Статьи

Вербовочные технологии экстремистской организации «Северное братство»

30 марта 2017

Одним из основных способов пополнения экстремистских организаций является активная вербовочная деятельность эмиссаров, нацеленная на вовлечение новых адептов через использование различных технологий и методик. Традиционным способом были непосредственные контакты с лицами, проявляющими интерес и склонными к деструктивно-радикальной деятельности, которых знакомили с основными идеями через устное общение и печатную продукцию, после чего они получали практические задачи, решая которые, становились полноправными членами экстремистских организаций. Бурное развитие Интернета в России, начавшееся на рубеже веков, привело к появлению новых вариантов вербовочной деятельности. Виртуальные способы стали понемногу вытеснять, а в отдельных случаях и заменять собой традиционные формы и методы, предусматривавшие, как отмечалось выше, непосредственный контакт вербующей и вербуемой сторон. Технологии интернет-вербовок сохраняли варианты непосредственных контактов вербовщика и потенциального адепта, но только на завершающем этапе, когда для закрепления формирующихся установок требовалось вовлечение новых адептов в реальные экстремистские акции и действия. Основные вербовочные алгоритмы в виртуальном пространстве предусматривают удалённый обезличенный контакт.

Разберём подробнее технологии вербовочной деятельности, применяемые эмиссарами экстремистских организаций в виртуальном пространстве. Интернет и функционирующие на его основе социальные сети в считанные годы вышли за пределы изначально определённых функций хранилища информации и коммуникатора между людьми, объединёнными родственными и социально-дружескими связями. Структура виртуальных социальных сетей и конкретных аккаунтов, специфика и объём размещаемой в их рамках информации, а также бесплатность и открытость сделали этот ресурс привлекательным для вербовщиков. С учётом особенностей половозрастного состава, контента и коммуникативной структуры социальной сети осуществлялась разработка вербовочных технологий, наиболее эффективно работающих именно в рамках данного ресурса.

Интернет-вербовки отличаются от «классических» тем, что две трети всего затрачиваемого эмиссаром времени при реализации вербовочных мероприятий осуществляется в удаленно-анонимном режиме. В поле зрения эмиссаров попадают в первую очередь лица, склонные к восприятию экстремистских идей и вовлечению в экстремистские организации. Если объект представляет интерес и с ним рассчитывают работать в долгосрочном режиме, то реализуется приведённый ниже комплекс вербовочных мероприятий. Конечной целью в этом случае является окончательное перепрограммирование сознания с формированием целостной системы стереотипов экстремистской направленности — упрощённых, эмоционально окрашенных схем, объясняющих сложные социально-политические процессы и явления через призму виновности как отдельных этноконфессиональных и социальных групп, так и государства с персональной ответственностью отдельных крупных политиков. Если потенциальный объект не заслуживает внимания или в процессе реализации одного из этапов выяснится, что он не соответствует предъявляемым критериям, то работа с ним прекращается. Теоретически универсальный алгоритм виртуальной вербовки включает следующие основные этапы:

1. Поиск потенциальных объектов вербовки. Осуществляется рядом способов, в круг которых входят: а) изучение тематических форумов, где в поле зрения попадают наиболее активные ретрансляторы идей, тождественных либо наиболее близких идеологии экстремистской организации, агент которой ищет новых адептов; б) просмотр аккаунтов лиц, оставивших «лайк» или сделавших репост записи околоэкстремистского или экстремистского содержания; в) поиск видео и аудиозаписей экстремистского содержания с анализом страниц, на которых они размещены.

2. Анализ аккаунтов объектов вербовки. Изучается круг социальных и кровнородственных связей, количество друзей и подписчиков, текстовый, аудио, видео и фотоконтент, список групп, в которых он состоит, и страниц, на которые подписан владелец аккаунта. Кроме этого анализируются записи на стене, как написанные объектом, так и взятые через репост с другого аккаунта, группы, тематического паблика или внешнего ресурса. На основе вышеприведённых данных, а также открытости или закрытости страницы, составляется психологический портрет объекта и разрабатывается стратегия осуществления вербовочных мероприятий, с учётом всех его сильных и слабых сторон.

3. Установление виртуального контакта. Осуществляется разными способами, исходя из особенностей психологического портрета объекта вербовки. С интровертами, имеющими малое количество информации на странице и, что довольно часто встречается, закрытые личные сообщения, первый контакт может произойти через поддержание его в дискуссиях во время обсуждения либо комментирование его текстовых, видео или фотозаписей, если имеется такая возможность. С экстравертированными объектами контакт может происходить через приглашения в тематические группы или мероприятия, «лайки» и репосты фотографий, видео или записей со стены либо через личные сообщения, написанные под каким-либо предлогом. Если контакт выстраивается, то дальше следует его закрепление.

