Есть мнение

Субкультура протеста

11 октября 2017

Алексей Навальный практически игнорировал московские выборы, как и избирательные кампании в других регионах. Сразу после прошедших 10 сентября выборов состоялся целый ряд мероприятий в регионах — в Мурманске, Екатеринбурге, Омске, Новосибирске, Хабаровске, Владивостоке, Архангельске и Оренбурге, в которых Навальный участвовал лично. Очевидно, его целью было провести смотр имеющихся ресурсов и повысить свою узнаваемость за пределами Москвы.

Посещаемость его митингов была меньшей, но сравнимой с теми акциями, что проходили в этих городах в 2011—2012 гг. в рамках общероссийских протестов оппозиции. Можно говорить о том, что Навальный стал самым популярным лидером либеральной оппозиции (при этом не являясь частью каких-либо партий и даже не будучи либералом по политическим взглядам).

Однако после его задержания перед митингом в Нижнем Новгороде на призыв самого политика и его Фонда борьбы с коррупцией выйти на акции в его защиту с лозунгом «За Навального» откликнулась значительно меньшая аудитория. На различного формата мероприятиях был задержан 271 человек, что также гораздо меньше по сравнению с митингами Навального 26 марта и 12 июня этого года.

Такое резкое уменьшение аудитории акций объясняется в первую очередь изменением их содержания. Предыдущие митинги имели ярко выраженный протестный характер, который привлекал самые разные слои населения. Акции с личным участием Навального также собирали достаточно немалую аудиторию, что можно объяснить высокой узнаваемостью политика и появившейся возможностью ближе узнать его.

А митинги 7 октября не имели подобного содержания. Перед ними штаб Навального и он сам давали две главные установки на акции — «испортить день рождения Путина» и выразить поддержку желанию политика стать кандидатом в президенты. И два этих посыла не нашли поддержки, сравнимой хотя бы с недавними митингами. Поэтому можно заключить, что личная популярность Навального, как бы она ни увеличивалась, все же крайне мала и недостаточна для организации серьезного и масштабного движения. При этом сомнительными начинают выглядеть и заявленные Навальным числа волонтеров и собранных в его поддержку подписей по стране.

Основным ресурсом Навального продолжает оставаться информационный. Несмотря на обширный медийный резонанс, его движение мало по сравнению хотя бы с оппозиционными парламентскими партиями и вынуждено приобретать сторонников в основном с помощью резонанса медиа и агитации в социальных сетях. Это создает опасную ситуацию, в которой малочисленная и лишенная серьезных инструментов влияния группа вынуждена постояно поддерживать интерес СМИ, что достигается прежде всего скандалами и различными девиантными по отношению к принятым нормам формам политической борьбы.

Во время московского митинга была предпринята попытка создать на Манежной площади подобие киевского оппозиционного лагеря на Майдане. Видео перед митингом из петербургского штаба Навального свидетельствует о том, что в нем готовы к задержаниям участников акций и даже рассматривают это как нечто, что может даже как-то помочь его кампании. Готовность к различным провокационным формам протеста роднит сторонников Навального с представителями различных субкультур, бывших в авангарде главных акций политического протеста прошлых лет — ультраправых на Манежной площади, «антифа» на Болотной.

Роль субкультур в обществе значительно снизилась, но свойственные молодежи протестные настроения и активность используются в политике еще более интенсивно, и именно Навальный был наиболее успешным в подобной практике. Фактически можно говорить о формировании своеобразной политической протестной субкультуре, которая пришла на смену ушедшим. С одной стороны, становящийся ее главным лицом Навальный может использовать такой расклад в своих целях. Но для достижения статуса политика, сравнимого хотя бы с лидерами парламентской оппозиции, Навальный должен выходить за рамки созданной им же субкультуры, что опасно потерей самых верных сторонников и непониманием остальной аудитории.

Сценарий раскрутки политика-популиста по образцам кампаний Трампа и Макрона в случае Навального подвержен многим рискам. Кроме проблем с законом, это и неоднозначная позиция по вопросу присоединения Крыма, и связи с иностранными структурами. Поэтому дальнейший рост популярности Навального может произойти только при резком изменении ситуации в стране, которое сделало бы неактуальными многие его ошибки.

Комментариев пока нет