Статьи

Вьетнамская война - роль Британии в геноциде. Часть 2

29 июня 2018

Британская поддержка Зьема

Великобритания оказала значительную прямую поддержку южновьетнамскому режиму и американским военным. Британская помощь Зьему оформлялась через Британскую консультативную административную миссию (BRIAM). Миссия начала работать в Сайгоне с августа 1961 года, состоя из небольшой группой экспертов по "контрразведке", ‘’шпионажу’’ и "информации", ее деятельность должна была дополнить деятельность советников США. Глава BRIAM, Роберт Томпсон, быстро стал одним из, если не самым, важным из иностранных советников Зьема.

Утверждение британского правительства о том, что BRIAM выполняла чисто гражданскую (а не военную) роль, было полной ложью. Меморандум о создании BRIAM отмечал, что цель миссии состоял в обучении ‘’противопартизанской борьбе’’ южновьетнамских военных. Посол Хохлер заявил в июне 1962 года, что Зьем принял " предложения по ведению войны, выдвинутые опытной консультативной миссией (BRIAM)". Только в 1962-63 г.г. около 300 вьетнамских солдат прошли противопартизанскую подготовку в Малайе. К августу 1963 года режим Зьема был охарактеризован как "наиболее удачливый и прилежный ученик", из всех режимов, чьи военные обучались англичанами.

В конце 1962 года команда из 20 британских техников, все из которых получили американские служебные удостоверения личности, установили и начали эксплуатировать навигационную систему для американских военных самолетов. Это было описано как "неоценимая помощь для организации точечных бомбардировок, доставки грузов и десантирования".

В ноябре 1962 года британское правительство согласилось одолжить США две бронированные машины Ferret (хорек) для испытаний во Вьетнаме. Американцы, присутствовавшие в Малайе, высоко оценили противопартизанские возможности британских бронемашин.

В конце 1962 года британскому генерал-лейтенанту было разрешено принять участие в работе американского агентства перспективных исследовательских проектов в Бангкоке, в ходе которой он должен был действовать "в передовых районах Южного Вьетнама".

Однако основным британским вкладом в войну были программы Роберта Томпсона по борьбе с повстанцами, основанные на (крайне жестоких) мерах в Малайе, которые привели к разработке и осуществлению "Дельта-плана" и программ "стратегических деревень" во Вьетнаме. Американские военные чиновники, как сообщалось, были очень впечатлены действиями Томпсона и "были очень довольны" тем, что "ценный опыт, который мы получили в Малайе, был наилучшим образом использован в Южном Вьетнаме".

По приглашению Южного Вьетнама Томпсон, в то время высокопоставленный служащий колониального малайского правительства, посетил Южный Вьетнам в апреле 1960 года и подготовил доклад, посвященный эффективному ведению "антитеррористических операций". Этот доклад "произвел впечатление на вьетнамское правительство", как позже отметило Министерство иностранных дел, и послужил основой для американской программы борьбы с Вьетконгом, принятой в 1961-м году.

В конце 1961 года Томпсон подготовил проект "основанный на малайском опыте", который стал известен позже как план Дельта. Цель, по данным Министерства иностранных дел, заключалась в том, чтобы обеспечить "доминирование, контроль над населением, особенно в сельских районах, и эффективную оккупацию". План предусматривал введение комендантского часа и запретных зон, в которых не допускалось присутствие вьетнамцев, тотальный контроль за передвижением местного населения по всем дорогам и водным путям, с тем чтобы "помешать коммунистической курьерской системе", а также введение "нормирование и контроля выдачи продовольствия" в некоторых районах. Районы подразделялись на несколько групп в зависимости от распространенности и активности партизан. Предполагалась дифференциация мер в зависимости от ‘’цвета’’ зоны. По словам главы внешнеполитического ведомства, "Томпсон считает, что борьба продлится около пяти лет и что кампания должна вестись строго по плану и последовательно, очищая от террористов область за областью".

В феврале 1962 года режим Зьема попросил Томпсона претворить план Дельта в жизнь, но его реализация вьетнамскими силами была "неэффективной" согласно Министерству иностранных дел. В значительной степени на основе плана Дельта США подготовили дальнейшую программу "борьбы с повстанцами" в южном Вьетнаме.

План Томпсона "Дельта" также был основой для американской программы "стратегические деревни", разработанной Роджером Хилсманом в Государственном Департаменте США. ‘’Концепция Хилсмана является практически полной калькой с планов Томпсона’’, - как сообщал один из высокопоставленных британских дипломатов в посольстве Вашингтона. По данным Госдепартамента:

"Стратегическая деревня - это, по сути, укрепленная деревня... высокая стена из бамбука и колючей проволоки построена вокруг всей деревни, ров вырыт вокруг стены; ров, в свою очередь, окружен земляным курганом. Территория вокруг деревни расчищена от растительности, чтобы не допустить обстрелов и не дать партизанам и террористам укрыться вблизи деревни.

