Статьи

Вьетнамская война - роль Британии в геноциде. Часть 3

10 июля 2018

После свержения Зьема, Вьетнам управлялся чередой военных марионеточных правительств, главными фигурами которых были южновьетнамские генералы Нгуен Ван Тхьеу и Нгуен Као Ки. Внутренняя крайняя репрессивная политика, чьи основы были заложены ещь Зьемом, продолжалась и при новых правительствах со всей поддержкой США, а также Великобритании.

В своем ежегодном обзоре за 1964 год британское посольство в Сайгоне отметило продолжающийся рост "народного недовольства" в Южном Вьетнаме во главе с буддистами и другими группами "с их акцентом на свободу от какого-либо режима или дисциплины". Столь же проблематичным, с точки зрения посольства, было и "нейтральное направление" (во внешней политике), отстаиваемое этими группами, и то, что они призывали к "возможности прекращения войны путем переговоров". Посол Великобритании отметил, что "любая надежда на политическую стабильность отныне будет зависеть от того, удастся ли каким-то образом сдержать народные силы".

Предпочтительный метод установления контроля над сельской местностью Южного Вьетнама сместился от "стратегических деревень" к "умиротворению". Это был "самый важный аспект антикоммунистической борьбы", по словам посла Этерингтона-Смита, который получил сильную поддержку и который был предложен США "экспертными советами".

"Умиротворение" означало, что значительная часть крестьянства была вынуждена покинуть свою землю против своей воли, как отмечалось в британских отчетах, проще говоря, происходил насильственный сгон крестьян с их мест проживания. Наиболее консервативная оценка указывает, что по крайней мере половина сельского населения была принудительно переселена в лагеря беженцев или в городские районы один или несколько раз, причем многие неоднократно. Данные правительства Южного Вьетнама указывали на 7 миллионов человек за период 1965-1972, это треть всего населения и половина крестьянства.

Период 1963-66 гг. ознаменовался прежде всего эскалацией вооруженной агрессии США. К 1966 году американские войска во Вьетнаме составили 370 000 человек личного состава, и "американские бомбардировки Северного Вьетнама проводились почти каждый день в течение всего года", отмечалось в ежегодном обзоре британского посольства за 1966 год.

Британская поддержка США продолжалась. В марте 1964 года премьер-министр Дуглас Хоум заявил, что в ходе недавних переговоров с президентом Джонсоном "я вновь заявил о своей поддержке политики Соединенных Штатов, которая... призвана помочь республике Южный Вьетнам защитить свой народ и сохранить свою независимость".

В мае 1965 года МИД кратко изложил британские интересы во Вьетнаме. Он заявил, что "прямое участие Великобритании во Вьетнаме незначительно", но "что наши интересы как некоммунистической державы будут ущемлены, если правительство Соединенных Штатов потерпит поражение в этой стране или не выполнит свои обязательства". Таким образом, престиж США оказался в опасности, и поражение "нанесет ущерб репутации Америки во всем мире". Точно так же "уход американцев из Южного Вьетнама показал бы и друзьям, и врагам на мировой арене ненадежность США и заставил бы наших друзей задаться вопросом, могут ли США в будущем бросить на произвол судьбы своих других союзников в случае неблагоприятной ситуации". Следовательно:

"В интересах Великобритании поддержать нашего главного союзника. Всякий раз, когда мы заявляем о своей решимости добиваться мирного урегулирования мы должны сопровождать это заявление общей поддержкой американцев, избегая их осуждения по их конкретным действиям.

Еще один британский интерес заключался в обеспечении американцами взаимной поддержки британской политики в Малайе. В записке Министерства иностранных дел от декабря 1964 года отмечалось, что " не в последнюю очередь потому, что нам нужна американская поддержка в Малайе, у нас, вероятно, нет другого выбора, кроме как оказать дипломатическую поддержку, какую мы можем, любой политике, которую правительство США решит принять [во Вьетнаме]".

