В.А. Кутырёв «Разум против человека» (Философия выживания в эпоху постмодернизма).

Все умные мысли уже передуманы.

Дело однако в том, что их

всегда надо передумывать заново.

И. Гете.

 

УВЕРТЮРА

* * *

Всякое начало трудно. Но не начать бывает еще труднее.

* * *

Primum vivere deinde philosophare – Сначала жизнь, а потом философия. Сначала любовь – потом любовь к мудрости.

Предмет философии не мир в целом, а целостно о мире. Философия тоталитарна. Как всякая любовь.

 

* * *

Дух веет где хочет и его свободные мысли любят располагаться свободно. Долой кровавую диктатуру логики!

Сама реальность – хаос. Результат ее осмысления – космос. Живая человеческая мысль – “хаосмос”. Симфония дух а.

 

* * *

Раз и навсегда не хочу много знать, говорил Ф. Ницше. Знал бы он, что в современном мире вся глупость существует в форме знания. С-Мысл-ь тонет в потоке слов. Долой информированное невежество! Об уме человека надо судить не потому, сколько человек всего знает, а по тому, как он к этому относится. Как понимает свои знания. И (не) использует.

 

* * *

Афоризм – это у(ксу)мственная эссенция. Для нормального употребления надо разводить минимум 1:20. По крайней мере, временем освоения. Для умного читателя вполне может заменить статью. Графоману его хватит на целую книгу. Книга афоризмов – книга книг.

 

* * *

До XX века люди жили в мире соразмерном с их чувственными и мыслительными возможностями. Потом к ним прибавились микро- и мега- миры, которые нашими телесными органами непосредственно не воспринимаются. На самой земле началось освоение недр, глубин океана, где фактически нет органических форм материи, овладение скоростями, с какими не передвигается ни одно живое существо. Деятельность людей выходит не только за пределы их чувств, но и за пределы мышления, воображения. Возникла Ноо-сфера и мир человека перестал быть равновеликим его Дому. Природное бытие людей (узкий диапазон температур, давления, состава воздуха, в котором существует жизнь) вступает в противоречие с их деятельностной реальностью и при случайном контакте с ней (радиацией, излучением, скоростью) терпит поражение. Собственно человеческая реальность стала частью технической, но человек в ней действует. Живое – за пределами жизни! Мир приобрел постчеловеческое измерение. В этом глубинная причина проблем экологии и гуманизма

 

* * *

Толкуют о кризисе цивилизации. Нет его, цивилизация прогрессирует. В кризисе – человек.

XIX век: “Сумерки богов”, “Бог умер”, “Да здравствует человек”!

XX век: “Преодоление человека”, “Смерть человека”, “Да здравствует наука”!

XXI век: “Помрачение разума”, “Становление сверхинтеллекта”, “Да здравствует Большой брат”! Компьютер. Обреченные на прогресс, приветствуют его!

 

* * *

В современной науке по любому вопросу существуют десятки точек зрения, говорят и пишут что угодно, исходя из потребности выделиться и что-нибудь сказать. Какую бы теорию не выдвинули, можно смело утверждать, что через год будет другая. Отсюда ощущение бессмысленности накопления знаний. Обычно проходят весь спектр возможных взглядов: сахар полезен; бесполезен, яд; опять полезен. Больше есть надо утром; в обед; вечером; чаще; только два раза. Делать зарядку лучше... Америку открыл Колумб; викинги; арабы; китайцы – а в принципе – кто нравится. Познание стало игрой. В этом суть постмодернизма как типа культуры. Вопрос Понтия Пилата “что есть истина” представляется не только трудным, но и неправомерным, принципиально неразрешимым. В искусственном мире важен только результат. Эффективность. Для человека – имидж. Эффект.

Постмодернизм не тип культуры. Это ее конец. Превращение в технологию.

Новые писатели, новые философы

Свою жизнь в основном провели в школах разного уровня.

Сразу же защитили диссертации (книги). Интеллектуалы. На страну им наплевать, на народ тоже. Истина, правда жизни, а что это за слова? Таких мы не знаем. С предметной действительностью они связаны, да и то все слабее, только через тело – сексуальные проблемы или болезнь. Люди, у которых вместо биографии библиография или компьютерные игры. Поэтому их тексты предельно абстрактны, игра со знаками и слогами, внутренними смыслами. Искусство у них для искусства. Попрыгай сам на себе, как говорят американцы. “Грамматологи”: пересказывают чужих авторов. Но для оживляжа, где надо и не надо вставляют “телесные” слова: ж.., х.., п... и т.п.

Писатели за это получают Букера. Большого. Философы – Х.. (я тоже вставлять умею). Такой же новый? Надеюсь, где надо.

 

* * *

Обсуждается какая-то проблема. Явственно видны тревожные тенденции ее развития. Приводятся аргументы, факты. Оппоненты их не опровергают, но говорят: ведь это пессимизм. После такой оценки они полагают, что вопрос закрыт. На самом деле он только снят. От него ушли. Подобная психологическая защита наиболее часто применяется при обсуждении судьбы человеческой цивилизации в целом. Кризис? Трагические перспективы? Да ведь это пессимизм! А вы “сделайте нам красиво”. И плодятся иллюзии, мифы, ничем не обоснованные утопии, благонамеренная ложь. Понятная ложь. Однако когда-то надо быть и трезвым, прямо глядеть в лицо опасности. Поэтому, как писал Достоевский, “мы останемся при факте”.