Программа началась в конце 1961 года в нескольких регионах и распространилась на всю страну в апреле 1962 года, в результате масса ‘’стратегических деревень’’ была создана по всей стране.

В феврале 1963 года посол Хохлер сказал министру иностранных дел, что создание "стратегических деревень" и "переселение" оказались новым ярмом для вьетнамских крестьян. "Предполагаемые преимущества программы "поселений", по большей части, еще не проявились", - добавил он. Странно, что Эдвард Хит, тогдашний Лорд-хранитель Малой печати, в ответе на парламентский запрос всего два месяца спустя заявил, что ‘’программа стратегических поселений дает безопасность сельским жителям и при этом возможность сохранить и укреплять традиционную вьетнамскую сельскую общину’’. В действительности, программа "стратегических деревень" была чрезвычайно жестокой, и такие поселения часто мало чем отличались от концентрационных лагерей. Крестьянам предписывалось покидать свои дома и земли для строительства новых поселений зачастую в довольно отдаленных районах, в то время как наличные средства и строительные материалы, которые им выделялись, были недостаточными и плохого качества. При этом крестьянам предписывалось основную часть строительных материалов тратить на строительство именно укреплений, а не жилых домов, в результате на жилые дома оставалось всего ничего материалов и жилищные условия крестьян в таких поселениях были крайне убогими, куда хуже, чем в обычных деревнях. Южновьетнамские чиновники, управляющие этим процессом, "брали взятки, собирали незаконные налоги, разворовывали средства и строительные материалы, просто грабили крестьян и проводили репрессии", по признанию американских советников правительства. Прежде всего, программа не смогла решить проблему справедливого перераспределения земель, в результате популярность Национального фронта освобождения Южного Вьетнама только росла. К концу 1963 года Томпсон критически отзывался о неспособности вьетнамцев и американцев эффективно реализовать программу "стратегических деревень", заявив, что в данном случае они были созданы в случайном порядке, а не единому плану и что военные операции не были предназначены для поддержки программы. Чтобы "спасти" программу, он сказал: "правительство должно быть абсолютно решительным и, при необходимости, беспощадным". Он посоветовал, чтобы во время строительства "стратегических деревень" ни один дом не оставался за пределами периметра, и чтобы всех уговаривали "и заставляли, если это необходимо" перемещать свои дома внутрь стены. "Крестьяне не должны получать плату за строительство поселений", - призвал Томпсон. "От заката до рассвета в поселениях должен быть строгий комендантский час. Выход за пределы поселений должен быть запрещен ".

Повторяя, что правительство должно быть готово быть безжалостным, Томпсон добавляет:

"В качестве примера безжалостной меры я приведу пример села в Малайе (Джендерам) с населением около трех тысяч человек. Это был очень плохой район, и сама деревня была центром поддержки и снабжения для большого подразделения коммунистических террористов, когда большинство других районов вокруг нее были очищены. Предоставив жителям выбор между правительством и коммунистами, а также не сумев добиться какого-либо прогресса, обратившись к ним с призывом или убедив их сотрудничать, мы выдвинули пару батальонов в деревню. Все жители, мужчины, женщины и дети были депортированы и заключены под стражу на два года. Все дома были разрушены до основания. Удивительно, но это не вызвало общественного возмущения, а эффективность результата, приведшего к ликвидации соответствующего коммунистического террористического подразделения, заставила замолчать всех критиканов. Когда этот район был окончательно очищен от террористов, людям было разрешено вернуться, а восстановление деревни было затем в значительной степени субсидировано правительством. Сейчас там мир и процветание.... Не существует простого способа одержать победу. Сейчас население должно заплатить свою цену за обеспечение безопасности, чтобы не заплатить гораздо больше в будущем.’’

Министерство иностранных дел заявило в январе 1964 года, что "главным вкладом" Томпсона в операцию было "убедить вьетнамские власти в полезности стратегических деревень". В то же время новый посол Великобритании в Сайгоне Гордон Этерингтон-Смит признал, что стратегические поселения были "крайне непопулярны" и что новое правительство, которое только что свергло Зьема, "не намерено наступать на те же грабли, заставляя крестьян переселяться в такие поселения против их воли, теряя последние остатки доверия". Программа оказалась "дискредитированной", и программа, первоначально осуществляемая Зьемом, более не осуществляется. По его словам, программа была также крайне форсирована и оказалась неэффективной в устранении влияния коммунистов в сельской местности.

