Сызранов А.В. Славяно-тюркское межэтническое единство Нижневолжья

29 октября 2016

По мнению классиков евразийской исторической школы (П.Н. Савицкий, Н.С. Трубецкой, Л.Н. Гумилёв и др.), становление России как евразийской державы началось в XIV веке, в период пребывания русских земель в Улусе Джучи. Расширение Московского государства на восток, включение в империю многих неславянских народов, по большей части – тюрок, привело к возникновению своеобразного славяно-тюркского симбиоза на просторах Евразии.

Тюрко-славянский евразийский альянс – основной вектор российской истории и главный проект ее будущего. У нас есть столетняя историография евразийцев, идеологический фундамент под евразийский союз. И у нас есть тысячелетняя история комплиментарного сосуществования славянских и тюркских народов в составе единой государственной системы, как Золотая Орда, Московское царство, Российской империи и Советского Союза.

По мнению известного тюрко-российского просветителя Исмаила Гаспринского (1851-1914), наиболее прогрессивное развитие тюркоязычных народов возможно лишь с помощью России. Для него объединение тюркских этносов в единую семью имело реальную возможность и смысл только при одном условии – в составе России. Как горячий патриот и «русский» мусульманин, он желал создания двуединого славяно-тюркского, христиано-мусульманского государственного организма на основе Российской империи. Невзирая на религиозные и языковые различия, прошлые обиды и противостояния, славяно-тюркский союз, полагал И. Гаспринский, возможен и необходим[1].

Астраханский регион – наиболее выразителен для иллюстрации евразийских построений. Это один из уникальных регионов Российской Федерации. Наряду с геополитическим, транспортным, экономическим значением, Нижневолжье и по сей день остаётся образцом межэтнического и межконфессионального спокойствия, толерантности и взаимного этно-сотрудничества. Это является своеобразной «визитной карточкой» региона. Астраханский край представляет особую историко-географическую зону на стыке трёх историко-этнографических областей: Северо-Кавказской, Центрально-Азиатской (или Среднеазиатско-Казахстанской) и Средне-Волжской[2]. Поэтому регион всегда был местом, где жили представители самых разных народов и конфессий.

Взаимодействие тюрков и славян на территории региона – одна из «красных» нитей местной, локальной истории. Начало этих плодотворных контактов относиться к хазарскому времени. Известно, в частности, что в столичном Итиле, наряду с собственно тюркоязычными хазарами, булгарами и другими народами, проживали и славяне (правда, в качестве этнического меньшинства)[3]. Такая же ситуация сохранялась и во времена Золотой Орды (XIII-XV вв.)[4].

С превращением нижней Волги в южный форпост Российского государства (после завоевания Астраханского ханства в 1556 г.) ситуация изменилась в пользу русского населения, однако кардинальным образом не повлияло на традиционно-конструктивный характер славяно-тюркских взаимодействий в регионе. Недаром первые астраханские воеводы – И.С. Черемисинов и И.Г. Выродков получали строгие наказы центральных властей жить с тюркскими подданными и соседями в дружбе и согласии[5].

Естественно, были и трения, ситуации меэжтнической напряженности. В XVI-XVII вв. русские переселенцы на нижнюю Волгу переняли способы рыболовства (в частности, учуги-забойки) у местных тюрков[6], и монополизировали его к началу XVII в. Маршруты прохода ценной рыбы (лососи, осетра) при этом были отобраны астраханцами[7].

Были и обратные примеры. Так, например, казачьи станицы Астраханской губернии во второй половине XVIII в. возникали для охраны Московского тракта в т.ч. и от набегов тюркских кочевников (в частности, казахов)[8]. Внутренняя служба астраханских казаков в основном как раз и состояла в охране русского оседлого населения нижней Волги от нападений кочевников[9].

Но все таки главным направлением тюрко-славянских взаимодействий было взаимообогащение традициями друг друга, выработка привычки и умения жить вместе, понимать друг друга, плодотворно и тесно сотрудничать. Славянские и тюркские народы, населяющие Астраханский край всегда проявляли уважение друг к другу, к чужим обычаям и традициям, готовность вместе противостоять общей беде. Так, многонациональное население региона сплотилось против притеснений местной власти во времена знаменитого Астраханского восстания 1705-1706 гг., известного ещё как «свадебный бунт»[10].

Во второй половине 1930-х гг. угроза разрушения нависла над одной из наиболее крупных и красивых православных церквей г. Астрахани – храмом святого Владимира. И тогда, согласно городской легенде, окрестное татаро-мусульманское население встало на его защиту и спасло от гибели[11].

Сегодня, в условиях новых вызовов единству Российской Федерации и народов, её населяющих, астраханцы – славяне и тюрки по-прежнему демонстрируют стремление к миру и согласию. Наверное, главная причина тюрко-славянского симбиоза – длительная традиция совместного сосуществования, стирания противоречий и нарастающей актуализации, выгодности взаиможизни. Данный опыт этноконсолидирующего взаимодействия – главнейшая основа объединения отдельных этно-культурных миров в единое целое, на основе которого могла бы возникнуть современная российская политическая нация. Славяне и тюрки Нижневолжья и России в целом дают позитивный пример межэтнического единения и являются важнейшим и локомотивным сегментом в сложном процессе становления и дальнейшего развития российской гражданской нации. Решение краеугольных проблем безопасности, стабильности, территориальной целостности, межнационального согласия, дееспособности российской системы федерализма во многом зависит от общего вектора национальных движений славянских и тюркских народов нашей страны, политических ориентиров этих движений, настроений, развития тюрко-славянского диалога и взаимопонимания.

И ещё – данный исторический опыт может быть основой для выстраивания подобных же отношений с другими этнокультурными системами, особенно сегодня, в условиях прошедших массовых миграций в регион.

[1] Гаспринский И. Русское мусульманство: Мысли, заметки и наблюдения мусульманина. Симферополь, 1881. С. 4-5.

[2] Викторин В.М. Астраханская область как особая историко-этнографическая зона и задачи по сохранению её этнокультурного наследия // Проблемы этногенеза народов Волго-Камского региона в свете данных фольклористики (Материалы научного семинара 16-20 сентября 1989 г., г. Астрахань). Астрахань, 1989. С. 18-22.

[3] Новосельцев А.П. Хазарское государство и его роль в истории Восточной Европы и Кавказа. М., 1990. С. 131.

[4] Полубояринова М.Д. Русские люди в Золотой Орде. М., 1978.

[5] Трепавлов В.В. История Ногайской Орда. М., 2002. С. 302.

[6] Марков А.С. Были Астраханского края. Волгоград, 1976; Струбалина Н.К. Из истории освоения рыбных богатств Каспия и Астраханского края. Волгоград, 1989. С. 6.

[7] См. об этом: Трепавлов В.В. История Ногайской Орда. С. 516-517.

[8] Горбунов Н.П., Полежаев А.И. История станиц Астраханского казачьего войска. Астрахань, 2003.

[9] Антропов О.О. Астраханское казачество. На переломе эпох. М., 2008. С. 13.

[10] Голикова Н.Б. Астраханское восстание 1705-1706 гг. М., 1975. С. 69-70, 87 и др.

[11] Игумен Иосиф (Марьян). Астрахань. Храмы и монастыри. Астрахань, 2002. С. 199.

Комментариев пока нет