Есть мнение

В Уфе ученые обсудили гуманитарные измерения национальной безопасности

29 октября 2016

30 октября в Институте этнологических исследований им. Р.Г. Кузеева Уфимского научного центра РАН прошел круглый стол «Гуманитарное измерение национальной безопасности», организованного ИЭИ УНЦ РАН и Башкирским региональным отделением российского общества историков и археологов. В его работе участвовали: начальник Центрального архива ФСБ России В.С. Христофоров; ректор БАГСУ С.Н. Лаврентьев; с.н.с. РИСИ Рахимов Р.Н., сотрудники, аспиранты и докторанты ИЭИ, заведующая кафедрой УГАТУ О.И. Христодуло, председатель Научного Совета экспертов журнала «Политическое образование» В.К. Петров. Модератором выступила директор ИЭИ УНЦ РАН, доктор исторических наук, профессор А.Б. Юнусова.

В рамках заявленной темы были рассмотрены следующие вопросы:

1. Антропология национальной, безопасности, транснациональной и международной безопасности.

2. Историческая наука и национальная безопасность.

3. Этноконфессиональные и миграционные процессы в контексте Стратегии национальной безопасности России до 2020 года.

4. Геоинформационные методы оценки угроз национальной безопасности.

Состоялось заинтересованное обсуждение поднятых вопросов. Особое внимание было уделено состоянию исторической науки в современной России и ее роли в укреплении безопасности личности, общества и государства.

Василий Христофоров подробно остановился на работе, которую проводит ФСБ России по открытию своих архивов, поиску и обнародованию ранее неизвестных документов, раскрытию информации о малоизвестных фактах истории страны. Он подчеркнул символичность, что подобное мероприятие проходит в День памяти жертв политических репрессий. В дар институту начальник ЦА ФСБ России передал несколько книг, содержащих исторические документы, относящиеся к периоду Великой отечественной войны, а также размышления одного из репрессированных русских философов.

Учитывая остроту событий вокруг Сирии и участие наших военно-космических сил в борьбе с международной террористической организации «Исламское государство», Христофоров провел историческую параллель с событиями конца 70-х – начала 90-х годов в Афганистане, остановился на своем участии в них.

Жаркая дискуссия развернулась вокруг вопроса о создании единого учебника истории, о преемственности в преподавании этой дисциплины в школе и вузе, о трудностях восприятия молодежью исторических фактов и в целом изучаемого ей исторического материала в связи с широким распространением Интернета, социальных сетей, буквально загруженных непроверенной, а порой и откровенно ложной информацией, что, в частности, облегчает работу вербовщикам из ИГИЛ, разного рода тоталитарных и деструктивных сект.

Сотрудник РИСИ Рамиль Рахимов выделил две, по его мнению, ключевые проблемы современной ситуации в России. Первая – резкое снижение уровня культуры в обществе. Второе – не до конца осознанное влияние последствий совершенного в октябре 1917 года «большевицкого» переворота. Тогда всему миру был явлен опыт силового слома (смены) культурного кода целой цивилизации. И в этом смысле ИГИЛ – это «большевизм» сегодня, равно как и те, кто инициировал и совершил государственный переворот на Украине. Как заявил Рахимов, «этой болезнью (большевизмом - прим. автора) болеют многие, но только они не хотят в этом признаться».

По его мнению, процесс демонтажа советских мифов завершается, а новые, которые бы удовлетворяли сегодняшним потребностям, еще не созданы. В этих условиях мы столкнулись с ситуацией, в которой новые мифы начинают конструировать не в России, а вне ее, и это-то как раз очень опасно.

На круглом столе также говорилось об отсутствии модернизированной (современной) методологии исторических исследований. Как заметила Айслу Юнусова, параграф с одним и тем же избитым штампом в виде «использованы принципы системности и историзма», кочуют из одного автореферата диссертантов в другой. При этом никто из них даже не задумывается, что стоит за этим…

Информативным получилось знакомство собравшихся с разработками Института этнологических исследований в сфере прикладного применения современных геоинформационных систем. Представленная Юнусовой презентация была весьма красноречива, а уже достигнутые научные результаты впечатляют и по охвату территории (весь Южный Урал), и по глубине проработки проблем (в области конфессиональных отношений).

Подводя итоги дискуссии, Айслу Юсупова особо отметила, что сегодня важно и необходимо говорить не столько о методах, сколько о развороте государственной политики в отношении гуманитарных исследований. Ситуация такова, что подавляющая часть исследований проводится на западные гранты и фактически любого ученого, работающего по этим грантам, можно привлечь к ответственности за передачу некой суммы знаний зарубежной стороне. В первую очередь это относится к техническим наукам, технологиям двойного назначения. Но и в гуманитарных исследованиях та же ситуация. Например, тот научный продукт, который создается в ИЭИ на основе геоинформационной платформы, мы будем вынуждены публиковать в западных изданиях для повышения своих научных показателей, в частности индекса цитирования, при этом зная или догадываясь, что наши материалы в конечном итоге попадут в «натовские руки». Назрела необходимость создать условия для размещения результатов научных исследований в отечественных журналах, в том числе региональных изданиях, поскольку пробиться в крупные и авторитетные московские академические журналы не всегда удается, а средств на создание и содержание местных научных изданий просто нет.

Оценивая непредвзято итоги работы круглого стола, можно уверенно говорить об успехе мероприятия. К сожалению, формат форума (временные ограничения) не позволили подробно остановиться на таких важных вопросах, как что же все-таки такое «национальная безопасность» - «состояние», «свойство» или, может быть, «отношения»… Из дискурса выпала сама Стратегия национальной безопасности России (напомню, что они утверждена Указом президента России № 537 от 12 мая 2009 года), по которой у экспертного сообщества накопилось много замечаний. Это касается как уже упомянутой мною проблемы определения самого понятия «национальная безопасность», так и четкости выделения групп опасных факторов и угроз на основе использования системной методологии и возможностей всей системы национальной безопасности страны. Как здесь не вспомнить очень меткое замечание Аркадия Пригожина, специалиста в области управления организациями и социальными системами, о том, что в структуре государственного управления выделяются управленческие, политические и цивилизационные элементы и только комплексный их учет позволяет достичь эффективности управления любой сферой человеческой деятельности, включая безопасность. Но у нас сегодня, к сожалению, развит только средний, политический элемент, в то время как первый и третий – «худосочны и темны».

Напомню, что сама Стратегия была подробно рассмотрена в июне 2009 года на методологическом семинаре в редакции журнала «Политическое образование» с привлечением наших экспертов из числа членов Ассоциации военных политологов России. В последствие эти материалы вошли в коллективную монографию «Модернизация России как условие ее успешного развития в XXI веке», увидевшей свет в 2010 году.

В своем кратком выступлении Вячеслав Петров поделился впечатлениями от выступления в Московском Центре Карнеги известного французского специалиста в сфере политической географии Жана Радвани, который продемонстрировал возможности использования геоинформационных технологий для выявления потенциальных конфликтных зон и угроз на примере кавказского региона.

Что касается фактов вербовки идеологами ИГИЛ российских граждан, то Петров считает, что одной из причин этого как раз и является «размытость», неопределенность культурной и шире – цивилизационной – перспективы развития страны. Сегодня вряд ли кто с уверенностью скажет, какое государство мы строим, куда идем. И это, на самом деле так. Не пора ли власти дать ответ на этот непростой вопрос.

Комментариев пока нет