Товар или деньги?

Сложившиеся в свое время общественно-экономические  отношения на основе единоличного и централизованного распределения совокупного результата общественного производства представляли собой пирамиду общественной иерархии. Ей соответствовали отношения господства и подчинения в обществе, сложившиеся в результате использования насилия в процессе неорганизованного экономического взаимодействия. При такой общественной и экономической организации только отношения господства и подчинения определяли  долю каждого в  совокупном результате общественного производства.  Со временем на основе человеческого общения возникли и получили в дальнейшем самое широкое распространение новые экономические отношения, называемые отношениями обмена, проявлявшиеся на самой ранней стадии в виде обмена двух производителей продуктами своего труда. Для этого они вступали в неорганизованное экономическое взаимодействие, называемое иначе торгом,   завершавшееся, как правило, достижением обоюдного согласия на совершение сделки. Существенная особенность  такого неорганизованного экономического взаимодействия заключается в том, что оно исключает использование насилия с целью заполучить продукты чужого труда.

Обмен двух производителей продуктами своего труда называется натуральным обменом, весь процесс которого  можно разделить на несколько характерных фаз. Первая из них представляет собой одновременное проявление  двумя производителями достаточно значительного интереса к продуктам труда друг друга. Вторая фаза процесса натурального обмена представляет собой неорганизованное экономическое взаимодействие, в течение которого его участники преодолевают заведомую несовместимость своих намерений. Заключается эта несовместимость в том, что каждый из них всегда намеревается заполучить как можно больше продуктов чужого труда, а отдать одновременно в обмен как можно меньше продуктов труда своего. Третья, решающая фаза процесса натурального обмена представляет собой мгновенный скачкообразный переход к обоюдному согласию на совершение сделки. Только в третьей, решающей фазе происходящего натурального обмена, только для данного места, только для данного времени и только для его участников оказываются эквивалентными в экономическом смысле этого понятия некоторые  количества обмениваемых продуктов труда. Их экономическая эквивалентность заключается в том, что в некоторый момент времени они оказываются равноценными одновременно для двух участников происходящего натурального обмена.

Возникновение и распространение отношений обмена способствовало значительному росту производства, поэтому достаточно ограниченные возможности натурального обмена очень быстро оказались не в состоянии обеспечить своевременное перемещение в более многочисленных направлениях и на более значительные расстояния более значительных  объемов более разнообразных продуктов труда. Необходимым  усовершенствованием натурального обмена, позволившим значительно  расширить возможности экономических отношений, оказался переход к денежной системе. Одновременно с этим переходом продукты труда превратились в товары, отношения натурального обмена – в отношения товарно-денежные, натуральный обмен – в товарообмен, процесс натурального обмена –  в процесс купли-продажи, а   участники натурального обмена – в покупателя и продавца.

Соответствующий товарно-денежным отношениям процесс купли-продажи также можно разделить на  несколько характерных фаз. Первая из них представляет собой возникновение у будущего покупателя достаточно значительного интереса к товару продавца. Необходимый интерес продавца к деньгам покупателя есть явление постоянное и неизбывное. Вторая фаза процесса купли-продажи представляет собой то же самое неорганизованное  экономическое взаимодействие, в течение которого его участники преодолевают заведомую несовместимость своих намерений. Заключается она в том, что покупатель всегда намеревается  заплатить как можно меньше за необходимый ему товар, продавец же, напротив, всегда намеревается заполучить за него как можно  больше денег. Третья, решающая фаза процесса купли-продажи представляет собой тот же самый мгновенный скачкообразный переход к обоюдному согласию на совершение сделки.  Только в третьей, решающей фазе происходящего процесса купли-продажи, только для данного места, только для данного времени и только для его участников оказываются эквивалентными, в экономическом смысле этого понятия, некоторые количества некоторых товаров некоторым количествам некоторых денежных знаков. Их экономическая эквивалентность заключается в том, что в некоторый момент времени они оказываются равноценными одновременно для двух участников происходящего процесса купли-продажи.

