В правительстве Республики Башкортостан появилась новая должность: вице-премьер по межнациональным и межрелигиозным отношениям

В правительстве Республики Башкортостан появилась новая должность: вице-премьер по межнациональным и межрелигиозным отношениям. На эту должность Глава РБ Радий Хабиров назначил Азата Бадранова, начальника управления по общественно-политическому развитию администрации главы региона.

Новое назначение прокомментировал член Исполкома МСОО Всемирный Курултай башкир, эксперт Федерального агентства по делам национальностей РФ, руководитель Школы молодого этнополитолога Азат Бердин.

- Появление поста вице-премьера, курирующего межнациональные и межконфессиональные отношения, в столь сложной по национальному и религиозному составу республике, как Башкортостан, вполне востребованно. Оно придает аппаратный вес куратору этого направления, но и превращает не афишируемую ранее ответственность в публичную, переводя ее из Аппарата Главы РБ, работа которого всегда достаточно закрыта, в правительство. Главный риск в назначении Азата Бадранова – его молодость и, соответственно, малый управленческий опыт, очевидно, компенсируется в глазах Радия Хабирова рядом других обстоятельств. Дело в том, что Бадранов является представителем нового, даже не постсоветского, а следующего за постсоветским поколения – которое все равно, естественным образом рано или поздно приходит во власть – и в элитах, и в контрэлитах. Судя по подобным назначениям,  инициативу в болезненном процессе смены поколений администрация республики демонстративно берет на себя.  В условиях Башкортостана знаковым является, например, что Бадранов -представитель новой генерации, поскольку рос как общественный деятель и позже - чиновник, полностью избежав какого-либо влияния СБМ (Союза башкирской молодежи). Этого нельзя сказать даже про его предшественника по кураторству национального вопроса в РБ, Даниля Азаматова. (Влияние феномена СБМ вовсе не означало принадлежности к самому СБМ – но оно порождало определенный тип мышления, когда игра за либо против него все равно подразумевала сам факт необходимости подобной структуры).

Бадранов, при всех своих достоинствах и недостатках – человек, безусловно, идейный и патриот своего народа и своей республики. Он с самого начала формировался как принципиальный противник национализма, неважно, башкирского, русского или татарского – противопоставляя их здоровому патриотизму, как башкирскому, так и гражданскому общероссийскому. Соответственно, если СБМ в его расцвете он как общественный деятель просто не застал, то с последующими организациями башкирских националистов – БПД «Кук буре», БОО «Башкорт» находился в постоянной, в том числе публичной, полемике.

Все проекты, которые Бадранов инициировал либо принимал активное участие в их организации – «Ассоциация молодежных землячеств Башкортостана», «Bashkortostan students», «Асылташ», «УфаФорум» и т.д., создавались вне привычной схемы СБМ и вопреки ей. Само противостояние с запрещенной ныне БОО “Башкорт”, зачастую выходившее за рамки привычной политкорректности, во многом принимало такой эмоциональный характер именно из-за принципиальной несовместимости сторон, и нападки со стороны националистов не случайно совершенно явно персонализировались – они были обусловлены именно стратегическим отказом администрации от схемы «СБМ-2», на роль которого претендовало БОО «Башкорт», т.е. концепции неявной манипуляции со стороны власти националистическими движениями.

Эта схема применялась прошлыми администрациями, она имеет свои риски, плюсы и минусы, но в любом случае отказ властей от нее – это важное принципиальное решение – и реализовать его логично именно людям, убежденным в нем идейно, лишенным связи с кадрами и стереотипами этого движения.

Думаю также, кейс Куш-тау, который резко обострился после ночных бесчинств 10 августа с нападением на лагерь активистов-защитников Куш-тау и недопустимой, считаю, организацией руководством БСК «Сода» раскалывающих население и политических по  сути митингов своих работников, сыграл определенную роль в столь неожиданном назначении – возможно, это карт-бланш на попытку нового, не конфронтационного подхода к проблеме.