Статьи

Тайная война Британии в Индонезии

26 мая 2018

Националистическая внутренняя политика президента Индонезии Сукарно и внешняя политика ‘’неприсоединения’’ (независимость во внешней политике как от капиталистического, так и от социалистического лагерей) рассматривались как прямая угроза Вашингтону и Лондону. Последний был особенно обеспокоен растущей популярностью и влиянием Коммунистической партии Индонезии (КПИ), особенно в ходе недавних выборов, на которых КПИ увеличила свою долю голосов избирателей. Министерство иностранных дел, например, с "тревогой" рассматривало "неблагоприятную тенденцию событий в Индонезии", особенно "результаты выборов", свидетельствующие о том, что КПИ "стала слишком сильной". Британские планировщики также были обеспокоены ущемлением индонезийским правительством голландских коммерческих интересов. Министерство иностранных дел написало, что "явно серьезный удар был нанесен по уверенности всех иностранных концернов, торгующих в Индонезии и с Индонезией". Последняя "является страной с огромным населением и большим потенциалом, и в которой интересы Соединенного Королевства достаточно обширны".

В 1957 году разразились многочисленные сепаратистские восстания в стране. К концу года власть Джакарты распространялась не дальше пределов острова Ява и северо-восточной части Суматры; в других местах власть держали по сути различные полевые командиры, включая дезертиров из армии. В январе 1958 г. мятеж против центрального правительства вспыхнул на Суматре и Сулавеси. Причины были описаны британским послом в Индонезии как стремление положить конец неэффективной экономической политике индонезийского правительства и требование большего самоуправления для более богатых провинций. Он также отметил, что "антикоммунизм" был включен в цели повстанцев и "для того, чтобы привлечь поддержку Запада, он стал одной из главных целей восстания".

15 февраля повстанцы провозгласили в городе Паданг Республику Индонезия, после чего правительство Джакарты начало военные операции по подавлению мятежа. К июню правительство фактически переломило ситуацию в свою пользу, Паданг был вновь захвачен, и повстанцы, хотя они все еще контролировали большие районы Суматры, были вынуждены прибегнуть к партизанской войне. Их восстание, наконец, закончилось сдачей остатков боевиков в 1961 году.

США и Великобритания тайно поддерживали это восстание на его ранней стадии, в идеале желая добиться свержения Сукарно. Это означало использование восстания для давления на правительство Джакарты, чтобы то приняло политику Лондона и Вашингтона. Когда их клиенты утратили свою полезность, как только Джакарта выиграла войну против них, Лондон и Вашингтон бросили своих повстанцев и вновь вступили в контакт с индонезийским правительством.

Это была секретная программа под руководством США, которой Великобритания оказала важную помощь. Британские документы этого периода сильно цензурированы, но некоторый свет может быть пролит на скрытую британскую роль.

Сукарно

Главным инициатором британской тайной операции был сэр Роберт Скотт, генеральный комиссар Великобритании в Сингапуре. В декабре 1957 года Скотт сетовал на "последствия развивающегося кризиса в Индонезии с точки зрения экономических интересов Великобритании" и на то, что Индонезия "может перейти под коммунистический контроль". Говоря об "антикоммунистических элементах на Суматре и в других отдаленных провинциях", он сказал Министерству иностранных дел:

 "я думаю, что пришло время побеседовать с австралийцами и американцами и обмозговать, как лучше всего переправить этим элементам необходимую им помощь. Это смелая политика, несущая значительные риски ... действия, которые я рекомендую, несомненно, будут иметь большое влияния на президента Сукарно. Я считаю, что мы должны рискнуть, чтобы привести его к свержению или добиться от него необходимых нам уступок.

Цели Скотта заключались в том, чтобы "выпнуть коммунистов с Явы, спасти Суматру" и "сохранить господство англо-американского капитала в этой перспективной стране". Стоит отметить, что англосаксы стремились сохранить единство страны – это было их императивом.

В министерстве иностранных дел были некоторые возражения против этих предложений. Один чиновник, О. К. Морланд, писал, что Скотт был "на неправильном пути’ и что:" результатом тайной помощи внешним провинциям была бы эскалация боевых действий и волнения на о.Ява". Тем не менее, данное возражение было проигнорировано. В феврале 1958 года сверхсекретные обсуждения в Вашингтоне между британскими, американскими и австралийскими официальными лицами "выявили существенное совпадение по основным направлениям политики в Индонезии", отметили в МИД. Цели сторон заключались в " незаметно поддерживать и пытаться объединить антикоммунистические элементы на Яве", что означает противодействие растущему влиянию коммунистов. Они должны также "реагировать, когда это практически возможно, на просьбы о помощи со стороны повстанческих провинциальных администраций". Но "ничего не делать для дальнейшего распада Индонезии".

Недавно рассекреченные австралийские документы свидетельствуют о том, что 11 марта премьер-министр Австралии Роберт Мензис был проинформирован о том, что британский премьер-министр Гарольд Макмиллан и министр иностранных дел Селвин Ллойд полагают "что в интересах правительства Великобритании крайне важно, чтобы повстанцы на Суматре в худшем случае смогли свести свой поединок с центральной властью вничью". Это означало "значительную западную поддержку индонезийских повстанцев".

На следующий день, 12 марта, между Великобританией и США была достигнута договоренность о том, что "вся возможная помощь должна быть оказана индонезийским диссидентам, хотя все возможные меры должны быть приняты для сокрытия происхождения данной помощи". Сэр Роберт Скотт даже предложил в качестве "более долгосрочного предложения", чтобы Великобритания, США и Австралия "рассмотрели возможность организации восстания на Амбуане и Молуккских островах [в Восточной Индонезии], чтобы представить в ООН индонезийское правительство как абсолютно некомпетентное и неспособное удержать страну".

