мирового права и миропорядка.

Все внешне правильно и в соответствии с общей доктриной, что Америка выступает за все хорошее, против всего плохого. Но, когда эти вдохновенные слова начинаешь накладывать на реальные дела политиков США в последние десятилетия, тут и выявляется нестыковка того, о чем говорят и что в реальности делают и демократы и республиканцы.

- Наша страна обладает огромной мощью, и мы не будем медлить в применении военной силы, если помощь понадобится нашим союзникам,— заверил президент США.

А кто союзники США? После почти полутора десятков лет пребывания американских войск в Афганистане, Талибан снова расширяет свое влияние. Оружие и подготовленные боевики для «умеренной сирийской оппозиции» пополняют ряды Аль-Каиды и ИГИЛ. Саудовская Аравия возглавила коалицию, которая, не спрашивая мнения ООН, по собственному разумению военной силой наводит порядки на территории соседних суверенных государств. И в Йемене мы уже видим их тесное взаимодействие с Аль-Каедой. На обломках Ирака, Ливии, Сирии возникает питательная среда для появления новых радикальных структур, ориентированных на разжигание войны со всеми «неверными» в регионе.

А какая реальная угроза есть для европейских союзников?

В Европе, ликвидация организации Варшавского Договора, готовность Российской Федерации не просто ликвидировать все базы в европейских государствах, но и вести конструктивный диалог о разоружении в регионе делала НАТО совершенно ненужной структурой. Но, вместо встречных шагов, обещанных руководством США в начале процесса окончания «холодной войны», когда Рональд Рейган торжественно заявил, что американские солдаты не пойдут за линию могил их предков, которые погибли в Европе, ликвидируя фашизм, мы увидели совсем другой процесс – расширения НАТО и неуклонного захвата под свой контроль все новых территорий. И все это, конечно, под разговоры о поддержке суверенитета и демократического выбора людей. Там, где не было возможности открыто обеспечить господство проамериканских политических режимов, миллиарды долларов вложены в создание политических и вооруженных структур, нацеленных на полное уничтожение любых политических сил, для которых американский диктат не является ключевой аксиомой политики.

Внутри Европы не осталось государств, способных бросить военный вызов соседям. А Россия, переживая трудный этап перехода от советского общества и плановой экономики к капитализму и рынку, утратила ресурсы и мотивы силовым образом влиять на страны, которые, объединившись в единый союз, в разы превосходят её по экономическому потенциалу. Но, самое главное, мотив к мирному сотрудничеству абсолютно перевешивает гипотетические выгоды от силового доминирования. Устойчивое экономическое развитие стран Евросоюза гарантирует все возрастающий спрос на ключевые товары российского экспорта. Развитие экономического сотрудничества обеспечивает усиление позиций обеих сторон. В этих условиях рушить эту гармонию может только внешняя сила, которая как раз и опасается роста значимости этой доходной, для её участников, модели взаимодействия. На европейском континенте создана уникальная ситуация, когда национальные интересы соседних стран не противоречат друг другу, а настроены в унисон.

Некоторые крупные державы, по словам господина Обамы, «подрывают мировой порядок, демократические принципы, в результате пространство для гражданского общества сужается». Вот это как раз самокритичная характеристика того, что США наделали в мире за последние годы. Что, расширение пространства для демократии и гражданского общества мы наблюдаем в Афганистане, Ираке, Ливии, Украине, в которых США прямо установили режим своей оккупации или привели к власти силы, которые при их поддержке вооруженным путем свергли законные власти?

Барак Обама призвал к сотрудничеству между государствами мира. Но, как мы убедились, это сотрудничество воспринимается исключительно в формате следования в фарватере стратегии, разработанной и реализуемой в Вашингтоне. Причем, если выгоды от этого сотрудничества США предпочитают оставлять себе, в виде выхода на новые рынки, постановки под свой контроль наиболее привлекательных проектов в экономике, то платить по счетам предлагают своим союзникам в виде повышения расходов на оборону, принятия миллионов беженцев с территорий, где они инициировали гражданские войны.

США не считают нарушением международного права прямую поддержку вооруженного свержения легитимных политических режимов, но любое противодействие этому объявляется ими неправомерным.

Барак Обама высказался против диктатуры, за диалог власти и оппозиции, а также процветание гражданского общества. Но, при этом США абсолютно не воспринимают диалог на равных власти и оппозиции в Сирии и на Украине. Там они предпочитают замечать и поддерживать только те силы, которые находятся под их контролем.

В чем же причина такого разительного расхождения слов и дел. Она не в интриге американских предвыборных раскладов. Она в цифре 18,4 трлн. долл. государственного долга. Цикличный кризис не является уже неожиданным явлением. США к нему подходили еще в 90-х годах ХХ века. Крушение СССР и просоветского блока европейских стран, открыло для западных корпораций новый емкий рынок. И это полностью сняло остроту кризиса. Но инерция перепроизводства и стабилизация новых рынков, усиленная все возрастающей экспансией китайских товаропроизводителей, вновь выявила сложности в развитии экономики США. Попробовали решить проблему с помощью сверхдешевого кредита, перейдя к усиленной поддержке различных корпораций по принципу «приватизации прибыли и национализации убытков» (яркий пример – война в Ираке). В итоге лоббисты транснациональных корпораций в полной мере реализовали свои возможности по освоению бюджетных ресурсов. Внутренние резервы стимулирования экономического роста практически исчерпаны. И снижение цен на нефть, другое сырье не помогает, а вносит свой вклад на нарастание убытков, поскольку сланцевая отрасль становится не рентабельной.