Британское правительство никогда не признавало, что британские войска воевали во Вьетнаме. Тем не менее, документы подтверждают, что британские подразделения участвовали в боевых действиях.

В августе 1962 года военный атташе в Сайгоне полковник Ли написал в военное ведомство в Лондоне, приложив к письму доклад кого-то, чье имя подверглось цензуре, но которого описывают советником колониального правительства Малайзии. Этот советник предложил направить во Вьетнам группу САС, что, по словам Ли, неприемлемо из-за позиции Великобритании в качестве сопредседателя Женевского Соглашения. Однако далее Ли писал:

"Однако эту рекомендацию (по отправке британских спецподразделений в Вьетнам) можно было бы выполнить, если бы личный состав получил фиктивный отпуск и временный гражданский статус или был прикреплен к американским подразделениям таким образом, что их британская военная принадлежность была бы утрачена, т.е. они бы считались частью американских войск. Американцы взывают к нашей помощи и крайне довольны, что советник (чье имя зацензурировано) присоединится к ним. Он действительно эксперт, полон энтузиазма, драйва и инициативы по отношению к этим первобытным народам, и я надеюсь, что ему будет оказана полная поддержка и помощь в решении этой задачи".

"Эти первобытные народы" - это отсылка к гористым центральным провинциям Вьетнама. Ли продолжает:

"Очевидно, что есть огромные возможности для оказания помощи практического характера в русле того, что уже предпринимается американцами. Таким образом, настоятельно рекомендуется, чтобы такой британский вклад [sic], который может быть осуществим, был осуществлен и способствовал поддержанию американских усилий на местах, особенно имея в виду нехватку определенных специалистов у американцев. Идеальным решением могло бы стать направление ряда групп для работы в конкретном районе, полностью интегрированном в общий план для Америки и Вьетнама. Гражданская сторона может состоять из тщательно отобранных европейцев и малайцев с соответствующим опытом, а военный элемент может быть взят из полка САС, который действовал в течение многих лет среди аборигенов в Малайе. Несомненно, можно было бы предпринять соответствующие шаги для предоставления им временного гражданского статуса. Хотя мы должны в значительной степени полагаться на американцев в плане материально-технического обеспечения, все же можно было бы внести позитивный вклад в эту сферу, например, в виде специализированного оборудования. Менее удовлетворительным решением может быть интеграция некоторых специалистов в существующие или планируемые к созданию американские группы специального назначения, хотя главный недостаток здесь, особенно со стороны аборигенов, будет заключаться в том, что многие опытные малайские сотрудники не знают английского и должны будут полагаться на британский элемент в качестве переводчиков при общении с американцами.’

Эта команда была отправлена и была известна как "Миссия Нуна" под руководством Ричарда Нуна и которая действовала под прикрытием BRIAM. Тайная операция началась летом 1962 года, но есть только несколько дополнительных ссылок на нее в существующих документах. Один из них показывает, что операция все еще действовала в конце 1963 года; к этому времени никто не представлял отчетов в Министерство иностранных дел.

Другая скрытая помощь, предоставляемая Великобританией, включала секретные полеты британских самолетов из Гонконга для доставки оружия, особенно напалма и пятисотфунтовых бомб. Помощь на разведывательном фронте принимала различные формы, в том числе передачу разведывательных отчетов американцам от глав станций МИ-6 в Ханое. Британская наблюдательная станция в Литл-Сай-Ване в Гонконге предоставляла США разведданные до 1975 года. Агентство национальной безопасности США координировало всю сигнальную разведку в Юго-Восточной Азии, и Литл-Сай-Ван был связан с этой операцией. На основе предоставленных британцами данных американцы осуществляли бомбардировки военных объектов Северного Вьетнама.

Окончание первого периода войны ознаменовано свержением режима Зьема в ноябре 1963 года. Преддверием его отстранения ознаменовалось появлением "решительного народного движения" во главе с буддистами, которое непосредственно бросило вызов авторитету Зьема и которое было кроваво подавлено.

Британцы слабо протестовали против этих репрессивных мер, в основном потому, что они боялись, что Великобритания и США будут "запятнаны", как выразилось в Министерстве иностранных дел, и что такие репрессии поставят под угрозу стабильность режима и возможность продолжения войны. Однако к сентябрю 1963 года посол недвусмысленно заявил Министерству иностранных дел, что война не может быть выиграна при власти Зьема и что он должен быть свергнут.