Как отмечалось выше, в первой половине 1960-х годов британские официальные лица в целом полагали, что война во Вьетнаме США была выиграна, и поэтому продолжали поддерживать Вашингтон, зная, что он будет продолжать причинять местному населению невообразимые страдания. В декабре 1963 года, например, Роберт Томпсон отметил, что " боевые действия будут ожесточенными, а потери тяжелыми (более 100 000 вьетнамцев со всех сторон)". Он считал, что мир не будет восстановлен до конца десятилетия.

Но к 1965 году, исходя из анализа ситуации на местах, британским министрам стало ясно, что США на самом деле не могут выиграть войну. Однако это не помешало им продолжать поддерживать американцев. В марте 1965 года личный советник Уилсона Джо Райт отметил, что "американцы находятся в безнадежном положении в Южном Вьетнаме" и "не могут победить и пока не видят никакого способа сойти с крючка, который бы не повредил их престижу на международном уровне и не поколебал позиции президента внутри страны".

После того, как Уилсон стал премьер-министром в октябре 1964 года, открытая поддержка США Великобританией не уменьшилась. Но рассекреченные документы показывают значительный рост секретной поддержки, которую Уилсон оказал президенту Линдону Джонсону во Вьетнаме, на каждом этапе военной эскалации.

Интересно рассмотреть различные военные эскалации во Вьетнаме и реакцию Великобритании на каждую из них. В феврале 1965 года США вступили в новую опасную и разрушительную фазу войны, начав бомбардировку Северного Вьетнама в рамках кампании "Rolling Thunder". Документы показывают, что британцы уже обещали поддержать эту операцию в ходе обсуждений в Вашингтоне в декабре 1964 года. Великобритания согласилась оказать "недвусмысленную [sic] поддержку любым действиям, которые может предпринять правительство США, которые были продуманы и строго связаны с деятельностью Северного Вьетнама и Вьетконга". Через два дня после начала бомбардировок британский министр иностранных дел Майкл Стюарт проинформировал посольство в Вашингтоне о "оправданности этой акции с военной точки зрения" и сказал премьер-министру, что "я не говорил публично ничего, что могло бы показаться критическим по отношению к правительству США".

Поскольку Великобритания была одной из немногих держав, которые не осудили бомбардировку Северного Вьетнама, личный советник премьер-министра отметил, что "по причинам, связанным с престижем, было бы очень желательно, чтобы премьер-министр рассматривался как консультант американцев". Уилсон хотел лететь в Вашингтон, чтобы обсудить вопросы бомбардировок (что было отклонено президентом Джонсоном), о котором Райт написал:

"Он [Уилсон] был совершенно готов поддержать американцев во всем, что они делали в Южном Вьетнаме. Но ему было бы легче это сделать, если бы его видели обсуждающим стратегию действий с президентом Соединенных Штатов".

Британцы знали, что авиаудары США по Северному Вьетнаму были незаконными с точки зрения международного права. Действительно, британские официальные лица предупреждали США ранее, в мае 1964 года, что авиаудары создадут "трудности" для Великобритании. В беседах с США тогдашний министр иностранных дел Великобритании сказал, что:

‘Статья 51 Устава ООН, согласно которой страны могли бы действовать в порядке самообороны, может применяться лишь в случае реального вооруженного нападения, но не в случае инфильтрации или диверсии. Я не представляю, как можно было сослаться на устав ООН для оправдания нападения на Северный Вьетнам".

Из стенограммы встречи следует, что Уилсон пытался удержать Джонсона от тотальной бомбардировки Северного Вьетнама (по типу стратегических бомбардировок нацистской Германии ВВС Британии и США в годы ВМВ), предлагая ограничиться лишь точными и локальными ударами по достоверно выявленным военным целям. Но он также сообщил ему лично, что "какое бы решение по этому поводу вы бы ни приняли... мы будем поддержим его".

