В «Лаборатории политического кино» обсудили фильм-победитель Каннского фестиваля

Очередной показ «Лаборатории политического кино» был посвящён просмотру и обсуждению японского фильма «Магазинные воришки» - острой социально-политической драмы, обладателя «Золотой пальмовой ветви-2018» в Каннах.

Лента вызвала живой отклик не только у азиатского, но и у европейского зрителя. Чувственное кино режиссера Хирокадзу Корээда располагается между политикой и искусством, подвисая в чистой экзистенции, заполненной будничными действиями (готовкой, едой, болтовней, забавами).

Примечательно, что размеренный в своем повествовании фильм вне зависимости от режиссерского замысла, переплетается с мотивами французских событий 1968 года («никогда не работать», «отдаваться любви», «разбивать стекла дорогих машин, воровать оттуда вещи»). Конечно, на осмысление главной ячейки японского общества – ее нетрадиционных коллизий. Разочарование за кадром, до начала фильма побудившее соединиться членам группы этих акционистов, сменяется в финале вновь разочарованием.

«В этом фильме нет кинематографических изысков, кроме естественного существования в кадре людей, которые не играют, а живут. Всё очень естественно» – начал обсуждение руководитель Лаборатории Сергей Лаврентьев – «особенность этого фильма в том, что семья – это семья, в которой главное – чувство любви, хотя бывает это далеко не в каждой ячейке общества». Сергей Николаевич обратил внимание, насколько мягкая роль государства в фильме. С героями обходятся достаточно снисходительно, стараясь понять мотивацию их действий, помочь им скорее, нежели наказать. Сама же «семья» очень наивна

Главной дилеммой фильма, на взгляд Арсена Шаяхметова, стало то, подлецы эти люди или всё же милосердны. Главные герои, конечно, предстают людьми, достигшими социального дна, воруя детей, вещи, продукты. Однако в этом прослеживается их стремление к семье, выстраивание общности вокруг себя. Потребность в простом человеческом сохраняется, несмотря на общий моральный облик и изначальное отношение к тем же детям.

Политолог, исполнительный директор Школы молодого этнополитолога Владимир Савичев отметил этнокультурную роль фильма. «Такие картины помогают нам понять, что в разных частях фильма живут такие же люди, как и мы, они мало чем отличаются от нас. В определённой мере фильм напомнил наши 90-е годы с определённой безысходностью бытия, нищетой, схожестью менталитетов. В этом и важность кино – показать, что общение должно быть не только на уровне политического руководства, но и на бытовом уровне. Возможно, в таком случае государство больше бы уделяло внимание реализации человеческих потребностей».

С ментальной схожестью двух наций не согласилась Эльза Ахмерова. На её взгляд, россияне более открыты и ориентированы на взаимоподдержку, нежели японцы. Отсутствие семейности, эмоциональной связи между персонажами, насилие воспитывается в детях, которые подсознательно сопротивляются этому, излучая свет и добро.

Зал разделился в оценке фильма: положительный он или же всё-таки показывает социальное дно, что показывает неоднозначность, дуальность фильма. «В нём нет точки, а сплошные многоточия – заключил Сергей Лаврентьев – «Фильм Михалоква «Родня» несколько напоминает эту картину – там есть родственные отношения, но нет абсолютно никакого участия и любви».

Добавить комментарий

CAPTCHA на основе изображений