 

* * *

Говорят о необходимости “человеческого измерения” всего и вся. Надо полагать, что и мышления. Одновременно призывают к “защите Разума”. Но Разум в человеческом измерении – Дух. Дух – это ум человека вместе со способностью верить и любить, надеяться и опасаться, вместе с воображением и страстным отношением к миру. Это человеческий разум. Чистая мысль против человека. За человека и за человеком – Дух. Его и надо защищать.

 

* * *

Основной вопрос современной жизни – отношение между естественным и искусственным. Это вопрос нашей судьбы. Установка на коэволюцию их миров – последний бастион гуманизма. Не “снимая” человека, не возгоняя его в “нечто лучистое”, как у космистов, она ориентирует на длительное взаимодействие того, что растет и рождается, с тем, что функционирует и изобретается. Она не лишает смысла нашу борьбу за сохранение природы и человеческой меры техники, как это происходит у всех сциентистов. Коэволюционизм – идеология выживания человека в постчеловеческом мире.

Идеология надежды.

ПРОЩАНИЕ С ПРИРОДОЙ

Мы не будем знать, когда нас не будет.

 

* * *

Древние составляли мир из четырех материальных стихий: земли, воды, воздуха и огня. Это природные основы жизни, без которых ее нет. И они сейчас истощаются.

Из жизни людей исчезает земля как естественная почва, по которой ходили. Асфальт и обувь окончательно отделяют от нее. Мы видим ее в форме грязи.

Из жизни людей исчезают реки. Реки – это прежде всего бесчисленные ручейки и речки. О ручьях уже забывают, от речек – последние остатки, а крупные “реки” зарегулированы в хранилища воды. Или превратились в сточные канавы.

Из жизни горожан, а это большинство населения, исчезает “погода”. Не воздух, а кислород и дыхательная смесь, не снег или дождь, а осадки, не туман, а смог. И все это пронизано электромагнитными волнами. Вместо вещества – поле.

Из жизни людей исчезает огонь (живой, пламя). Нагревание, отопление, освещение, плавка, вообще достижение высокой температуры происходит другим путем, через электричество. А когда-то он помог встать человеку на ноги, был культ огня и т.д.

Пятой стихией или сущностью, т.е. эссенцией – квинтэссенцией мира является человек. Он – микрокосм, в котором отражается космос в целом. Капля, в которой представлен весь океан. В этом мировоззренческий пафос гуманизма. Но что происходит с пятой синтезирующей сущностью, когда искажаются составляющие ее четыре? Из жизни людей исчезает жизнь. Из жизни людей исчезают люди. Возникает синтетический человек. Постчеловек.

Дух и природа

В Начале отношение к природе было созерцательным. Дух присваивал ее, оформлял и любовался ею. Приносил жертвы. Иногда наказывал (Персидский царь Ксеркс велел избить море – плетьми – за то, что оно разметало корабли). В Новое время, став наукой, дух начал ее пытать, ставить эксперименты. Появилось племя естество-ис-пытать-елей. А вот теперь, став технологией, дух ее убивает. Время постприроды – из-обре-тать-елей.

В первую очередь гибнет все сильное, прочное, более развитое. Слабое и низшее живет дольше. Это хорошо заметно на смене форм жизни. От продуктов индустрии прежде всего вымирают наиболее требовательные и высокоразвитые животные и растения – тигры, орлы, осетры и т.п. “Биота” остается, но мельчающая, “сорная”. В полях одуванчики, в лесах кое-где зайцы, в реках вместо форели и кувшинок караси и ряска. А потом уже не выдерживают и караси. Также у людей.

Природа, в точном смысле слова, не погибнет. Она уже погибла. Газоны, парки, каналы, соотносясь с потребностями человека и выступая в функции природы, не имеют самостоятельного значения. А значит и бытия. Природа превратилась в окружающую среду. И экология, как следствие, трансформируется в “энвайронментализм”. Бытие определяет сознание, чтобы не думали об этом разные поверхностные головы.

Памятники природы, существованию которых мы так радуемся, точнее было бы назвать памятниками природе. Вместо природы – Память-Ники о ней.

Исторически цивилизация человека располагалась на земле отдельными пятнами. Постепенно они сливались, и сейчас положение обратное: остаются вкрапления природы (заповедники, парки) в сплошь искусственной среде... Шагреневая кожа жизни.

Идет уничтожение природы, т.е. жизни, т.е. человека. Корень зла ищут в избыточном потреблении. Он глубже – в избыточном производстве, которое само развивается и “задает” потребление. Мир техники становится “первичным”, причиной, а мир человека – “вторичным”, следствием. Переворот миров.

