Структурная характеристика европейской гражданской идентичности нового времени

Новое время - важнейший период для судеб мира, когда формируется современная цивилизация, основанная на промышленном производстве, которая сменяет традиционную аграрную цивилизацию. И именно в этот период начинает складываться гражданское общество в современном его понимании.

Одновременно с формированием гражданского общества складывается иная гражданская идентичность. Гражданская идентичность - сложный социокультурный феномен, который, так же как и гражданское общество, не может быть сконструирован, а формируется только естественным путем. При изучении состояния гражданской идентичности необходимо учитывать множество факторов. Для более полного рассмотрения феномена в качестве идеального типа мы предлагаем использовать изложенную ниже рабочую модель. В логике этой модели мы определяем гражданскую идентичность как социально обусловленное позиционирование индивида в гражданской сфере в конгруэнтном соотношении, целостности «Я-телесного», «Я-психического» и «Я-рационального».

«Я-телесное» мы понимаем как неразрывную связь с семьей, согражданами, местом проживания в различных масштабах (малая родина, город, регион, страна). Проявляется «Я-телесное» в неразрывных или трудно разрываемых связях.

«Я-телесное» очень тесно связано с «Я-психическим» - это патриотические чувства по отношению к природе, землякам, стране.

«Я-рациональное» надо понимать как когнитивный компонент наполнения отношений между гражданином и государством. Для того чтобы у гражданина создавалась установка на гражданское действие, необходимо, чтобы взаимоотношения между гражданином и государством были реципрокными. Чем больше баланс «права - обязанности» будет крениться в сторону прав, тем более лоялен будет гражданин по отношению к государству.

В различные эпохи на первый план выходили те или иные компоненты гражданской идентичности. В эпоху Античности «Я-телесное» - неразрывная связь с «телом» полиса, гражданин имел права только в случае владения собственностью в черте полиса. Компонент «Я-психическое» преобладал в жизни индивида эпохи Средневековья. В эпоху Модерна на первый план выходит «Я-рациональное» - буржуа добиваются своих прав, выстраивая отношения с государством на рациональной основе, «европейский “мир” был рожден из идеи разума» [1].

В XVI-XVII вв. происходят стремительные изменения, затрагивавшие все сферы общества: экономическую (развитие промышленности и торговли, товарно-денежных отношений, закрепление права частной собственности); политическую (формирование национальных представительных государств, обладающих признаками современных государств, замена сословного неравенства юридическим равенством). В социокультурной сфере можно выделить развитие искусства и культуры, распространение протестантской буржуазной этики и гражданского общества как общественного идеала.

Процесс формирования и развития гражданского общества в истории занял несколько веков, предшествующих эпохе Нового времени. Отдельные элементы этого общества можно было видеть уже в обществах античной цивилизации. В древних Греции и Риме получило распространение товарно-денежное производство, которое было оформлено и закреплено в ряде институтов частного права. Однако это были лишь фрагменты гражданского общества, имевшие место только в отдельных регионах и соседствовавшие с доминировавшими вертикальными структурами сословных обществ в эпоху Средних веков.

В эпоху Нового времени понимание гражданского общества получает новое наполнение. Теоретические разработки идеального общественного устройства, основанного на естественном праве и общественном договоре, переходят из разряда умозрительных представлений в реальность. Это воплощение отличается рациональностью, освобождением идеи гражданского общества от религиозного содержания и переходом идеи с уровня общественного идеала на уровень обыденного сознания. В первую очередь - обыденного сознания горожан, которые начинают мыслить и действовать по-новому.

В чем же отличие гражданина-горожанина Средневековья и Нового времени? Как пишет антрополог, философ и политолог С. Н. Гавров, «религиозная Реформация была первой трещиной в сакральном восприятии мира. Результатом этого этапа стало появление некоторой усталости, цинизма, ослабление веры и, как следствие, большая веротерпимость, плюралистичность. Человек эпохи модерна, - продолжает С. Н. Гав- ров, - имеет дело с бюрократическими, формальными структурами, сам постепенно приобретая “модульный характер”, встраиваясь в различные социальные, профессиональные, культурные группы, выбирая свою карьеру, жизненный путь, варианты самореализации» [2]. Независимо от социального и имущественного положения, он признается свободным и полноправным участником общественной жизни. Получив принципиально новый социальный статус, человек имеет возможность «встраиваться», основываясь на свободном волеизъявлении и рациональном выборе.

Завершается теологическая стадия, согласно интеллектуальной эволюции человечества, разрабатываемой О. Контом, на смену христианским догматам приходит осмысление, рефлексия, сомнение. Человек критически осмысливает жизненный путь, анализируя имеющиеся варианты самореализации [3].

В это время закрепляется институт частной собственности, который способствует формированию гражданского сознания, превращению бывшего подданного, служащего вассалу, корпорации или церковному ордену, в гражданина, трудящегося по найму или в качестве собственника предприятия.

