Структурные изменения в политическом устройстве Белоруссии и Украины после распада СССР

29 октября 2016

  После того, как распался СССР, одно из самых мощных и влиятельных государств ХХ века, страны, входившие в его состав, начали абсолютно новый этап формирования иного политического устройства. Эти государства столкнулись с множеством проблем и трудностей на пути к так называемому «демократическому транзиту», которому подверглось большое количество стран в конце ХХ века. Однако не все эти страны смогли выстроить надлежащую политическую структуру, которая соответствовала бы демократическому режиму. Некоторые из них были совершенно не готовы к самостоятельному существованию. В силу авторитарного прошлого, во многих из них смешались признаки авторитаризма и демократических институтов, которые дают основание назвать их «фасадными» или «ограниченными» демократиями.[1] Такие понятия образовались из-за того, что во многих странах, прошедших демократизацию, демократические образования были завершены не до конца или еще находятся в стадии завершения. Вместе с тем, существуют другие факторы, препятствующие созданию полноценного демократического государства. Примерами таких стран могут послужить Белоруссия и Украина.                                                                                                  

Основополагающей отправной точкой в этом сравнении можно назвать 1994 год, так как и в Белоруссии, и в Украине прошли президентские выборы, в результате которых к власти пришли А. Г. Лукашенко и Л. Д. Кучма. С этого момента начала выстраиваться своя особенная система в каждом из этих государств.                                                                                                  

В Белоруссии стала складываться авторитарная модель политической системы. Значительное влияние на нее оказали экономические и социальные реформы, проводимые в России, к которым не была готова Белорусская элита. Она отказалась от кардинальных мер в этих экономических изменениях, которые и так негативно сказались на гражданах Белоруссии. Все это в целом вылилось в недовольство масс проводимой политикой, что довольно ловко было использовано Александром Лукашенко в своей предвыборной кампании. В то время народ с трудом воспринимал все те попытки демократического преобразования. Поэтому,  по мнению политолога Владимира Ровдо, Лукашенко, принимавший активное участие в политической жизни при советской власти, призывал народ к единению, к сохранению и почитанию тех ценностей, которые уже были им прекрасно знакомы, но в обновленном варианте, соответствовавшему существовавшим политическим реалиям того времени.[2] Иными словами, он продолжал идейную линию, существовавшую в СССР, то есть, не было совершено никаких кардинальных перемен в сознании общества, моральны они не были готовы к серьезным либеральным преобразованиям.                                                    

Украина на тот момент так же начала новый этап в образовании своей государственности. Однако там все происходило иначе. Люди приветствовали изменения, происходившие в связи с получением долгожданной независимости. Балансируя между Россией и Западом, но, при этом, все же отдавая большее предпочтение Западу, Киев в 1996 году обозначил новую стратегическую цель на интеграцию в европейские и евро-атлантические структуры. Кучма даже написал на русском языке книгу под характерным названием «Украина - не Россия». Также стала складываться олигархическая система власти, которая основательно закрепилась в 2000-х благодаря масштабной приватизации. Это обстоятельство способствовало созданию парламентской или парламентско-президентской республики. Возникали определенные группы влияния, которые отвечали интересам олигархов, что послужило ослаблению независимости и самостоятельности государственного управления, усилению коррупции и многому другому. Олигархи были тесно связаны со странами Запада,  так как значительные средства, заработанные ими, вывозились за пределы страны в Европу или США. В связи с этим, результаты зависимости государственной власти от руководства Запада можно было увидеть в устроенных по сценарию Запада «цветных революциях».                                                                                             

В сравнении с Украиной, Белоруссия оказалось более независимой и самостоятельной, не допустив вмешательства Запада в свое руководство. Однако в Белоруссии существовали и продолжают существовать иные факторы, мешающие построению полноценной демократической модели политического устройства. Еще в 1996 году на референдуме были приняты изменения к Конституции, которые узаконили абсолютные полномочия президента и устранили контрольные механизмы. Помимо этого, в Белоруссии распространение инакомыслия, неугодного государству, в особенности посредствам СМИ, карается так называемыми «репрессиями». Они осуществляются с помощью судебных преследований, тюремного заключения, конфискации тиражей газет и других. Президент обладает большим количеством полномочий и мало ограниченной властью. Поэтому, несмотря на относительно беспрепятственную деятельность оппозиции, она все еще остается довольно слабой, так как неспособна что-либо противопоставить позиции власти. Подтверждением этому служит высказывание Александра Лукашенко о том, что если он захочет, то снова станет президентом Белоруссии, «даже если весь мир выступит против»[3], но это случится, только если белорусский народ этого захочет.                                   

Можно привести еще много аргументов в поддержку мнения о том, что Украина и Белоруссия не могут быть образцовыми демократическими государствами. Эти две страны были взяты в пример потому, что они являются яркими представителями переходных стран, в которых отличительными чертами политической системы является либо авторитаризм, либо влияние олигархов на политическую власть. Проблема «фасадных» демократий действительно актуальна, так как очень немногие страны по праву могут носить звание демократий. На примере Украины и Белоруссии показаны одни из немногих факторов, препятствующих построению надлежащих демократических институтов, таких как: свободное и независимое СМИ, развитое и активное гражданское общество, честные выборы и многое другое. Такая неразвитость собственной и независимой системы государственного управления, которая не соответствует необходимым нормам демократического государства, может перерасти в то, что уже который год происходит в Украине. И, ее участь, на мой взгляд, не хотело бы повторить ни одно государство.


[1] В.А. Рябушкина «Современные квазидемократии», «Полития» №4(51), 2008, С. 108

[2] Статья Владимира Ровдо «Специфика и эволюция политического режима Республики Беларусь», С. 148, Hokkaido University Collection of Scholarly and Academic Papers, 2004

[3] «Лукашенко уверен, что вновь может стать президентом Белоруссии», АиФ, 2014 http://www.aif.ru/politics/world/1413554

 

Комментариев пока нет