Плоды древа познания

Генные селекционеры с гордостью сообщают, что вывели квадратные персики, груши и т.д. Это для того, чтобы было удобнее складировать, легче перевозить. Что это выгодно. На самом деле это пример научно-технического хулиганства. При минимальном эффекте, да и то сомнительном, не сравнимым ни с затратами на само выведение, ни с потерями от других причин, оно призвано демонстрировать неограниченные возможности биотехнологии наглядно, непосредственно, на публику. Благодаря достижениям агрономической науки фрукты и так уж почти не отличимы друг от друга на вкус – потеряна их специфика. Все вроде среднесочные и средневлажные, что-то типа яблока Джонатан. Лежат, никак сгнить не могут. Также они ведут себя и в желудке. Клубника, например, лишь в первом приближении “отдает” земляникой, которую, по идее, должна была воспроизводить, а когда начнешь есть – мякоть почти без вкуса и запаха. Закрой глаза, и яблоко от груши не отличишь. А теперь вот и с глазами не отличишь. Все будут квадратными, останется справляться у продавцов. А ведь форма, допустим, груши входит в наше представление о ней, о том что есть груша, а что – персик. Торжество всеобщности над единичностью. Маркс когда-то иронизировал над Гегелем, говоря, что “плода вообще” нет, есть только конкретные виды плодов – яблоки, груши, вишни. Он был не прав. Теперь появляются. Просто плод, просто фрукт – и достаточно. Зато много, удобно, едим и зимой. На следующем этапе те же аргументы можно применить ко всему живому. Начало положено. Коров выводят без рогов. “Рогатая корова” – это неотъемлемое сочетание, уходит в прошлое. Да и не изменить ли и форму человека, чтобы удобнее было набивать в автобусы или еще куда? Уже меняют – пол. А значит и личность. Характер. Значит, манипуляция без границ, вплоть до зомбирования. Неотвратимые успехи творчества.

Охота на китов

Главная проблема экологии – сохранить жизнь китов. По крайней мере трех, на которых стоит Земля.

Три кита нашей души – Вера, Надежда, Любовь. Полнота жизни предполагает их вместе. Но так бывает не всегда. Да и центр тяжести смещается. Юноши питают надежды, со-зрелый хочет любить, а старик пусть верует. Когда выбиты все опоры – надо умирать.

Наука доказала, что Земля – только шар в холодном космосе, а души нет – есть только разум и эмоции. Китобойная флотилия “Знание” истребила всех китов...

 

* * *

Как часто бывает, что сегодняшний выход – это завтрашний тупик. Как часто бывает, что сегодняшний тупик – это завтрашний выход. Надо только в нем это увидеть и подождать. Но как? Ведь совсем рядом – выход... в тупик. Такая вот экология с синергетикой! И наоборот.

Глобальные проблемы человечества порождаются его глобальными преступлениями. “Преступление века”, на которое почти не обращают внимания – вакханалия запусков космических ракет. Это как бы производственное безумие. А вот и потребительское: готовятся к выпуску пассажирские самолеты, на борту которых будет ресторан, видеотека, казино и спальный салон. Своеобразный бордель в воздухе. На подлете – сверхзвуковые. Насколько же лицемерны параллельные стенания об истощении озонового слоя атмосферы, и какова цена всех гениальных проектов его спасения.

(Пример, подтверждающий, что отличие гениев от людей часто в том, что они делают гениальные глупости.)

Все клянутся в любви к природе. Но просто клятв и даже любви – мало. Ее должна любить наша технология. А она норовит ее заменить, произвести новое окружение.

Ставить вопрос о необходимости производства окружающей среды – значит смириться с гибелью природы как таковой. “Производство окружающей среды” – последнее слово современной науки и экологии. Искусственное пожирает естественное.

* * *

Человек – это голая обезьяна. Так, с привкусом метафоры, говорили в XIX веке. Если посмотреть на современного человека, хотя бы в бане, то эту фразу пора воспринимать буквально и абсолютно. Обезволосение у европейцев почти полное – у мужчин тоже. Большинство как розовые поросята. У женщин заметно усыхание грудей. Остальные вторичные половые признаки тоже умаляются, либо их “не носят”. Сначала вторичные, а потом... Нет, морфологически они не исчезнут еще долго. А вот функционально... Наверно уже в следующем поколении. Переживаемая сейчас сексуальная революция – истерия перед упадком нашей способности и воли к продолжению рода. Ведь гибель зарождается внутри расцвета, а скольжение начинается с вершины.

Пугаются перенаселения Земли. Да, это реально. Но набирает силу другая тенденция – вымирания людей. Ей дают всякие объяснения – экономические, социальные, забывая более глубокое: утрачивается желание иметь детей. С белой расой в этом отношении все ясно. Рожать ей осталось максимум 100 лет. Потом совокупление шприца с пробиркой, которое уже началось. В слаборазвитых странах люди будут рождаться подольше – лет 300. И потом только начнут – делаться. На конвейере. “Номерные”. Уже началось.

 

В.А. Кутырёв РАЗУМ ПРОТИВ ЧЕЛОВЕКА (Философия выживания в эпоху постмодернизма)