17 февраля 1965 года посол США в Лондоне Дэвид Брюс сказал Уилсону, что США планируют не просто совершать ответные удары по Северному Вьетнаму за его агрессивные по отношению к американцам действия, но фактически развязали себе руки в действиях по всей стране, объявив, что будут совершать "любые воздушные и морские атаки против Северного Вьетнама, когда и где это необходимо". Стенограмма этого разговора показывает, что Уилсон выразил некоторые опасения по поводу этого изменения в политике США, выходящего за рамки предыдущего соглашения с США (т. е. атаки только по "точно определенным" военным целям). Он пожаловался на то, что США одновременно не выдвигают никаких предложений по политическому урегулированию. Однако в заключение Уилсон сказал, что Британия "конечно, должна будет поддержать Соединенные Штаты, даже не видя света в конце туннеля". К середине марта Майкл Стюарт отмечал, что Великобритания поддерживает США в их все более широкой бомбардировочной кампании на севере "как бы нам это не нравилось".

Все принципы британской поддержки США во Вьетнаме были предельно четко описаны в марте:

"Хотя время от времени мы выражали предостерегающие заявления в ответ на уведомления США о их планах нападения на север, мы ни на каком этапе не выступали против них. Наши комментарии в основном касались сроков или публичного освещения этих атак ... правительство ее Величества... ни на каком этапе не выступало против политики США, а скорее предлагало ввести незначительные изменения в сроках или других второстепенных аспектах время от времени, в целом, соглашаясь со всеми американскими планами".

В парламентских дебатах после начала американских бомбардировок Северного Вьетнама Уилсон отказался осуждать действия США. Напротив, он отметил, что "мы полностью поддерживаем действия США по противодействию агрессии Севера против Юга". Эта поддержка продолжалась после того, как Великобритания была в частном порядке проинформирована США в апреле, что бомбардироваться будут также "промышленные и инфраструктурные цели", а бомбардировки военных целей будут продолжаться постоянно, без перерыва, т.е. когда бомбардировочная кампания США вышла далеко за рамки того, что было согласовано с британцами.

После того, как Уилсон отбился от вопросов парламентариев по Вьетнаму и не критиковал политику США в своем выступлении в парламенте 9 марта, госсекретарь Дин Раск позвонил в посольство Великобритании в Вашингтоне, сказав, что "он высоко оценил то, как премьер-министр отвечал на вопросы по Вьетнаму в своих родных стенах. Он очень благодарен за оказанную поддержку". К тому времени, когда Уилсон встретился с Джонсоном в Вашингтоне в апреле, президент США "выразил очень глубокую признательность за линию, которой вы [Великобритания] следовали в отношении Вьетнама". Посол Великобритании в Вашингтоне также сказал президенту Джонсону, что США "получают всеобъемлющую поддержку от британского правительства".

Британское посольство в Сайгоне даже приветствовало Бомбардировки Северного Вьетнама. Посол Этерингтон-Смит отметил, что авиаудары были "логичным и по своей сути оправданным ответом на агрессию Северного Вьетнама". Он сказал, что "поскольку Запад проигрывает битву в политической и контрразведывательной области, они должны сосредоточиться на военном секторе, чтобы выиграть время" - ценное признание, по сути, морального банкротства политики США/Великобритании в регионе. Он также отметил, что эти атаки (США) привели к "отчетливому чувству облегчения и заметному, хотя и временному, ослаблению политической напряженности". Бомбардировки были охарактеризованы как :

"средство возмездия против коммунистической агрессии, как признак усиления американского участия и как надежда на скорейшую победу или, по крайней мере, скорейшее окончание войны".

Работники посольства хорошо понимали, каким может быть конечный результат американской бомбардировки. Как сказал генерал Максвелл Тейлор, посол США во Вьетнаме, что если Северный Вьетнам не уступит и не прекратит свои ‘’агрессивные действия’’, то "мы просто уничтожим их и сотрем в пыль Ханой". Британцы тут же поддержали очередную эскалацию, несмотря на мнение генерального консула в Ханое, который сообщил, что американские атаки "лишь увеличили решимость Севера воевать до полной победы".

Бомбардировки Северного Вьетнама продолжались, и целями были мосты, железные дороги и автотранспортные средства, электростанций, порты, казармы, склады снабжения, военные радиостанции и других промышленные и военные объекты. К середине года США в среднем совершали по 80-100 самолето-вылетов в день, при этом, по данным британских отчетов, на каждый вылет приходилось по 500 самолетов с 3000-5000 бомб. Британские официальные лица также были проинформированы США о том, что сила и продолжительность атак "постепенно наращивается все время и это будет продолжаться и дальше". Ни в одном из правительственных документов того времени не выражалось какой-либо обеспокоенности возможными гражданскими жертвами и страданиями мирных людей от этих бомбардировок. По оценкам (засекреченным) американского командования, 80 процентов жертв американских бомбардировок Северного Вьетнама составляли гражданские лица, о чем британцам также было прекрасно известно.

