Статьи

Турецкий марш

06 марта 2017

В качестве реакции на намерения администрации президента США расширить свое влияние на Ближний Восток, Турция планирует активизировать свое военное присутствие в сирийском и иракском театре, при этом стремясь, не ограничиваясь вышеперечисленным, обуздать амбиции официального Тегерана.

27 февраля 2017 года состоялась встреча президента Турции Реджепа Эрдогана с главой своего оборонного ведомства Фикри Ишиком, а также с руководителем турецкого Генерального штаба Хулуси Акаром. Данная встреча произошла буквально на четвертый день после того, как высшее военное командование Турции торжественно заявило, что город Аль-Баб перешел под абсолютный контроль турецкой армии.

Несмотря на то, что и Фикри Ишик, и Хулуси Акаром не пожелали делиться с широкой общественностью деталями их встречи с Реджепом Эрдоганом, тем не менее, очевидно, что, предметом обсуждения было противодействие не только "Исламскому государству", но и курдской партии "Демократическому союзу" и "Отряду народной самообороны". Кроме того, не вызывает никаких сомнений тот факт, что Турция планирует активизировать военные действия в отношении "ИГИЛ", а также "Рабочей партии Курдистана" в Ираке, и "Пешмерга" в Сирии. Целью последнего направления турецкого давления является необходимость занятия города Манбидж, имеющего стратегическое значение для Анкары. В этой связи, Турция уже развернула у сирийской и иранской границы армейские подразделения, находящиеся в состоянии полной боевой готовности.

Практически одновременно с этим, 26 февраля 2017 года лидер Иракского Курдистана Масуду Барзани посетил Турцию, где встретился с Реджепом Эрдоганом и Бинали Йылдырымом. И, несмотря на то, что Анкара не сделала никаких официальных заявлений относительно данной встречи, но очевидно, что во время ее проведения речь шла о ведении Мосульской военной операции, где курды играют одну из главных ролей. Вместе с тем, Масуд Барзани, общаясь с прессой по итогам своего визита в Турцию, отметил, что Анкара будет продолжать оказывать поддержку курдскому правительству пока их объединяет цель противодействия "Исламскому государству".

Данные обстоятельства позволяют утверждать о том, что Турция готовиться к крупномасштабному "военному маршу" в Сирии, Ираке и Иране.

Подтверждением этого является недавнее заявление главы турецкого внешнеполитического ведомства Мевлюта Чавушоглу, сделанное им во время Мюнхенской конференции по безопасности. Он отметил, что в настоящее время опасность Ирана состоит в его навязчивом стремлении превратить Сирию и Ирак исключительно в шиитские государства. Поэтому Турция, по мнению Чавушоглу, должна считать своим долгом остановить Тегеран. Такое мнение министра иностранных дел Турции было созвучно заявлениям Реджепа Эрдогана, который официально обвинил Иран в намерении расколоть Ирак и Сирию.

Тегеран в ответ отреагировал весьма мягко, ограничившись отменой форума турецко-иранских предпринимателей, намеченного на 25 февраля 2017 года.

Однако антииранская риторика Реджепа Эрдогана особенно усилилась после того, как Дональд Трамп поставил режим аятолл в список приоритетных направлений своей внешней политики. Невзирая на желания установить дружественные отношения с Москвой, Анкара все еще продолжает надеяться на улучшение своих отношений с Вашингтоном. Так, 19 февраля 2017 года президент Турции заявил, что турецкая армия окажет помощь в наступлении на столицу "Исламского государства", город Ракку, если Анкара сможет достичь договоренности с Белым домом.

Такое заявление стало возможным, в том числе, по итогам встречи начальников генеральных штабов Турции и США, состоявшейся 17 февраля на базе военной базы Инджирлик. Во время встречи Дональд Данфорд и Хулуси Акар обсудили конкретный план наступления на Ракку без участия курдских вооруженных формирований.

Какое же в итоге примет решение Дональд Трамп, пока остается загадкой. Но в том, независимо от позиции Вашингтона, Анкара активизирует свою политику на Ближнем Востоке, нет никаких сомнений. Турецкий марш по Ближнему Востоку начался!

Комментариев пока нет