Военный переворот 1 ноября активно поддерживался США и решительно приветствовался Великобританией, а новым лидером стал генерал Ван Минь. Главным британским приоритетом было обеспечение того, чтобы "военные усилия и ведение государственного бизнеса были как можно меньше расстроены". Посол Этерингтон-Смит отметил, что у нового режима есть шанс на успех в войне "при условии, что они будут готовы вести войну в сельской местности с достаточной твердостью и решимостью".

Диссидент в МИДе

Помимо смены режима, к концу этого периода произошло еще одно важное событие, по крайней мере, в истории внутреннего планирования Великобритании. Это была записка Кеннета Блэквелла, генерального консула Великобритании в Ханое (т. е. главного британского дипломата в Северном Вьетнаме), направленная в Министерство иностранных дел в мае 1963 года. В этой записке Блэквелл, который только что пробыл год в Ханое, решительно выступает против политики Уайтхолла и показывает, что британский анализ ситуации в стране основан на тотальной лжи. Это стоит рассмотреть подробно.

Блэквэлл начал с того, что отметил, что конфликт является "в основном политической, а не военной проблемой – борьбой за сердца и умы народа Южного Вьетнама". "Оккупировать страну на неопределенный срок, как американцы, кажется, готовы сделать, я уверен, не решит никакой проблемы, стоящей перед этой страной". "Единственной альтернативой является политическое урегулирование", которое возможно только в том случае, если правительство Южного Вьетнама сможет удовлетворить потребности своих 13 миллионов граждан. Необходимо, по его словам, "современное социальное обеспечение – в частности, бесплатное образование и бесплатное медицинское обслуживание для всех", "земельная реформа, то есть отмена феодального землевладения", "демократической правление" путем свободных выборов и "независимость и нейтралитет – вывод всех иностранных армий и военных баз с территории страны".

Также, писал Блэквелл, было необходимо "большее равенство - сужение чрезмерно широкого разрыва между верхним и нижним классами, правящими классами и массой народа". Кроме того, необходима "определенная степень социализма в форме национализации крупных монополий, особенно тех, которые принадлежат иностранцам". Затем решающее признание, что " Коммунистическая пропаганда ... утверждает, что большинство из этих требований являются частью их программы [sic], и они на самом деле выполняют многие наиболее популярные.’

Блэквелл говорит, что его программа отличается от программы "коммунистов" тем, что она предусматривает подлинное демократическое правительство и дает крестьянам действительный контроль над своей землей. Он добавляет, что "безусловно, есть основания для того, чтобы избавиться от чрезмерно богатого, в основном паразитического и внешне европеизированного класса арендодателей, который является проклятием большинства азиатских стран". И он добавляет ‘что " один из главных недостатков американской политики (по крайней мере, в прошлом), по-моему, слишком сильная поддержка именно этого класса... потому что они (естественно) жестоко антикоммунистичны.

По поводу Северного Вьетнама Блэквелл говорил, что:

"Я думаю, что мы ошибаемся, если исходим из того, что вмешательство Северного Вьетнама (которое в любом случае по сравнению с американской помощью Южновьетнамскому правительству является курам на смех) является причиной всех бед и что без него все или большинство южновьетнамцев поддерживали бы режим Зьема. Я убежден, что политический вопрос, о котором я говорил выше, все равно будет стоять на повестке дня, даже если оппозиция будет подавлена в большей степени, чем это возможно в настоящее время.’

Также Блэквелл говорил, что Северный Вьетнам:

"выразил свою поддержку программе, почти идентичной той, которую я описал. На самом деле они сказали, что примут нейтральное и независимое правительство на юге (хотя, конечно, они надеются, что оба правительства в конечном итоге согласятся на мирное объединение страны) ... тогда как в Германии и Корее и практически во всем мире мы выступаем за определение будущего наций, особенно за объединение двух половин одной искусственно разделенной нации) свободным выбором народа. – а именно путем свободных выборов, в Южном Вьетнаме мы позволили себе встать на позицию недопуска выборов, которые должны быть проведены в рамках Женевского Соглашения еще в 1956 году, и тем самым открыто выступая против основополагающего права на самоопределение’’

В заключение он отмечал:

"Я полностью признаю трудности принятия каких-либо мер по вышеуказанным направлениям и то, что правительство ее Величества, вероятно, предпочло бы дьявола, которого они хорошо знают (правительство Зьема и американцев) дьяволу, которого они не знают (проведение международной конференции и обеспечение нейтралитета Южного Вьетнама).’

Нет никаких доказательств того, что британская политика изменилась после этих заявлений высокопоставленного дипломата в Ханое, которые фактически подорвали всю британскую (и американскую) структуру войны. 

Комментариев пока нет