Когда США впервые использовали свои собственные самолеты для атак уже в Южном Вьетнаме в марте 1965 года, это также приветствовалось британским послом, который сказал, что это (воздушная война против Вьетконга) имело "благотворное влияние" как на вьетнамское правительство, так и на "моральный дух американских пилотов". 8 Марта 1965 года США высадили 3500 морских пехотинцев в Южном Вьетнаме, что, по словам Министерства иностранных дел, было "в нарушение статей 16 и 17 соглашения 1954 года, но мы еще не получили никаких протестов на эту тему" – поэтому лучше было промолчать об этом факте. Этот незаконный акт был также приветствован британским послом в Сайгоне, который сказал, что это "логичное продолжение политики, начатой с авиаударов по Северному Вьетнаму, признак решимости США активизировать свои усилия во Вьетнаме".

Затем, в июне 1965 года, США объявили, что сухопутные войска теперь будут участвовать в полномасштабных боевых действиях против южновьетнамских партизан на регулярной основе – по сути, еще одна значительная эскалация боевых действий, предпринятая американцами, даже несмотря на то, что американские войска уже до того участвовали в боевых действиях.

Британцы передали в Госдепартамент США копию своего проекта ответа на заявление США, в котором выражалась безоговорочная поддержка американских действий. 25 июля 1965 года Джонсон написал Уилсону, что он принял решение дополнительно направить не менее 80 тысяч американских солдат во Вьетнам, в дополнение к тем 80 тысячам уже присутствующих в стране, т.е. было принято решение удвоить контингент американских войск. В ответе Уилсона говорится: "я могу заверить вас, что правительство Ее Величества преисполнено решимости продолжать поддерживать американскую политику, которая, как я считаю, отвечает интересам мира и стабильности". Он также хвастался Джонсону, что:

"Наше отношение принесло большую пользу правительству Соединенных Штатов с точки зрения международного мнения, поскольку наш пример помог сдержать ряд европейских стран и стран Содружества от более громкого и решительного выражения своих собственных опасений относительно курса американской политики во Вьетнаме".

Этерингтон-Смит в Сайгоне был чрезвычайно доволен новыми действиями США, отметив, что объявление Джонсона создало "более обнадеживающую атмосферу". Это обеспечит США "ударной силой в высшей степени хорошо оснащенных, высокомобильных войск, могущих выполнять операции в любой части страны ... чтобы наказать Вьетконг".

Министерство иностранных дел заявило в сентябре, что "мы рады, что прибытие крупных американских подразделений позволило добиться столь значительного прогресса в направлении стабилизации военной ситуации в Южном Вьетнаме". Посылка дополнительных войск "восстановила моральный дух Вьетнама и позволила добиться поразительных военных успехов в борьбе против Вьетконга".

Следующей крупной эскалацией стала бомбардировка двух крупнейших городов Северного Вьетнама, Ханоя и Хайфона.

Британские официальные лица последовательно говорили США, что они не могут публично поддержать нападение США на эти города из-за общественной оппозиции. Они последовательно говорили США, что если они решат бомбить Ханой и Хайфон, британскому правительству придется публично отмежеваться от бомбардировок. Что показывают документы, так это то, что, когда США сообщили Великобритании в июне 1966 года, что собираются бомбить эти два города, Великобритания потворствовала США и продолжала их поддерживать в частном порядке.

Документы показывают, что британцы старались минимизировать эффект британской "диссоциации" от США.

Уилсон написал Джонсону, что:

"Дин [Раск, госсекретарь США] говорит мне, что вы понимаете, почему мы должны публично дистанцироваться от бомбардировок, и вы знаете, что это не повлияет на нашу общую поддержку ваших действий во Вьетнаме... я лично сочувствую вам и вашему выбору".