К тому же США уже перестали быть крупнейшей экономикой мира. ЕС и КНР сравнялись, а по некоторым оценкам и обогнали их. А это уже серьезный удар по всей стратегии доминирования США в мире. И справиться с этой ситуацией за счет интенсификации своих внутренних ресурсов они уже не в состоянии. А если нет возможности догнать конкурентов в честной борьбе, но начинают использовать менее цивилизованные способы.

Исторический опыт показывает, что две мировые войны, конфликты в других частях света, от которых США отгорожены двумя океанами, не просто позволили периферийному государству занять более комфортное место, но сделали его центром мировой политики. Поэтому соблазн вернуть себе гегемонию, ввергнув мир в очередную кровавую вакханалию, очень велик. Победителей не судят. Потом можно будет списать все грехи на проигравших, снова представ в тоге миротворца и переделив послевоенный мир в соответствии с собственными интересами.

Нужна ли война странам БРИКС, Европе, всем, кто взял курс на экономическое развитие и социальные реформы? Конечно, нет. Именно поэтому самой тяжелой задачей для американских политиков становится поиск и накачивание ресурсами сил, которые видят в войне способ прихода к власти или расширения своего влияния. И лучше всего это удается в Африке и на Ближнем Востоке, где неудержимый рост численности населения, при ограниченности ресурсов и высокой потенциальной конфликтности, создает наиболее благоприятные условия для запуска кровопролития. Именно поэтому придумываются и инициируются различные поводы для начала вооруженных столкновений. Именно поэтому США лишь изображают противодействие террористическим группировкам, по факту подпитывая их деятельность.

Украина, а потенциально Молдова и Прибалтика – это уже территории искусственного создания острых противоречий в Европе. К 2014 году, для многих европейцев, становилось все менее понятным, зачем надо тратить средства на сохранение НАТО, если им никто не угрожает? Чтобы конфликт возник, потребовалось искусственно разжечь противоречия в формате «Европа против внешнего врага». Для этого использовали киевский евромайдан. Для этого инициируются волнения в Кишиневе. Для этого разжигаются антироссийские настроения в Прибалтике, Грузии, Польше, да и в целом, по всей Европе.

Афганистан показал, что натовские экспедиции вдали от границ Европы не пользуются поддержкой. А вот проблемы непосредственно внутри Европы или рядом с границами натовских государств, это уже совсем другое дело. В этом случае можно преодолеть негу европейского обывателя и найти социальные группы, которые можно радикализировать и заразить воинственными настроениями. Неважно против кого. Нужен результат – перемалывание ресурсов конкурентов для сохранения экономического и политического господства американской элиты. А ЕС, напомним, имеет уже большую экономику, чем США и евро, которое становится конкурентом доллару.

Еще одним центром глобальной конкуренции стали страны БРИКС. В совокупности они экономически мощнее США в 1,4 раза и тоже запускают альтернативу долларовому доминированию. И это реальный вызов для американской элиты.

КНР, при таких раскладах, воспринимается как главный экономический конкурент, а Россия – единственное государство в мире, имеющее практически паритет с США по ракетно-ядерному вооружению.

Поэтому выступление лидеров этих стран американские политики слушали с особым вниманием.

Си Цзиньпин был тоже вполне предсказуем. Он несколько удивил обращением к классическому мотиву о мечте, китайской, в его формулировке, которая не может осуществиться «без торжества миропорядка». Китай будет идти путем построения мира во всем мире вне зависимости от дальнейшей эволюции мирового порядка. Китайский лидер был последователен и прагматичен. Его рецепт гармонизации международных отношений содержит в своей основе диалог и систему консультаций, а не конфронтацию. Апелляция к поиску общей справедливости, которая позволит подняться выше узко национальных интересов свидетельствует о том, что КНР готово к компромиссам и соглашениям и не собирается навязывать свои идеологические и геополитические установки. Поэтому поддерживается многовекторная модель международных отношений. «Нам необходимо с уважением относиться ко всем цивилизациям»,— призвал китайский лидер. Все это не только полностью соответствует текущим интересам КНР, но и неуклонно реализуется.

Если в Европе начинается рост численности вооружений и расходов на оборону, то Китай сокращает 300 тыс. военнослужащих. И это очень примечательно. Практически все сокращение относится к сухопутным войскам. А самые протяженные границы у КНР с Россией и Индией. И такая армейская реформа показывает, что формат ШОС себя полностью оправдал и дает реальный результат, в том числе и за счет снижения расходов на обеспечение паритета безопасности с соседями, конфликты с которыми были реальностью в недавней китайской истории. Сейчас ключевые угрозы КНР видит со стороны океана. И необходимость обеспечения безопасности для транзитных путей международной торговли тоже касается, в основном морских коммуникаций.

