Сознание человека – основной «инструмент» анализа

Общеизвестно, что сознание человека – необычайно сложный феномен. Это является основной причиной того, что сознание – предмет постоянных исследований. Благодаря им это сложнейшее явление во многом изучено, хотя, по- прежнему, приходится сталкиваться с немалым количеством загадочных, а порой и таинственных проявлений этого удивительного феномена.

В рамках данной работы и в соответствии с ее задачами хотелось бы обратить внимание на уже обоснованные характеристики сознания, сформировав из них определенную аксиоматическую базу. В данном случае мы не являемся исследователями сознания. Нас интересуют его практические возможности в деле анализа.

Аксиома первая.

Сознание является продуктом высокоорганизованной материи – человеческого мозга, способного воспроизводить действительность в идеальных образах. Данное определение, и это общеизвестно, принадлежит В.И. Ленину. Несмотря на критический настрой некоторых современных деятелей науки к наследию классиков марксизма-ленинизма, воспроизведение названного определения сознания вполне обосновано.

Во-первых, его никто не смог до сих пор подвергнуть сомнению, а тем более опровергнуть.

Во-вторых, В.И. Ленин базировал его, прежде всего, на трудах Гегеля, не пугаясь его принадлежности к буржуазной науке и идеализму.

В-третьих, все последующие исследования в области сознания только углубляли содержание предложенного определения.

Наконец, в-четвертых, не отрицая это определение, наука в его развитие внесла некоторые уточнения. В частности, поставлен и во многом обоснован вопрос о существовании сознания у высших животных (дельфинов, обезьян и др.). В контексте данной работы, нас интересует именно сознание человека, как субъекта анализа. Понимая сознание как систему идеальных образов о явлениях действительности, правомерно сделать ряд выводов, экстраполируемых на проблему аналитической деятельности человека.

  1. В процессе взаимодействия человека с действительностью идет формирование образов явлений действительности. Этот процесс тем интенсивнее, чем активнее субъект и чем многоплановее ситуации, в которых протекает его жизнедеятельность.
  2. Образы явлений действительности, став достоянием сознания человека, включаются в его жизнедеятельность, выполняя своеобразную функцию средств обретения новых знаний и решения новых практических задач, стоящих перед субъектом.
  3. Эти образы являются специфическими средствами, с помощью которых анализирующий субъект может расчленить и «разложить» познаваемое явление на составляющие и изучить их вне зависимости от целого. Другими словами, именно они становятся средствами анализа. Причем, средствами анализа, прежде всего, становятся те образы, которые в процессе познания нацелены на расчленение «нового» познаваемого явления на составляющие.
  4. Наконец, аналитические возможности больше у того субъекта, сознание которого имеет наибольшую наполненность образами об отдельных сторонах, элементах, частях явлений действительности.

Словом, формула достаточно проста: субъект, взаимодействуя с действительностью, фиксирует в своем сознании информацию о явлениях в виде идеальных образов. Последние, включаясь в процесс его жизнедеятельности, превращаются в средства познания, анализа, решения практических задач и создания новых образов о явлениях действительности. Эту формулу можно представить так:

S --- ИО --- Р--- ИО

Где

О – объект реального мира;

S – субъект познания;

ИО – идеальные образы явлений действительности;

Р – процесс жизнедеятельности человека (практика);

ИО – новые идеальные образы, возникшие в процессе нового витка познания явлений действительности.

 

Главный вывод, который можно сделать из названного определения в пользу анализа, таков: идеальные образы явлений действительности, носителем которых является человеческий мозг, выполняют роль средств анализа.

Аксиома вторая.

Она дает ответ на вопрос о том, что воспроизводит сознание в своих идеальных образах. Другими словами, речь идет о составляющих объекта отражения, которые воспроизводит сознание человека в идеальных образах. Детализируем этот вывод, опираясь на другие аксиоматические посылки.

