В.А. Кутырёв «Разум против человека» (Философия выживания в эпоху постмодернизма)

* * *

Почему я не завидую богатым? Потому что за это приходится платить ослаблением творческого начала. Потерей критического отношения к действительности из-за отрыва от того, чем живут люди, основной народ. Даже кратковременное пребывание в привилегированном положении – случается и такое – плохо влияет на мой образ мыслей. Возникает ощущение жизни за стеклом, в аквариуме. Скрытое самодовольство. Нет остроты взгляда на мир. Как будто очки запотели. И чувства пошлеют. Так что бог с ним, с богатством. Оно сколько дает, столько и забирает. Дает извне, а отнимает изнутри, особенно у тех, кто его “получил” – украл или от родителей. По большому счету этим людям надо сочувствовать. Они паразиты – без корней, строятся на чужом фундаменте и со второго этажа. По/д/-саженные. Большинство из них делает не то, что хочет. Это значит живет не своей жизнью. Люди с отношениями, но без свойств.

Почему я не завидую бедным? В это положение человек попадает все-таки из-за слабости Духа. Души. Из-за нереалистического отношения к миру. Из-за недостатка воли, ума. По болезни. Жизнь своя, но плохая. Бедным надо помогать и сочувствовать. Ведь все люди не железные, а если железные, то не все время. Богатство и бедность – это Сцилла и Харибда социальности. Богатство рождает наглость, а нищета – подлость. Провести корабль не разбив душу о скалу богатства и не утонув в водовороте бедности, это и есть искусство плавания по морю жизни. Этому завидую.

Благо-твори-тельно-(сть)

Труднее всего купить любовь, здоровье, настроение. Все остальные блага – социальны, т.е. продажны.

Деловые, богатые: признают, что есть деньги, но жалуются, что нет времени их тратить. Что тут удивительного. Оно действительно превратилось, преобразовалось в деньги. И заключено в них. Да еще и упрощают. Им не хватает не только времени. Нет души. “Дело” – съело. Отсюда у некоторых возникает потребность в благотворительности. Это потребность не только в социальном уважении. Это вызов господству денег над собой. Попытка сохранить в себе другое, неденежное измерение жизни, подтвердить, что “я не раб своих денег”. Это стремление сохранить душу. Благо-душие. Но таких единицы, а нулей – 1000000.

* * *

Да есть ли на свете честные и порядочные люди? Кругом одни подлецы!

Вот именно, что кругом. А в центре восклицания Мы. Всегда честные и порядочные. Подлецы – всегда другие.

Спорили как-то два борца за правду. Остались при своих убеждениях. Да и как они могли договориться. Ведь один был лизоблюд, а другой блюдолиз.

Социальный кризис особенно ярко обнаруживает как много в обществе честных и талантливых людей. И как много подлецов и дураков. В разгар борьбы первыми у власти оказываются почему-то вторые. Занимаются популизмом, делают пакости, расставляют ловушки, в которые потом сама власть и попадает. Постепенно это все надоедает и наиболее одиозных личностей “уходят”. Мавр сделал свое дело. Но честные и талантливые тоже куда- то исчезают. Или опять оттесняются в оппозицию. Власть приобретает IQ среднего человека. Наконец-то общество может вздохнуть спокойно. Кризис миновал.

Чтобы выжить в определенной системе отношений, надо перестать быть личностью. Есть виды деятельности, особенно в “аппарате”, в “журналистике”, в “коммерции”, где вы обязаны потерять чувство собственного достоинства. Это условие профессиональной пригодности и отслеживается при тестировании. В некоторых случаях надо перестать быть человеком вообще. Тем более “настоящим мужчиной” как носителем чести, смелости и мужества. Не требуется. Их и нет.

Либо ты человек, либо ты преуспел.

Спешить – это суетиться. Унижение человеческого достоинства или если человеку угрожает опасность.

Все спешат.

ПиСи. Распространяется, особенно в Америке, феномен “политической корректности” (political correctness), когда приоритет отдается неграм, слабым, меньшинствам, национальным, сексуальным, старикам, женщинам – всем, кроме и в пику WASP (белым, англосаксам, протестантам). Выравнивают. “Новый социализм”. Искусственные квоты, административные привилегии, дискредитирующая пропаганда. Это необходимый этап самоотрицания человека, его снятия техникой и технологией. Расчистка места. Удар направляется в сердце, через пи-си, по ценностям, которые без иерархии бессмысленны. Мультикультурализм.

* * *

В древности по улицам восточного города бежал гонец и кричал: Пади, пади! Дорогу слонам султана! В феодальной Европе по улицам скакали всадники и кричали: На колени, на колени! Дорогу карете короля! В социалистическом Советском Союзе по улицам носились машины с мигалками и гаишники в мегафон орали: К обочине, к обочине! Прекратить движение. Дорогу для колонны (правящих бюрократов). При демократии “большие люди”, презрев земной муравейник, летают по воздуху на личных самолетах. Кто еще тут сомневается в социальном прогрессе?

* * *

Раньше русская интеллигенция все народ жалела. Была жертвенной. А теперь все себя. И жалеет, и воспевает, и денежек больше хочет. Жертву требует! И лжет почем зря. “Творчески”. Одним словом – либералы. А в конце концов придет расплата и ее опять принесут в жертву. Саму.

Индивидуализм – это социальный онанизм. Онанизм это самодостаточность, независимость и свобода, доведенные до своего логического конца. “Я сам(а)”. Идеал Открытого общества.

У нас больные души. На Западе – продуктивное бездушие. Задача нашей реставрации: вырвать стершиеся зубы русско-советско-социалистической духовности и заменить их вставными (и стальными) челюстями европейско-американского рационализма.

* * *

Свобода противоположна рациональности. Как не сводится она и к познанию необходимости. Значит наиболее рационализированное общество наименее свободно. Это – Запад. К/р/ичащие-ся о свобод/е/-ой – рабы. Только в безличной форме. Их хозяева – вещи, их господа – отношения. Какой парадокс: прогресс в движении человека от необходимости к свободе упирается в стену необходимости. Только новой. От необходимостей природы через разные степени свободы в культуре к необходимостям технологии. Завершение цикла.

Основной вопрос социальности – противоречие между равенством и свободой. Разрешается в “третьем члене” – братстве, любви, солидарности. Но для общества иметь такой член – утопия.

Быть добрым становится неприлично. А не слишком ли я забочусь о чем-то и о ком-то? Вроде нехорошо, перебор. Надо подумать, как бы представить, что мне это выгодно. И перед собой, и перед другими. Тогда все понятно, тогда ты вписался в рыночное общество с его сознанием “ты мне, я тебе”. Придумал! Пришел в норму. Доволен. Соответствую.