Изначально в качестве денег использовались благородные металлы и драгоценные камни, обладавшие, в сравнении с остальными продуктами труда, наименьшими экономическими удельными   массами и объемами, то есть наименьшими массами и объемами, приходящимися на одну единицу стоимости собственного реального содержания товара. Дальнейший непрерывный рост производства и соответствующее увеличение объемов товарооборота требовали, в свою очередь, постоянного совершенствования уже самой денежной системы с целью обеспечения возможности своевременного увеличения оборотной денежной массы, сокращения расходов на изготовление, транспортировку и хранение денежных знаков путем уменьшения их экономической удельной массы и экономического удельного объема.

Первым усовершенствованием в этом направлении оказалась чеканка монет, нарицательная стоимость которых была намного выше фактической стоимости содержащегося в них количества благородного металла. Драгоценные камни при этом, в силу своей неделимости и непригодности к чеканке, естественным образом отошли в сторону. Однако возможности монетной денежной системы также оказались недостаточными, поэтому со временем произошла замена монет бумажными денежными знаками. Следующим, наиболее значительным усовершенствованием денежной системы является происходящее в настоящее время вытеснение бумажных денежных знаков электронными деньгами в виде соответствующих записей в электронных банковских ячейках и на специальных пластиковых карточках. Переход к электронным записям, позволяющим использовать практически неограниченное количество значащих нулей, представляет собой почти что решающий шаг к идеальным деньгам, долженствующим предоставлять самые широкие возможности в случае возникновения необходимости увеличения оборотной денежной массы, а также не требующим никаких расходов на их изготовление, транспортировку и хранение за счет достижения нулевых значений экономической удельной массы и экономического удельного объема денежных знаков. Несмотря на длительность пути, пройденного от золотых и серебряных слитков до электронных записей, все еще существуют значительные разногласия межу экономистами относительно вопроса о природе и сущности денег.

Некоторые из них все еще придерживаются достаточно давно возникшего предположения о том, что деньги – это тот же самый товар. Если те или иные товары, называемые предметами потребления, требуются человеку для удовлетворения его разнообразных потребностей, то деньги являются всего лишь средством, облегчающим процесс приобретения необходимых ему товаров. Повсеместное использование денег в качестве универсального средства обмена определяется их особыми свойствами, одним из которых является их пригодность к многократному делению на равные точные части. Такая делимость денег позволяет посредством продажи одного дорогостоящего штучного товара, физическое деление которого является бессмысленным в экономическом отношении занятием, приобрести без каких-либо затруднений некоторое количество других, менее дорогостоящих товаров. Произвести такое действие в натуральном виде в принципе возможно, однако необходимая для этого некоторая последовательность достаточно проблематичных, а еще более рискованных в экономическом отношении промежуточных натуральных обменов («продукты труда – продукты труда – . . . – продукты труда – необходимые продукты труда») полностью исключает возможность его практического осуществления. В условиях товарно-денежных отношений эта формула выглядит намного проще «товар – деньги – необходимый товар». Делимость денег позволяет найти экономический эквивалент  практически для любого количества любого товара в виде некоторого количества некоторых денежных знаков, незначительные экономический удельный вес и экономический удельный объем которых позволяют каждому иметь при себе в переносном смысле значительное количество достаточно громоздких и дорогостоящих товаров. То есть, собственные особые свойства денег достаточно убедительно свидетельствуют о том, что они никак не могут быть тем же самым товаром.