  1. Объектом отражения для сознания являются как материальные, так и идеальные явления. Словом, первично сознание отражает явления, существующие независимо от него. Затем предметом отражения становятся и образы этих предметов, воплощенные в литературе, искусстве, науке, вербальной информации и т.д.
  2. Существует всеобщая методологическая матрица формирования идеальных образов. Она дает ответ на два важных вопроса: что сознание человека отражает в познаваемых (анализируемых) явлениях и в какой последовательности процесс отражения должен происходить.

Здесь необходим комментарий. Берем неизученный ранее объект. Начинаем процесс его анализа. Такой объект не открывается субъекту познания сразу всеми своими сторонами, связями, характеристиками. Процесс познания всегда начинается с того, что объект открывается своими отдельными сторонами, элементами, фрагментами, секторами, частями. Другими словами, субъект познания (анализа), каким бы развитым не было его сознание, не имеет возможности сразу, в первом же аналитическом действии, познать объект во всех его гранях и проявлениях. Еще раз подчеркнем, сознанию человека открываются, прежде всего, отдельные стороны, элементы познаваемого явления.

Что происходит дальше? Как только сознание «открыло» в анализируемом явлении несколько его сторон, элементов тут же возникает потребность отразить их взаимодействие, связь друг с другом. Словом, второй шаг - познание (анализ) взаимодействия связей отдельных сторон, элементов познаваемого явления.

Может показаться, что, познав элементы анализируемого явления и их взаимодействия друг с другом, процесс анализа можно остановить. Но это не так, если иметь в виду, что каждый объект познания находится во взаимодействии со многими явлениями действительности. Не познав эти взаимодействия, практически невозможно воссоздать истинную картину конкретного объекта анализа.

Таким образом, третий шаг – познание взаимодействий анализируемого объекта с явлениями среды. Точнее сказать - познание воздействий явлений среды на анализируемый феномен. Но и здесь еще нельзя поставить точку и остановить процесс познания объекта, претендуя на достаточную глубину знаний о нем. Дело в том, что знание о конкретном объекте не может быть полным, если недостаточно глубоко познана сама среда, как некое целостное образование, в котором существует анализируемое явление. Это становится тем более понятным, если иметь в виду, что среда оказывает воздействие на анализируемый объект следующим образом:

  • она воздействует на каждый элемент познаваемого объекта;
  • на взаимодействия, существующие между элементами этого объекта:
  • на объект познания как некое целостное образование.

Плюс к этому, воздействие среды опять же идет по трем линиям: а) на анализируемый объект среда воздействует своими элементами, т.е. явлениями, которые ее формируют; б) взаимодействиями между явлениями среды; в) наконец, она проявляет себя как некое относительно устойчивое целостное образование.

Итак, познавая объект, с необходимостью и осознанно познающий субъект обязан отразить многообразие воздействий конкретной среды на анализируемый объект.

Резюмируем сказанное. Следуя за объектом познания, сознание субъекта должно отразить, создать образы четырех всеобщих фрагментов процесса познания.

Во-первых, субъект с необходимостью должен познать элементы, стороны, части анализируемого явления.

Во-вторых, он должен познать внутреннее взаимодействие элементов, сторон, частей между собой.

В-третьих, необходимо сосредоточиться на воздействии явлений среды на анализируемый объект.

Наконец, в-четвертых, увидеть многоплановое воздействие самой конкретной среды, как целостного образования, на анализируемое явление.

Действие этой методологической матрицы распространяется на процесс познания всех без исключения явлений действительности: физических, химических, социальных, политических, экономических, военных и т.д. Это дает право квалифицировать ее как общую (всеобщую).

Схематично, с известной степенью допуска, названную матрицу можно представить следующим образом:

Где

О – объект познания;

S - субъект познания;

ИО – идеальные образы познаваемого объекта, формирующиеся в сознании субъекта познания;

ООС – образы отдельных сторон объекта;

ОСОС – образы связей отдельных сторон объекта между собой;

ОВЯС – образы воздействий явлений среды на познаваемый объект;

ОВС – образы воздействий среды (как некоего целостного образования) на познаваемый объект.