После того, как Джонсон сообщил Уилсону, что США решили нанести удар по нефтяным комплексам в Ханое и Хайфоне, Уилсон ответил, что он благодарен за предварительное предупреждение и что ему придется публично отмежеваться от этих действий. Но он также добавил:

Но я хотел бы заверить вас в том, что в этом заявлении (по поводу бомбардировок) мы также четко заявим, что мы по-прежнему убеждены в том, что правительство Соединенных Штатов справедливо продолжает оказывать помощь Южному Вьетнаму и что ответственность за эскалацию боевых действий и отказ от переговоров лежит на Ханое".

Официально британское правительство заявило 29 июня, что ‘’мы с сожалением относимся к бомбардировкам густонаселенных районов Ханоя и Хайфона", и что "мы ясно дали понять, что мы не можем поддержать продолжение подобных бомбардировок в этих областях, хотя мы уверены, что Соединенные Штаты принимали и будут принимать все меры предосторожности, чтобы избежать жертв среди мирного населения’’. Потом заявление утверждало о правильности ‘’помощи’’ и интервенции США в Южный Вьетнам, обвиняло в кровопролитии коммунистов и т. д., как описано выше.

В тот же день, когда Уилсон выступил с заявлением, вице-президент США и министр обороны встретились с послом Великобритании в Вашингтоне. Последний записал, что "оба заявили, что позиция премьер-министра хорошо понятна, и указали, что не будет никаких обид".

Затем Уилсон снова написал Джонсону и, по сути, извинился за британскую общественность, заявив, что, поскольку они (британская общественность) "не понимают всего клубка противоречий в Юго-Восточной Азии" и "не страдают от военных потерь, которые терпит ваш народ", и это "не должно создавать ошибочного впечатления, что наше правительство не поддерживает вас". Затем он сказал "я хочу, чтобы вы поняли, ... по многим позициям наши мнения расходились... но основную линию действий мы всегда поддерживали и будем поддерживать". В тех случаях, когда британское правительство "вынуждено было высказать другую точку зрения", "это была та цена, которая позволяла нам избежать проблем, чтобы не на словах, а на деле поддерживать США". Это очень четкое проявление неуважения к общественности со стороны избранных министров и должностных лиц, которое последовательно раскрывается в этих раннее секретных документах.

В то время как происходила эта переписка, Уилсон сказал парламенту, "что касается политики бомбардировок, мы ясно дали понять, что мы выступаем против любых бомбардировок Ханоя или Хайфона". По факту, это заявление было ложным.

Нет никаких доказательств того, что британская "оппозиция" бомбардировке Ханоя и Хайфона была вызвана гуманитарными вопросами. Скорее, озабоченность заключалась в том, что такая стратегия даст возможность для осуждения США в мировом масштабе. Как выразился официальный представитель посольства Великобритании в Вашингтоне, китайское информационное агентство "несомненно затопит мир фотографиями искалеченных младенцев в родильном отделении разрушенной бомбардировками ханойской больницы, что может нанести большой вред американцам".

Великобритания продолжала торпедировать попытки мирного урегулирования войны путем переговоров до тех пор, пока не стало ясно, что США не могут выиграть войну против коммунистов. В МИД отметили, что в дискуссиях с американцами в декабре 1964 года:

"Мы тогда не воспользовались возможностью рекомендовать правительству США политику переговоров по Индокитаю. Наоборот, мы обещали поддержку американской политике ... эскалации, направленной на военную победу, а не на мирное урегулирование".

Проблема заключалась в том, что "в нынешних обстоятельствах эти [переговоры] могут привести лишь к урегулированию, которое будет крайне неблагоприятным для западных интересов и глубоко унизительным для Соединенных Штатов".