Однако наиболее распространенным в настоящее время       является утверждение о том, что деньги – это особый товар, используемый при обмене в качестве экономического эквивалента всех других товаров. Экономический эквивалент некоторого количества некоторого товара некоторому количеству некоторых денежных знаков всего лишь достигается в процессе неорганизованного экономического взаимодействия, существует не более одного мгновения и только для его участников. Между тем в условиях натурального обмена многие продукты труда оказываются в качестве экономического эквивалента многих других продуктов труда, однако никто не утверждает о том, что топор является особым продуктом труда по отношению к зерну или картошке. В соответствии с утверждением Маркса формулой обмена в условиях товарно-денежных отношений является достаточно сомнительное выражение «товар – деньги – товар», предполагающее последовательное, без какого бы то ни было временного интервала, совершение двух независимых обменов, которым соответствуют выражения «товар – деньги» и «деньги – товар». Во-первых, эти обмены всегда разнесены по месту и времени, а во-вторых, участие во втором обмене тех же самых денежных знаков и того же самого их количества представляется событием и вовсе невероятным.  В таком случае предложенная Марксом формула обмена является не только сомнительной, но и явно несостоятельной. Тем более, что каждый отдельный обмен в условиях товарно-денежных отношений можно представить одновременно в виде двух совершенно равносильных между собой выражений «товар –  деньги» и «деньги – товар», которым только и может соответствовать выражение Маркса «товар – деньги – товар» в качестве их более краткой записи, но не более того. Вместе с тем в условиях товарно-денежных отношений совершаются еще две разновидности обмена, которым соответствуют выражения: «товар – товар» и «деньги – деньги».  Они также позволяют выдвинуть соответствующие каждому из них утверждения о том, что многие товары используются в качестве экономического эквивалента многих других товаров, и что многие денежные знаки используются при обмене в качестве экономического эквивалента многих других денежных знаков.

Представляется очевидной необходимость свести четыре формулы обмена: «товар –  деньги», «деньги – товар», «товар – товар» и «деньги – деньги»  к единой ипостаси. В этой связи не остается ничего другого, как только согласиться с тем, что деньги действительно являются товаром. Вопрос заключается только в том, каким именно товаром они являются, если особым, то в чем заключается эта их особенность? В соответствии с распространенными на сегодняшний день представлениями товарами являются произведенные для продажи продукты труда и остаются таковыми достаточно продолжительное время без каких бы то ни было дополнительных условий. Так вот оно, что оказывается! Для того, чтобы некоторые продукты труда, товары или денежные знаки стали деньгами, необходимо достижение соответствующей предварительной договоренности между участниками товарно-денежных отношений. Но никто и никогда не договаривался относительно любого продукта труда о том, что он действительно является товаром. Вот так и получается, что деньги представляют собой особый товар, особенность которого заключается в том, что товаром они являются условным.  В таком случае формула обмена в условиях товарно-денежных отношений представляется единственным выражением в виде «товар – товар», которая в точности соответствует формуле в условиях натурального обмена. То есть, особое свойство денег, заключающееся в том, что они являются условным товаром, достаточно убедительно свидетельствует о том, что, будучи универсальным средством обмена, они никак не могут быть эквивалентом всех других товаров.

Возникает закономерный вопрос, зачем необходимо договариваться о том, что деньги являются товаром? И действительно, предмет договоренности оказывается совершенно  другим. Собственное реальное содержание первых денежных знаков в виде золотых и серебряных слитков уже было меньше собственного реального содержания купленного за них товара. А если посмотреть на денежные знаки в виде отображаемых на мониторе электронных записей, то обнаружить у них какое-либо  собственное реальное содержание  и вовсе не представляется возможным. Именно собственное реальное содержание денежных знаков и является тем самым предметом договоренности между участниками товарно-денежных отношений. Договоренность эта необходима для того, чтобы сделать его соизмеримым с собственным реальным содержанием покупаемых товаров. Условность собственного реального содержания денежных знаков как раз и означает, что сами деньги являются условным товаром. И если каждый натуральный обмен является эквивалентным, то каждая купля-продажа является эквивалентной условно.

Многие утверждают, например, о некоторой противоречивости двойственной, якобы, природы золота, используемого иногда в качестве денег, а иногда – в качестве обычного товара, хотя обнаружить существование какого-либо противоречия в этом самом месте не представляется возможным. Если договорились, то золото является деньгами, то есть условным товаром. Во всех остальных случаях оно остается обычным товаром. Само по себе золото, имея только физическую природу, совершенно индифферентно по отношению к бушующим вокруг него человеческим страстям. По этой причине противоречие между золотом – деньгами и золотом – товаром, если и существует где-нибудь, то только в человеческой голове и нигде более.

 Таким образом, несмотря на положительное значение денег, способствующих непрерывному развитию экономических отношений, некоторые их специфические свойства вызывают у человека неуемную жажду наживы, ради удовлетворения которой возрастает использование насилия в человеческом обществе.

 

Автор: В.Я. Мач.