В Новое время отвергается идея тождественности и подчинения частного общественному, общество становится первичным по отношению к государству. Вертикальным социальным связям пришли на смену горизонтальные - невластные, которые образовывали горожане исходя из личных интересов. Примечательно, что личные интересы могли идти вразрез с интересами государства.

Если в период Средневековья индивиды социализировались в семье, общине, корпорации, сословии, то в Новое время форма социализации индивидов задает параметры иному процессу идентификации. Индивиды выбирают формы социализации, их предопределяют функционально-ролевые отношения «по соглашению» [4].

Новые общества трансформационного типа, благодаря промышленной, а также картезианской и галилеевско-ньютоновской революциям, получают материальные и интеллектуальные основы своей непрерывной и осознанной трансформационности. Начинают действовать социальные лифты, а «полуархаические», «преторианские» индивиды, соответственно, находят возможности для социального реванша, группового самоутверждения, личной карьеры.

Распространяется идея неотъемлемых прав человека и правового равенства между людьми, признания свободы совести, воли, религиозного, морального и правового сознания, утверждается протестантский тип личности. Светской религией становится секуляризированный человеческий разум, служащий фундаментом социальной и политической иерархии и этоса зарождающейся буржуазии.

Получающая распространение политика эмансипации приводит к глобальным сдвигам в становлении идентичности. Это выражается в трансформационном отношении к происходящим событиям, к будущему, к преодолению ил- легитимного доминирования со стороны отдельных индивидов (групп).

В предшествующие исторические эпохи идентификация происходила в рамках дихотомии «свои» - «чужие», и среди индивидов в их относительно малых и замкнутых общинах и сословиях преобладала, по выражению Э. Дюркгейма, «механическая солидарность» [5]. Российский социолог Л. Д. Гудков говорит о солидарности в области «вынужденных, непосредственно личных, частных отношений» [6]. Подобная «механическая солидарность», как пишет историк науки и философской мысли Е. Б. Рашковский, позволяла рассчитывать индивидам на определенное покровительство и защиту и давала возможность ощущать причастность к «некоему большому, но с трудом представимому “державному” целому» [7].

Таким образом, европейская гражданская идентичность как феномен Нового времени фундировалась и определялась просвещенческим рационализмом. Последний, в свою очередь, форматировал ключевое общественное отношение и основную проблему европейской общественной мысли в пространстве триады «личность - общество - государство»: личность, основываясь на рациональном выборе, воздействовала на общество, а общество использовало государство как инструментальную форму.

В архаике доминантная идентичность была детерминирована культурой, в период Нового времени в первую очередь социально-исторической и политической и лишь отчасти - культурной составляющей. Осознавая свою субъектность, связанную с правами и свободами, интересами, индивид определяет все в качестве объектного: окружающий мир, общество, государство. Эти интересы могут проявляться в возникающих конфликтах, благодаря чему и начинают формироваться институты гражданского общества.

Гражданин эпохи Модерна получает свободу рационального выбора, который он реализует в политической, профессиональной, экономической сферах, в зарождающихся гражданских институтах. Иными словами, индивид начинает позиционировать себя в гражданской сфере, в первую очередь через «Я-рациональное». Затем осознание «Я-телесного», но в ином качестве, не как абстрактное «тело полиса», а как персональная телесность индивидов. Далее следует «Я-психическое», выраженное в религиозном (духовном) мировосприятии.

 

Список литературы:

[1] Гуссерль Э. Кризис европейского человечества и философия // Вопр. философии. 1986. № 3. С. 115.

[2] Гавров С. Н. Социокультурная традиция и модернизация российского общества. М. : МГУКИ, 2002. С. 146.

[3] См.: Конт О. Дух позитивной философии. (Слово о положительном мышлении). Ростов н/Д : Феникс, 2003.

[4] См.: МожейкоМ. А. Модернизация концепции // Всемирная энциклопедия : Философия ХХ век / гл. ред. А. А. Грицанов. М. : АСТ ; Минск : Харвест, Современный литератор, 2002. С. 480.

[5] См.: Дюркгейм Э. О разделении общественного труда. Метод социологии. М. : Наука, 1991. URL: http://scibook.net/pervoistochniki-sotsiologii-kniga/ mehanicheskaya-solidamost-ili-solidamost-33062.html (дата обращения: 12.12.2016).

[6] Гудков Л. Д. Негативная идентичность. Статьи 19972002. М. : Нов. лит. обозрение, 2004. С. 661.

[7] Рашковский Е. Б. Многозначный феномен идентичности : архаика, модерн, постмодерн... // Идентичность как предмет политического анализа : сб. ст. по итогам Всерос. науч.-теор. конф. (Москва, 21-22 октября 2010 г.). М. : ИМЭМО РАН, 2011. С. 31.

 

Автор: Кравченко Н. Ю

Источник: Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Социология. Политология. 2017. Т. 17, вып. 1. С. 15-17.