Только к началу 1965 года, когда британские министры и официальные лица поняли, что война не может быть выиграна, они начали очень осторожно предлагать провести мирные переговоры. Они предложили СССР, Содружеству и странам, участвующим в Женевских договоренностях и, по сути, призвали к урегулированию согласно договоренностям 1954 года – свободные выборы в Южном Вьетнаме, вывод всех иностранных войск с обоих частей Вьетнама, нейтральный статус Вьетнама, словом, все те условия, что до этого Лондон отвергал в пользу военной победы над коммунистами. Северный Вьетнам представил свою программу из четырех пунктов к 1965 году, которая предусматривала эвакуацию американских войск из Южного Вьетнама, разрыв союза США с последним, принятие Южным Вьетнамом программы Фронта национального освобождения, свободные выборы во всех частях страны. Документы дают понять, что Великобритания способствовала переговорам не только для того, чтобы успокоить общественное мнение, желая, чтобы ее считали миротворцем, в то время как она в действительности поддерживала войну; она также сделала это специально в поддержку военной политики США. Например, в записке Министерства иностранных дел говорится, что "британские инициативы такого рода дополнят американское военное давление и значительно облегчат оправдание британской общественности нашей постоянной поддержки американской политики во Вьетнаме".

Иногда такая позиция выражалась очень откровенно. Например, Эдвард Пек из Министерства иностранных дел написал Этерингтон-Смиту в Сайгоне, что:

"Правительство ведет непрерывную арьергардную борьбу за сохранение британской дипломатической поддержки американской политики во Вьетнаме. Им это сойдет с рук, если они будут постоянно подчеркивать, что наша цель и цель американцев - это урегулирование путем переговоров".

Продвижение переговоров со стороны Великобритании означало предоставление США возможности "уйти из Вьетнама без серьезного ущерба для американского престижа". Министерство иностранных дел заявило, что "наши усилия по продвижению переговоров должны... идти рука об руку с постоянной поддержкой американской политики". Британская политика должна была содействовать урегулированию на условиях, приемлемых для американцев.

К февралю 1965 года британским чиновникам было сказано, что сотрудники посольства США в Сайгоне больше не считают целью США убедительную победу над Севером и коммунистами, но "целью военных действий против Северного Вьетнама является заставить его пойти на максимальные уступки в переговорном процессе". В том же месяце британский посол отметил, что "Джонсон рассматривает военные действия против Севера как прелюдию к окончательным переговорам".

Такое применение силы для достижения политической цели является терроризмом, и это было поддержано британским правительством Вильсона. Министр иностранных дел лорд Уолтон, например, отметил в конце 1964 года, что США:

"следует активизировать военную деятельность в максимальных пределах своих возможностей в течение следующих двух-трех месяцев: в то же время Соединенное Королевство как сопредседатель должно добиваться возобновления Женевской конференции".

Таким образом, когда Уилсон сказал парламенту в июне 1965 года, что "бомбардировка Северного Вьетнама не связана с какой-либо попыткой убедить или заставить Ханой прийти к столу переговоров", это противоположно тому, что говорили его подчиненные, и трудно поверить, что это была не просто еще одна ложь.

Прямая британская поддержка американских военных и сайгонских правительств продолжалась, хотя просьбы США в 1965 году о том, чтобы Великобритания открыто отправила свои войска, были отклонены. Желание США было описано одним чиновником министерства иностранных дел следующим образом: "Президент хочет, чтобы несколько британских солдат погибли во Вьетнаме вместе с американцами, чтобы их фотографии могли появиться в американской прессе". Интересно, что в британской пропагандистской системе привычной (и обычно единственной) ссылкой на британскую политику во Вьетнамской войне является отказ правительства Вильсона согласиться на просьбы США прислать войска. Это, безусловно, взбесило президента Джонсона, и это был публичный отпор США. Но Британия делала практически все остальное в пользу США, что удобно игнорировалось в публичном пространстве.

BRIAM продолжала обучать южновьетнамскую армию, в то время как официально утверждалось, что Великобритания не оказывала военную помощь. В 1964-65, например, 356 южновьетнамских солдат прошли "военную подготовку" в Малайе; было решено увеличить объемы подготовки по просьбе США во время переговоров в декабре 1964 года. Действительно, документы показывают, что США заплатили "пособие" членам BRIAM, которые в 1967 году перешли под командование США. Министерство иностранных дел отмечало, что "для того, чтобы сохранить публично оправданную позицию", что BRIAM не предоставлял военную подготовку – т. е. лгать – "правительство решило, что дополнительные американские платежи должны были быть оплачены через британское посольство, а не через индивидуальные контракты’’.

