Постпред Боливии при ООН С. Льоренти: «Когда он начинал говорить, все затихали…»

Слова боливийского дипломата подчеркивают ту яркую и важную роль, которую играл в Совете Безопасности ООН российский дипломат, постоянный представитель при ООН Виталий Чуркин. В понедельник, в возрасте 64 лет он ушел из жизни. Этой новостью были опустошены не только многие его коллеги, журналисты, которые работали рядом, но и все те, кто видел в нем яркого профессионала, звезду дипломатии и подлинного патриота России. В условиях текущего момента его утратой был нанесен огромный ущерб не только российской, но и мировой дипломатии. Признание этого факта содержится в многочисленной реакции со стороны мирового дипломатического сообщества, в том числе и в реакции традиционных оппонентов Виталия Чуркина.

Сразу нужно отметить, что нахождение на посту постоянного представителя в ООН требует титанического труда, – с огромной концентрацией усилий, с колоссальными требованиями к профессионализму, с наличием развитой гражданской ответственности и убеждённости в правоте своего дела. Все эти качества сочетал в себе погибший Виталий Иванович Чуркин, достойно представляя нашу страну в любых сложных ситуациях. Мы не оговорились вслед за МИД России Сергеем Лавровым, который именно слово погибший [на боевом посту] употребил в отношении Виталия Ивановича. «Дипломат – это человек, который на вопрос: «Который час?» – отвечает: «Я должен подумать». А г-н Лавров дипломат высочайшего уровня, кстати, прошедший до Виталия Чуркина ту же школу на том же посту. Мог ли он оговориться? Возможно. Errare humanum est. В конце концов, он, конечно, был ошеломлен и взволнован. Но вместе с тем очевидно, в таком случае он бы сам немедленно устранил эту неточность и развеял бы любые последующие трактовки, которые неминуемо возникают вслед за подобным высказыванием. Да, человек смертен, но, к сожалению, зачастую, он еще и внезапно смертен. Но погиб – содержит другой, хотя и не менее трагический смысл. Погиб – означает, стал жертвой насильственной смерти. Этими словами была обозначена истинная опасность осуществления дипломатии, которая находится на переднем крае борьбы. Виталий Иванович рисковал так же, как и находящиеся в Сирии наши военные или ополченцы на Донбассе. Вот этот посыл и содержался в словах МИД России, посыл, понятный профессионалам – для России и для всей мировой дипломатии.

В этом свете деятельность постпреда России в ООН без преувеличения можно назвать подвигом. Ведь он, разумеется, знал, что каждый день с ним может случиться непоправимое. Несмотря на это, последовательно, настойчиво отстаивал позицию России. В своей сложной работе он не бросался в крайности громыкинского «нет» или козыревского «да». Его деятельность базировалась на других, более сложных принципах – находясь на этом посту, человек должен знать всё, что происходит во всём мире, искать решения сложнейших вопросов, уметь вести переговоры, проявлять твёрдость, – и Чуркин это прекрасно делал. Его выступления были всегда выверены, аргументированы, представляли собой последовательность прочно упакованных силлогизмов, возражения на которые сформировать было весьма сложно. Не случайно все его оппоненты (даже наиболее непримиримые) – постпред Великобритании при ООН Мэттью Райкрофт, постпред США при ООН Никки Хейли, экс-постпред США при ООН Саманта Пауэр – стоящие на противоположных с российским дипломатом позициях, неизменно признавали его колоссальный профессионализм.

Однажды в споре с Вольтером его невыдержанный собеседник, знатный вельможа, в сердцах выплеснул вино из стакана в лицо философу. В ответ на это Вольтер спокойно заметил: «Это все эмоции. А где аргументы?». Аргументы, очевидно, закончились. Как закончились они и у непримиримых оппонентов Виталия Чуркина, позиция которого в последнее время стала предельно жесткой. Среди ярких иллюстраций этой жесткости – отповедь представителю Соединенного Королевства, который в ответ на очередное упоминание вопроса о Крыме, получил встречное предложение отказаться от Мальвинских островов, от Гибралтара, уйти с аннексированной части Кипра, оставить архипелаг Чагос, превращенный в гигантскую военную базу. При этом, как отметил, Чуркин, никаких опросов, референдумов, как в Крыму, там не проводилось… В ответ на критику со стороны постпреда США по поводу того же Крыма Виталий Чуркин напомнил начальные слова американской конституции: «Мы, народ…» – и указал на решающую роль в решении крымского вопроса волеизъявления народа Крыма, 93% которого высказалось за вхождение в состав РФ… А послу Украины в России В. Ельченко Виталий Чуркин выразил готовность продемонстрировать множество снимков разрушенных ВСУ жилых домов, многоэтажек на юго-востоке Украины, парируя на его заявление об имеющемся (одном!) снимке многоэтажки, разрушенной огнем со стороны ополченцев.

Накал страстей был чрезвычайно высок с обеих сторон. И когда от раза к разу в болезненных для них дискуссиях, переходящих в полемику, аргументы у оппонентов Виталия Чуркина закончились, им не осталось ничего, кроме «выплескивания бокала». После слов Сергея Лаврова в этом сомнений уже нет. Но какой же реакции нужно ждать от страны с высокопоставленным дипломатом, которой происходит такая развязка? А ведь еще недавно громыхали выстрелы в спину посла РФ в Турции Андрея Карлова. Складывается впечатление, что есть силы, желающие мотивировать Россию на реализацию примитивного принципа «око за око, зуб за зуб», втягивания ее в открытый конфликт.

В свое время на высоте в подобной ситуации оказался Николай I, нашедший достаточно самообладания и мужества продолжить диалог с Персией после вопиющего убийства всей (уцелел только секретарь посольства) дипломатической миссии в Персии в 1829 году. Тогда погиб и находящийся в Тегеране во главе дипмиссии А.С. Грибоедов, автор знаменитой комедии «Горе от ума», который также принципиально и последовательно, как и Виталий Чуркин в ООН, отстаивал интересы России в Персии, требуя тщательного соблюдения условий Туркманчайского мирного договора. Таким образом, Россия должна продолжить решение своих задач, а организаторы подлых убийств российских дипломатов должны понести ответственность за свои действия. Значит, нужный ответ заключается в последовательном продолжении той же линии во внешней политике. Сделать так, чтобы те цели, на пути к достижению которых погибли и Виталий Чуркин, и Андрей Карлов были достигнуты, чтобы их подвиг не был напрасен.

Комментариев пока нет