Есть мнение

Турция и Иран в ЕАЭС, как альтернатива ВТО

29 октября 2016

В условиях закрытости западных финансовых площадок от российского капитала, что обусловлено сложившейся экстраординарной геополитической ситуацией на постсоветском пространстве, релевантно ставить под сомнение сам факт членства России в ВТО. Политически ангажированное введение санкций германо-американским союзом из-за «аннексии» Крыма со стороны РФ противоречит нормам равноправной международной торговли, которые закреплены в уставе ВТО. Форсирование России осуществляется как в отношении финансово-экономического блока (например, попытка отключения российского банковского сектора от системы SWIFT), так и в отношении членства в военно-политических альянсах и межправительственных организациях. В частности, исключение России из формата G8 или исключение из ПАСЕ с учетом того, что членские взносы с российской стороны были оплачены за год вперед.

Необходимо определиться: какой фактор является детерминирующим в рамках ВТО: геополитический, региональный или преимущественно международно-экономический? Для того чтобы понять философию и механизмы реализации на международной арене такого глобального интеграционного объединения, как ВТО (практически схожего с проектом Трансатлантического партнерства), необходимо проанализировать доктрины национальной безопасности США, как инициатора на мировой арене реализации торговли по собственным правилам и получения дивидендов для собственных рынков, иногда не самыми формальными методами. Речь идет о «теории управляемого хаоса», где развязывается тот или иной вооруженный конфликт. Американцы в данном случае выступают в качестве третейских судей и «перманентных Арбитров» в международном праве с конечной целью доступа к рынкам сырья и энергоресурсов (например, на Ближнем Востоке), а также в целях финансового обогащения и возможности обслуживания госдолга США через вложения в американские гособлигации. Российская сторона, в свою очередь, резко сократила вложения в гособлигации США в связи с приостановлением программы «количественных смягчений» и в условиях финансовой войны, как одна из разновидностей геополитических рисков, которые несет РФ.

В 1993 году Билл Клинтон вступает в президентские полномочия и практически сразу же инициирует доктрину национальной безопасности США, где де-юре закрепляет монополию в международно-экономических отношениях, взятый курс гегемонии в глобальных рынках. Процесс глобализации 80-ых г.г, появление первых ТНК, как полноценных акторов в мировой политике, крушение социализма и его военно-политического и экономического альянсов в лице СЭВ и ОВД: все эти предпосылки позволили де-юре закрепить экономическое доминирование США в банковском секторе через структуры ФРС и МВФ и доминирование в региональных блоковых структурах (азиатско-тихоокеанский вектор, евроатлантический вектор).   

В исторической ретроспективе примечательно рассмотреть конфигурацию парадигм в обеспечении национальной безопасности США. От закрепления международно-экономического и международно-валютного доминирования (в частности, конфигурация от золото-долларового стандарта к нефтедолларовому, где привязка цен на энергоресурсы осуществляется к мировой резервной валюте) американская дипломатия перешла к военно-политическому доминированию, осуществляя на практике модель мирового лидерства, если ссылаться на З. Бжезинского. Ключевые технологии в этом направлении модель превентивного удара по стратегически важным объектам (например, точечный ядерный удар по стратегическим АЭС неугодной страны, нарушающей привычный мировой порядок). Может быть имплементировано решение о введении войск в обход Уставу ООН без согласования с другими участниками мирового процесса, в том числе и без согласования с Конгрессом США (относительно недавно был инициирован американский законопроект о наложении права вето Конгресса на президентское решение в сфере внешней политики, в частности по вопросу ИЯП).

Таким образом, от закрепления фактического доминирования в банковском секторе и на международных рынках американцы пришли к обогащению и процветанию собственной экономики за счет выкачивания ресурсов из других стратегически важных регионов, включая Ближний Восток и Балканы, богатые нефтяными месторождениями. Отсюда операции НАТО в Югославии 1999 года, арабская весна «первой волны» и новый виток «хаоса, не управляемый никем» из-за потери контроля американской дипломатии по двум направлениям: Ближний Восток и восточный вектор американской дипломатии (события на Украине).

На данном этапе мы наблюдаем ситуацию проигрыша американской дипломатии по двум направлениям. Отсутствуют долгосрочные стратегические союзы из-за разрозненности финансово-промышленных кланов и различных лобби в американской политической системе. Не налажены механизмы согласования интересов в реализации внешней политики между органами государственной власти (ныне две палаты Конгресса контролируют республиканцы, которые категорическим образом не одобряют резкий разворот Обамы и Керри в сторону Ирана по вопросу иранской ядерной программы и Сирии по вопросам борьбы с ИГИЛ, как радикальной экстремистской организацией). Это и есть суть реализации на практике концепции внешней политики в срок президентских полномочий администрации Барак Обамы.

На данном этапе ВТО активно критикует движение антиглобалистов, среди которых, в том числе и канадская писательница, политолог-международник Наоми Кляйн. Критика носит в себе конструктивный характер, ведь с учетом объективно сложившейся модели полицентризма в глобальном управлении и одновременном тренде биполярности в перекраивании энергетического ландшафта (ЕС-США-Македония на Балканах, бойкотирующие реализацию «Турецкого потока» в целях доктрины сдерживания российской энергетической дипломатии) понятно, что на авансцену выходят новые игроки в международной торговле. В том числе и переориентация России в торговле и инвестициях в азиатско-тихоокеанском направлении.

Однако, противоречащий момент, - помимо доминирования ВТО, где локомотивом данной организации выступает США и члены ЕС, скоро будет имплементировано соглашение о Транстихоокеанском партнерстве, где Америка будет выступать в качестве лидера, контролирующий международные рынки азиатских экономических тигров. В этой связи России необходимо выполнить ряд поставленных стратегических задач в глобальной политике в целях обойти нормы ВТО, по факту препятствующие развитию протекционистского потенциала своей концепцией либерализации международной торговли. Такая концепция подразумевает под собой выдавливание национальной продукции с собственных рынков и завоз дешевых импортных товаров в Украину в условиях фактического дефолта данной страны, где инфляция составляет около 35%.

В рамках полицентризма прослеживается тренд постепенного распада глобального рынка на макрорегионы, которые невозможно контролировать из центра посредством директив (хотя МВФ продолжают давать рекомендации странам-членам ЕАЭС по реализации кредитно-денежной политики, в том числе и России). В этой связи России необходимо продолжать укреплять торговые связи посредством расширения интеграционной структуры ЕАЭС, включая увеличение товарооборота с Турцией и Ираном (ныне действует сделка бартера «зерно в обмен на нефть» с Ираном). Связи с Турцией позволят нам закрепить свое стратегическое положение в транскаспийском энергетическом партнерстве, обходя прямые поставки российского сырья через Украину в Европу, которые заставляют нас терять от такой сделки колоссальные финансовые активы. Наращивание товарооборота с Ираном заставит российскую дипломатию поставить его в зависимое положение в случае, если санкции с Ирана будут полностью сняты и на мировой рынок энергоресурсов поступят нефтяные продукты, что задавит российскую экономику, являющейся экспортно-ориентированной моделью.

Перед нами стоят задачи в рамках реализации успешных направлений во внешней политике, энергетике и экономике, но не в рамках ВТО, а в рамках альтернативных интеграционных политико-экономических объединений, включая евразийский, азиатско-тихоокеанский векторы в торговле и дипломатии, а также балканский и ближневосточный вектор внешней политики с точки зрения альтернативной транспортировки энергоресурсов. 

Комментариев пока нет