В качестве подкрепления роста своего международного влияния китайское руководство предпочитает опираться на финансовый аргумент. И, в условиях нарастания мирового экономического кризиса, КНР готова направить 100 млн. долл. в ближайшие годы на помощь Африканскому союзу для реагирования на вооруженные вызовы. То есть попробует погасить нарастание кровавых конфликтов в одном из наиболее взрывоопасных и важных, в плане своего обеспечения ресурсной базой, регионе.

При этом Китай делает ставку на сохранения ООН в качестве площадки урегулирования своих глобальных споров, поэтому и ассигнует 1 млрд. долл. в его Фонд мира и развития.

Так что же, в этой ситуации ждали от Владимира Путина? Были мнения, что в ответ на возрастание давления на Россию, Президент ответит в духе своей мюнхенской речи. Определенные силы надеялись, что санкции и продолжение кризисных явлений сделает его более сговорчивым, и они услышат от него призыв о помощи и готовность пойти на компромисс, который диктуют США. Кто-то посчитал, что будет определенный размен одних интересов на другие и гадал, что важнее, для Кремля, сохранить за собой Донбасс или Сирию.

Путин сделал шаг, к которому оказались не готовы большинство его оппонентов. Он не отрекся ни от одной позиции, которую защищает Россия. Он не стал грозить «супостатам». Но и не стал прятаться за общие дипломатические формулировки, в попытке уйти от конкретного ответа.

Российское руководство предложило не мешать ему бороться с международными террористами. И вслух против этого никто не возразит. Было продемонстрировано желание договариваться по самым острым вопросам на основе учета интересов всех сторон. И в этом случае со стороны оппонентов было бы глупо с ходу критиковать такой подход. Были высказаны и общие принципы движения, которые способны помочь найти оптимальный путь из мирового кризиса – согласование принципов перехода на более высокие технологические уклады, в основе которых сбережение окружающей среды.

Но, самое главное, Владимир Путин продемонстрировал, что Россия является реальным гарантом поддержания мира и стабильности. Полное неприятие подходов, характерных для блокового мышления и сверхдержавного величия. Он предлагает честный разговор на принципах уважения легитимных политических институтов и реального суверенитета стран. Не говоря, в общем, о правах человека, он обратился к ключевому из них – праву на жизнь и безопасное развитие.

Мир реально стоит на пороге большого кровопролития. Для этого есть предпосылки, и есть субъект, который влезает во все регионы планеты. Сегодня альтернатива этому, только создание пространства коллективной безопасности, в которое вовлечены и в котором заинтересованы понимающие свой национальный интерес, политические элиты в полной мере суверенных государств. Именно осознание этой ситуации сближает позиции таких разных политических систем как Россия, Китай, Индия, Пакистан, Иран, Сирия, Казахстан, Беларусь и целый ряд других. Есть костяк государств, которые готовы согласованно обеспечивать мир на евразийском суперконтиненте. И в этом суть предложений российского лидера. Не дальновидно ожидать, что Россия возьмет на себя единоличное лидерство в противодействии силам, заинтересованным в новом силовом переделе международных отношений. Только коллективные усилия равноправных участников антивоенной коалиции, только уважение к национальным интересам и цивилизационным особенностям партнеров, только конструктивная договороспособная позиция может сделать предложения Российской Федерации основой для формирования нового пространства сотрудничества неприсоединившихся стран. Российский лидер предлагает демократию в международных отношениях как ответ на стремление политических элит США создать систему их единоличного диктата.

Но необходимо время, чтобы укрепить этот союз, оформить его технологически, политически, экономически. И Путин своей речью решает именно эту задачу. Мы помним опыт 30-х годов ХХ века, когда руководство СССР тоже понимало, что угроза большой войны очень реальна. Но, несмотря на все усилия, так и не смогло создать систему коллективной безопасности. И уже в ходе вооруженной борьбы, заплатив огромную цену, все же вышло на создание антинацистского блока.

В современных условиях, когда структура Совета Безопасности ООН является более конструктивной, чем у Лиги Наций, когда Европа перестала быть единственным доминирующим центром технологического развития, когда система политических коммуникаций позволяет более эффективно работать дипломатии, и, самое главное, когда ракетно-ядерный потенциал создает огромный сдерживающий эффект, есть возможность, преодолеть текущий мировой политико-экономический кризис малой кровью, не доводя ситуацию до глобального конфликта. Но это требует усиления ресурсной и технологической базы стран, противостоящих инициаторам войны, более эффективной координации всех сил, заинтересованных в предотвращении масштабного кровопролития.

В этом формате отношений, Владимир Владимирович сделал продуманный и взвешенный ход. Но это лишь шаг. И предстоит пройти большой путь, чтобы реализовать всю стратегию.

Владимир Савичев

Источник: http://www.mkset.ru/news/nonstop/25767/

Комментариев пока нет