4. Закрепление виртуального контакта. Осуществляется через вступление в предлагаемые эмиссаром тематические группы или паблики, размещение на своей стене или включение в список аудио, видеозаписей и фотоальбомы контента околоэкстремистского/откровенно экстремистского содержания. Если объект умеет писать тексты, то в качестве просьбы-задания может быть написание текста, в котором через призму идеологии анализируется и описывается какая-нибудь резонансная ситуация, связанная с политическим, социальным или этноконфессиональным конфликтом. Кроме этого вербуемому пересылается литература, видео, аудио и символика для формирования системы стереотипных представлений в рамках экстремистской картины мира и её закрепления. Вариантом может быть участие в организации и проведении тематических флэшмобов на территории населённого пункта, где проживает объект.

5. Непосредственный контакт. После того как объект готов к непосредственной встрече и выполнению реальных заданий, что хорошо видно из изменения контента странички, характера ответов на контрольные вопросы, однозначно-стереотипной реакции и оценки происходящих событий, происходит физическое знакомство, хотя оно может и не являться обязательным. Если на предыдущих этапах объект выполняет задания эмиссара, то можно считать, что акт вербовки состоялся. На этом этапе формулируются вполне конкретные задачи, нацеленные на организацию и осуществление массовых беспорядков, уничтожение имущества, проведение акций насилия в отношении представителей иных конфессий, национальностей, социальных или гендерных групп и проч. После решения конкретной практической задачи вербуемый становится полноценным членом экстремистской группировки.

Приведённые этапы являются универсальными, но в практической деятельности мало кем применяются в полном объеме. Обусловлено это ситуацией, в которой находится конкретное экстремистское сообщество, его численностью и сформулированной программой действий. Полная вербовочная схема используется малочисленными региональными группировками, решающими задачи формирования круга сторонников, которые составят физическое ядро движения. Неполная схема применяется крупными экстремистскими объединениями, преследующими цель сформировать массовую армию сторонников, решающих задачи по распространению идей и проведению массовых акций на территории постоянного проживания. Во втором случае используются активно вирусные технологии, надёжно зарекомендовавшие себя в рекламе продуктов, товаров и услуг. Суть этих технологий, являющихся виртуальным аналогом технологии «сарафанного радио», состоит в том, что их основными агентами выступают сами получатели и потребители информации. Для запуска вирусных технологий могут использоваться флэшмобы как наиболее удобная форма сетевой организации мероприятия в режиме удалённого доступа.

Вариант виртуальной вербовочной схемы был предложен экстремистской организацией «Северное братство» (далее «СБ»), созданной в январе 2007 года и запрещённой приговором Московского городского суда 6 августа 2012 года. Для продвижения своих идей и достижения стратегической цели — дестабилизации обстановки в стране через экономический кризис и провоцирование ряда конфликтов на национальной, религиозной и социальной основе с последующим взятием на этой волне политической власти в свои руки, в качестве идеологической основы была предложена программа НОРНА — национальное освобождение русского народа, написанная одним из основателей «СБ» — профессором московского вуза Хомяковым Петром Михайловичем. Кроме этого был придуман запоминающийся символ, названный «Сварогов квадрат» (другое название «Звезда Сварога») и сетевой проект «Большая игра. Сломай систему», реализация которого решала целую серию задач, в том и числе вербовки новых адептов в режиме удалённого доступа.

1. Идейной основой НОРНА была совокупность псевдоисторических взглядов на славяно-русскую историю, ничего общего не имеющих с исторической реальностью. Все вольные исторические реконструкции, осуществляемые П. М. Хомяковым, опирались не на известные любому профессиональному историку текстовые и археологические источники, отражающие в той или иной мере догосударственный и ранние этапы государственного периода восточных славян, а на его буйные фантазии. Пётр Михайлович создал образ «Светлой Руси» — могучего языческого государства, населённого полубогами-арийцами, являвшимися фактически «детьми богов», в противовес «рабам Божьим» — христианам, обманом подчинившим себе «детей богов» через реализацию «деструктивной еврейской технологии» — христианства. Последнее было направлено на перепрограммирование сознания язычников по вектору от «сына бога» до «раба Божья». Обращение к языческой эпохе П. М. Хомяковым было обусловлено, с одной стороны, малым количеством нарративных источников, а с другой — конфликтным переходом от язычества к христианству, что давало в руки идеологам «СБ» мощный инструмент для манипуляций и фальсификаций. Большую роль играла «автохтонность» язычества и «чуждость» христианства, генетически связанного с иудаизмом — национальной религией евреев. В совокупности созданная псевдоисторическая картина мира, идеализировала язычество и псевдоязыческие символы в массовом сознании, одновременно формируя негативное отношение к христианству. Искажение исторического знания, осуществляемое либо в силу отсутствия профессионального образования и элементарного невежества, либо целенаправленно, с целью манипулирования реальными и потенциальными адептами, является одним из ключевых факторов формирования экстремистских настроений и «визитной карточкой» экстремистов. Помимо искажения реальной истории восточных славян, Хомяков придал другое семантическое значение символу «СБ», назвав его «Свароговым квадратом» и приписав Сварогу — языческому небесному божеству или богу Вселенной. Этот символ ничего общего с небом и небесной сферой не имеет и, согласно интерпретации выдающегося советского историка, археолога и специалиста в области язычества восточных славян и Древней Руси Б. А. Рыбакова, является знаком земли и растений [Рыбаков Б. А. Язычество Древней Руси. М., 1988. С. 731-732].