Официальные лица из Британской школы боевых действий в джунглях в Малайе также лично посетили Южный Вьетнам, чтобы дать советы по "борьбе с повстанцами". Роберт Томпсон присутствовал на многочисленных встречах с американскими военными и продолжал консультировать США и южновьетнамцев. Тем не менее, при этом он должен, отметил МИД, "быть осторожным и дать понять, что его приезд во Вьетнам... является его частной инициативой, а не посылкой правительства Ее Величества".

Когда Томпсон попросил взять американских военных во Вьетнаме в Борнео, чтобы показать им британский противопартизанский опыт военных действий, министерство иностранных дел сообщило ему, что американцы должны "путешествовать в штатском, и никакой рекламы их присутствию в Малайзии не будет". Визиты во Вьетнам британских военных были "ограничены по политическим причинам периодическими короткими визитами... с минимальной публичностью".

Британские чиновники были заинтересованы в том, чтобы отправлять военных офицеров во Вьетнам наблюдать и изучать военные операции США, но боялись огласки. Поэтому министр обороны Деннис Хили предложил использовать посольство в Сайгоне в качестве прикрытия и создать две новые должности помощников атташе по вопросам обороны. Они были введены в январе 1966 года и существовали в штате еще два года спустя. Они рассматривались как "единственный способ введения дополнительных британских военнослужащих во Вьетнам, который мог бы противостоять критическому общественному мнению по этому поводу", - отметили в МИД.

Когда BRIAM был технически свернут, эта миссия была официально включена в состав посольства. Один из участников BRIAM, Деннис Дункансон, продолжил свою работу в качестве советника правительства Сайгона по "информационной работе и психологической войне, в которой он настоящий талант", отметил один работник министерства иностранных дел.

Великобритания также предоставила США оружие для использования во Вьетнаме. Министры обсудили в 1965-66 гг., стоит ли экспортировать оружие в США, которое будет использоваться во Вьетнаме и приняли решение осуществлять поставки. Это было сделано с осознанием того, что поставки такого оружия являются нарушением Женевских соглашений. Например, в сентябре 1965 года Министерство иностранных дел согласилось экспортировать 300 бомб, предназначенных для ВВС США "для использования во Вьетнаме", заявив, что "не должно быть никакой рекламы" и что "получение бомб американцами должна быть осуществлено в Великобритании". За месяц до этого министр иностранных дел согласился предоставить США 200 бронетранспортеров ‘’Сарацин’’ для использования во Вьетнаме "при условии, что поставка состоится в Европе "и что не будет никакой рекламы".

Действительно, проводилась конкретная стратегия обмана общественности. В июне 1965 года, например, британское правительство сообщило американцам, что если они запросят оружие специально для использования во Вьетнаме, Британия не сможет его предоставить, но если они просто попросят оружие на "общих основаниях", не упоминая Вьетнам, то Британия осуществит необходимые поставки.

Уилсон сказал парламенту в июне 1967 года: "мы считаем, что в качестве сопредседателя [Женевских соглашений]... мы не должны напрямую поставлять оружие для использования во Вьетнаме". Такова была официальная позиция, принятая в начале 1967 года, которая позволила экспортировать в США "нелетальные" предметы военного снабжения. Это также позволило поставлять летальные предметы, при условии, что поставка не была произведена до конца 1967 года.

Нелетальное/летальное различие, по факту, было вымышленным. Например, в мае 1967 года Уилсон одобрил поставку "поковок и гильз для различных типов американских бомб и боеприпасов" после того, как ему сказали, что эти бомбы могут быть использованы во Вьетнаме. В июне 1967 года Британия также согласилась отремонтировать в Сингапуре австралийские пушки для использования во Вьетнаме "при условии, что это останется тайной для общественности". В сентябре 1970 года консервативное правительство еще больше ослабило ограничения, и бомбы и автоматические пушки для вертолетов были проданы Таиланду, в то время как тайцы занимались воздушными бомбардировками Камбоджи и Лаоса.

Комментариев пока нет