Есть мнение

Турецкие спецслужбы действуют в России как у себя дома

29 ноября 2017

Чеченский проект

В постсоветское время турецкие спецслужбы были среди наиболее активно действующих в России. В 1994–2006 годах в Чечне они подпитывали местных сепаратистов и активно работали с тюркоязычными народностями Кавказа. Используя турецкие каналы, строили зоны своего влияния в этом регионе арабские государства (включая Саудовскую Аравию), спонсируя, поставляя оружие и добровольцев незаконным вооруженным формированиям. Что до самой Анкары, она обосновывала свои действия историческим интересом к Северному Кавказу, откуда Османскую империю в конце XVIII – XIX веке вытеснила Россия.

Возвращение влияния рассматривалось турецкой политической элитой как естественный ход событий задолго до прихода к власти в 2003-м Реджепа Тайипа Эрдогана, который в 2011 году в результате резкого обострения отношений с сирийскими властями открыто отошел от объявленного его правительством внешнеполитического курса «Ноль проблем с соседями».

Помощь «лесу» представлялась Анкаре реальным путем достижения своих целей в условиях ослабления Москвы после распада СССР. Особую роль в поддержке чеченских сепаратистов сыграла военизированная организация «Серые волки», которой турецкая спецслужба MIT оказывала открытую поддержку.

Финансирование и поставку всего необходимого бандитам курировал высокопоставленный работник Русского отдела MIT Эрхан-бей (Эрхан Эзсай).

Пошли по тюркскому миру

После того как турецкие спецслужбы сократили прямое участие в поддержке сепаратизма и терроризма, они переключились на создание агентуры влияния в интересующих Анкару регионах (особенно на юге РФ) и сбор интересующей ее информации, работая на перспективу. Операции проводились в соответствии с планом создания Исламской конфедерации Северного Кавказа через предполагаемое объединение Карачаево-Балкарской конфедерации с тюркскими «республиками» – Кумыкской и Ногайской при главенствующей роли Чечни. Они создавали базу во всех мусульманских и тюркоязычных республиках РФ, уделяя особое внимание Среднему и Нижнему Поволжью, особенно Башкирии и Татарстану. Цель состояла в их отторжении от России. Впоследствии эта идея должна была распространиться и на сибирские районы, в том числе в направлении тюркской Тувинско-Хакасской конфедерации.

В России агенты MIT часто работали как журналисты. В 1996-м были арестованы Озтюрк Рамаз и Озердем Хюсейн Бенгюч, выдававшие себя за журналистов «Сабах». Но основная часть агентуры действовала под прикрытием культурно-образовательных и религиозных структур, включая объединение Фетхуллаха Гюлена «Нурджулар». Эту организацию обвиняли в распространении идей религиозного деятеля Саида Нурси, признанных в 2014 году в России экстремистскими, пропаганде (особенно среди молодежи) пантюркизма и панисламизма, сборе разведданных в тюркоязычных регионах РФ и Краснодаре.

«Нурджулар» работал в России через свои филиалы «Эфляк» и «Серхат», фонды «Торос» и «Уфук». Его активизация привела к тому, что только за 2002 год ФСБ нейтрализовала более 50 гюленовских эмиссаров в Башкирии, Дагестане и Карачаево-Черкесии. В 2003-м российские правоохранительные органы прекратили деятельность «Серхата», курировавшего турецкие лицеи в Башкирии.

Так, к пантюркистской обработке населения России были причастны работники ряда турецких строительных фирм, под прикрытием которых действовали сотрудники MIT Несрин Услу и Хаккы Мутлудоган.

Втягивание российского юга в турецкие бизнес-проекты должно было способствовать расширению влияния Анкары в регионе. Легальная предпринимательская деятельность давала спецслужбам Турции возможность работать под этим прикрытием, оправдывая свое появление в различных российских регионах и осуществление там финансовых операций. На Кавказе с 90-х годов Анкара через продвижение турецкой экономической системы пыталась реализовать модели, выходящие на политику. Это касалось образования общего «Кавказского рынка», Кавказского арбитражного суда, «Кавказского парламента», совместной торгово-промышленной палаты «Турция – Кавказ», Международного кавказского инвестиционного банка и создания фантасмагоричной «единой кавказской валюты».

Чечня, Дагестан и Поволжье не единственные направления, где турецкие спецслужбы способны создать проблемы для России. Существенные возможности они имеют в Абхазии, как потому, что разорвать исторические связи между абхазами и турками (в том числе забыть о мухаджирстве и сопротивлении российской власти) практически невозможно, так и в связи с тем, что в настоящее время в республике сильно экономическое влияние Турции.

Нельзя недооценивать и возможности Турции по «раскачке» черкесского вопроса. Перед Олимпиадой в Сочи западные структуры пытались его поднять, но тогда это нашло весьма ограниченную турецкую поддержку.

Нельзя забывать и о турецком влиянии на крымских татар, которых она опекает со времен позднего СССР, предоставляя им образовательную и финансовую поддержку. В Турции проживают до 2,5 миллиона потомков уехавших в XVIII–XIX веках крымских татар и «туркотатар».

В случае серьезного обострения российско-турецкого конфликта Анкара способна заметно осложнить для Москвы положение на Северном Кавказе, возвращая регион к ситуации середины 90-х. Проблема может оказаться более серьезной, чем в 1990–2000-х годах, поскольку Турцию готов поддержать Катар – основной конкурент России по газу, являющийся одним из главных кураторов радикального исламизма. Активизируется ли подрывная работа турецких спецслужб, во многом зависит от действий российского руководства после уничтожения бомбардировщика Су-24.

Не исключено, что оно это учитывает. Значит, действия в отношении турецкого бизнеса в стране носят превентивный характер и нацелены на ликвидацию агентуры турецких спецслужб и предотвращение ее активизации. Однако потенциальную агентуру Анкары обезвредить и даже просто выявить сложно, учитывая то, что за постсоветское время связанные с Турцией учебные заведения выпустили массу специалистов, являющихся проводниками ее влияния в российских регионах, которых можно активизировать при наличии политического решения и соответствующего финансирования.

Спецслужбы против всех

Проблема турецких спецслужб в настоящее время – массовая чистка кадрового состава ради избавления от людей имама Фетхуллаха Гюлена из «параллельного государства», оно же «Джамаат». Обычное дело в борьбе за власть между бывшими союзниками, которыми на протяжении длительного периода были Эрдоган и Гюлен. Особенно в процессе чисток пострадали командование и руководство высшего и среднего звеньев специального органа по проведению спецопераций «Озел Тим» и Генерального директората безопасности полиции. Уход опытных оперативников и руководителей привел к потере боевого потенциала и компетентности этих подразделений.

Комментариев пока нет