В качестве эффективного инструмента вербовки, решающего задачи привлечения новых адептов и закрепления установок у тех, кто уже является членом организации, руководителем «СБ» Антоном Юрьевичем Мухачевым были использованы возможности интернета, на просторах которого был создан сайт «Большая игра. Сломай систему», расположенный по адресу www.rusigra.org [Приговор Савеловского районного суда г. Москва от 30 сентября 2011 г., л. 4]. Для участия в игре, правила которой разрабатывались, в том числе, А. Ю. Мухачевым, необходимо было зарегистрироваться на сайте и пройти семь основных этапов [Приговор Савеловского районного суда г. Москва от 30 сентября 2011 г., л. 22]. В качестве основного использовался принцип «от простого к сложному». Некоторые персонажи игры были зашифрованы и, например, представители Кавказа назывались в ней «пришельцами» и «зверями». На первых этапах необходимо было распространять символ «СБ» — «Сварогов квадрат», изображая его, либо расклеивая листовки с его изображением на стенах зданий, автомобилях и других открытых поверхностях [Приговор Савеловского районного суда г. Москва от 30 сентября 2011 г., л. 22]. Кроме того, необходимо было рекламировать проект «Большая игра. Сломай систему», оставляя соответствующие надписи масляной краской на стенах. Каждое выполненное действие в обязательном порядке фиксировалось на фотокамеру, либо снималось на видео и отправлялось на почтовый ящик команды игры. В рамках второго уровня необходимо было поставить «пришельца» на колени и снять видео с его извинениями перед «русскими людьми» [Приговор Савеловского районного суда г. Москва от 30 сентября 2011 г., л. 23]. Подобные задания, требующие унижения «пришельцев» на камеру присутствовали на всех этапах игры, начиная со второго. На шестом уровне необходимо было совершать действия, направленные на порчу имущества «пришельцев» [Приговор Савеловского районного суда г. Москва от 30 сентября 2011 г., л. 24]. Все происходящее также надо было фиксировать на камеру и отправлять на почту «кураторам» игры. Задания для игроков, перешедших на 7 уровень, рассылались на личные почтовые ящики и включали в себя действия, направленные на порчу имущества органов власти и автомобилей «пришельцев». Предлагалось выбить стекло в здании какой-либо силовой структуры или органа гражданской власти либо поджечь автомобиль «пришельца» с последующим предоставлением видеоотчёта [Приговор Савеловского районного суда г. Москва от 30 сентября 2011 г., л. 26]. В процессе выполнения заданий участник фактически совершал противоправные действия, ставящие его по ту сторону закона. Кроме этого, переходя с уровня на уровень, игрок усваивал основные элементы программы НОРНА, формируясь как убеждённый последователь идей Хомякова – Мухачева. Попадание в игру и все основные этапы осуществлялись без предварительного изучения аккаунтов потенциальных адептов. На завершающем этапе личного контакта вербовщиков с вербуемым тоже не осуществлялось. Все основные этапы осуществлялись в режиме анонимности и удалённого доступа. Фактически из пяти этапов универсальной схемы здесь был использован частично только 4 этап.

Подводя итоги, необходимо отметить следующее:

1. С появлением интернета традиционные методы вербовки, предусматривающие непосредственный контакт вербовщика и вербуемого, постепенно отходят на второй план, уступая место виртуальным социальным сетям и интернет-сайтам с их коммуникативными возможностями, структурой и ресурсами;

2. Универсальный алгоритм сетевой вербовки включает в себя 5 основных этапов, предусматривающих движение от диагностики контента и калибровки потенциального объекта для вербовки до непосредственного контакта и формулировки прикладных задач, после решения которых у нового адепта не будет пути обратно. Все обозначенные этапы реализуются в случае прицельной вербовки, осуществляемой со стороны, как правило, небольших по численности организаций. При массовых вербовках, осуществляемых крупными организациями федерального и международного уровня, работают другие алгоритмы, поскольку ставятся более глобальные задачи;

3. Экстремистская организация «Северное братство», используя интернет-сайт, практиковала упрощённые схемы поточно-массовых вербовок, обходя этапы изучения потенциальных объектов и непосредственные встречи на завершающих этапах, предпочитая отдавать распоряжения и ставить задачи в режиме удаленного доступа.


Комментариев пока нет