Серьезные секретные операции США уже начались осенью 1957 года. США тогда разрешили потратить 10 миллионов долларов на поддержку оппозиционных Сукарно армейских офицеров, и оружие вскоре было предоставлено из Филиппин, Тайваня и Таиланда. США поставили вооружения на 8000 человек. ЦРУ завербовало около 350 американцев, филиппинцев и китайцев чанкайшистской националистической армии (с Тайваня) для обслуживания и полетов на бомбардировщиках B-26, а также многочисленной транспортной авиации. Эти повстанческие ВВС провели многочисленные бомбардировки индонезийских городов и гражданских судов, они утопили даже один британский танкер.

Великобритания также предоставляла оружие повстанцам, и британские военные самолеты совершили разведывательные полеты над Суматрой и Восточной Индонезией. Помимо этого, главная британская тайная роль заключалась в том, чтобы обеспечить использование британских военных баз в Малайе и, что более важно, в Сингапуре, для тайных операций. Это включало использование США Сингапура для скрытого снабжения повстанцев оружием. "Американцы согласились с условием, что они будут совершать тайные операции с территории Соединенного Королевства только с нашего согласия", - сказал министр по делам колоний британским губернаторам Сингапура, Северного Борнео и Саравака (последний в Малайе) в совершенно секретном сообщении в феврале 1958 года. Он также отметил, что "губернатор Сингапура сообщил, что его министры в частном порядке оказывают поддержку повстанцам". К началу 1958 года Сингапур по сути превратился в очередную базу ВМС США.

Порт Сигапура в 50-х

В июне 1958 года Министерство иностранных дел отметило, что "на протяжении более шести месяцев" Великобритания была "главным образом мотивирована нашими надеждами на то, что деятельность повстанческих групп в Индонезии принесет пользу западному делу". Западная поддержка повстанцев теперь явно должна была использоваться как инструмент давления на Сукарно.

В мае, когда индонезийская армия начала побеждать повстанцев, Госдеп поручил послу США в Индонезии сообщить Сукарно, что если он устранит "коммунистическую угрозу" в своем правительстве, то США прекратят поставлять оружие повстанцам. Документы дают понять, что Британия поддержала эту стратегию. Вместо этого посол встретился с премьер-министром Индонезии Джуандой, который, по сути, отверг требования США, заявив, что повстанцы будут разгромлены куда быстрее, чем мнимая коммунистическая угроза будет устранена.

Тем не менее, теперь расчет США и Великобритании ставился на поощрение "прозападных" тенденций в индонезийском правительстве, что означало ‘’кидок’’ долго лелеемых повстанцев Это означало необходимость заставить Сукарно отстранить или серьезно пошатнуть позиции высокопоставленных лиц в правительстве, которые сочувствовали коммунистам или были членами КПИ. Тем не менее, похоже, что британцы позволили диссидентам продолжить совершать атаки с территории Сингапура; они, наконец, закончились только после давления Индонезии на первое правительство Сингапура после обретения им независимости в 1959 году.

Было понятно, что индонезийская армия, разобравшись с повстанцами, "должна иметь дело с коммунистами", - написал британский посол в Джакарте. Другой ключевой политикой США и Великобритании было возобновление экспорта оружия индонезийским военным. Это позволило им наладить более тесные отношения с ключевыми политическими деятелями Индонезии, которые стали бы противовесом сторонникам Сукарно и коммунистам. Стратегия окупилась, с ужасающими человеческими последствиями - именно эти люди поразили с такой жестокостью в 1965 году (резне коммунистов, социалистов, национальных и религиозных меньшинств и любых политических противников вообще. Было убито до 3-х млн. человек)

Политика США была пугающе откровенной. В заявлении Совета национальной безопасности от Февраля 1959 года говорилось, что США должны:

 "поддерживать и укреплять... связи с индонезийской полицией и военными учреждениями; и увеличить свои возможности для поддержания внутренней безопасности и борьбе с коммунистической деятельностью в Индонезии путем предоставления соответствующего вооружения, снаряжения и подготовки на постоянной основе... [мы должны] уделять приоритетное внимание просьбам о помощи в программах и проектах, которые создают возможности для изоляции КПИ, загнать ее в открытую оппозицию к правительству Индонезии, создавая тем самым основания для репрессивных мер".

При проведении этой тайной операции не может быть никаких сомнений в том, что Великобритания и США фактически укрепили силы, которым они противостояли. Война была подарком Сукарно, националистам и коммунистам, которые в результате укрепили свои позиции. Роль США перестала быть тайной, когда американский пилот был захвачен в плен и его документы были представлены мировой прессе, что позволило правительственным министрам с утверждать, что их страна подверглась агрессии со стороны США.

В секретной британской докладной записке говорилось, что война сделала "Индонезию более уязвимой для экономического проникновения со стороны Советско-китайского блока". Посол Макдермот, тем временем, отметил в июле 1958 года, что "Соединенные Штаты потеряли значительную часть своих позиций в стране в результате восстания" и что индонезийский кабинет министров "быстро воспользовался предложениями России о помощи". Советские военные самолеты, грузовые корабли, танкеры и другая техника "уже прибыли, и прогресс русских здесь в течение последнего года был поразительным".

Поддержка Лондона сепаратистов с целью дестабилизировать Джакарту не заканчивается в конце 1950-х годов. В 1963 и 1964 Великобритания возобновила политику 1957-8, поставляя оружие оппозиционным боевикам в Калимантане, Суматре. Но опять же это было лишь временная мера, и к январю 1965 года планировщики заявили, что "в долгосрочной перспективе поддержка диссидентских движений в Индонезии может оказаться контрпродуктивной, поскольку это может ослабить способность армии противостоять КПИ". 

Комментариев пока нет