Предложенную схему можно, с известной степенью допуска,

Где

Х (У111) – анализируемое явление;

Х1, Х11, Х111, Х, ХУ – элементы анализируемого явления;

У – предметная ситуация (среда), в которой находится анализируемое явление Х;

У1, У11, У111, У, УУ – это явления среды;

Х111, Х1111, Х1, Х1У; Х11. Х11У, Х11111; Х111, ХУ, ХУ111 – взаимодействия между элементами анализируемого явления Х;

У1 – Х, У11 – Х, У – Х, УУ – Х - воздействия явлений среды на анализируемое явление Х; У – Х – воздействие конкретной предметной ситуации на анализируемое явление Х.

Таким образом, суть иллюстрации заключается в следующем: каждый субъект анализа с необходимостью отражает: а) элементы (отдельные стороны) познаваемого явления Х, то есть Х1, Х11, Х111, Х, ХУ; б) многочисленные связи элементов анализируемого явления Х между собой: Х1 – Х11, Х1 – Х111, Х1, Х1 – ХУ; Х11 – Х, Х11 – ХУ, Х11 – Х111; Х – Х111, Х – ХУ; ХУ – Х111; в) воздействия явлений среды У1, У11, У, УУ на анализируемое явление Х; г) наконец, воздействие самой среды, конкретной предметной ситуации У на анализируемое явление Х.

Аксиома третья.

Сознание человека – это единство его чувств, воли и интеллекта. Процесс развития науки и практики многократно подтвердил и подтверждает состоятельность этого важного вывода. Особо очевидным он становится на фоне исследований, посвященных процессу формирования сознания человека. Наиболее благодатная экспериментальная база для их проведения – это дети, процесс формирования их сознания.

Родился ребенок. Генетически его мозг подготовлен к формированию сознания, но должно пройти немало времени, прежде чем можно будет констатировать его наличие. Вместе с тем, с момента своего рождения (некоторые ученые утверждают, что уже в утробе матери), ребенок начинает отражать мир. Запускающим устройством отражения мира являются его чувства. Именно на уровне и с помощью чувств маленький человек начинает формировать первичные образы мира. Работа его чувств открывает ребенку мир: мир запахов и вкусов, тепла и холода, света и красок и т.д. Начинает работать механизм формирования многочисленных чувственных образов о явлениях действительности. С каждым днем их становится все больше. Появляется возможность их различать и сравнивать. Соединяясь с действием данных природой рецепторов, у ребенка формируется свое отношение к явлениям действительности: запаху и вкусу материнского молока, теплой и прохладной воде, яркому свету и т.д.

На одном из этапов его развития окружающие начинают замечать его избирательную реакцию на явления действительности. Он начинает проявлять «характер», показывать, что ему нравится, а что нет, с чем он согласен, а с чем нет…

Словом, появляются первые свидетельства о формировании зачатков волевого компонента сознания. Конечно это еще не воля, а только ее чувственная основа. Можно сказать, первая сторона, первый фрагмент воли.

Что же происходит дальше? По мере накопления в формирующемся сознании ребенка информации о явлениях действительности, он не только сравнивает явления по их форме, цвету, запаху, вкусу, но и предлагает окружающим принять свое видение мира. Он все более и более конкретно начинает заявлять о том, что ему нравится, а что нет. В этом проявляет определенную настойчивость, пытаясь доступными ему средствами «навязать» окружающим свое отношение к жизненным ситуациям. Это ярко проявляется в еде, в выборе игрушек, в играх и т.д. Он «предпринимает» попытки подчинить окружение его желаниям, симпатиям и антипатиям. Ребенок стремится управлять ситуацией в соответствии со своей, пока еще очень простой моделью мира. Так развивается воля у ребенка. Это вторая позиция, характеризующая появление волевого компонента сознания.

Фактически одновременно с этой стороной воли, начинает работать и третья составляющая. Ребенок начинает учиться преодолевать свои желания и «управлять» собой под воздействием внешних обстоятельств, людей, которые его окружают. Многократно можно наблюдать ситуацию: ребенок не хочет что-то делать (например, что-то есть). Родители включают механизм уговоров и стимулов. Мы видим, как «нелюбимая» еда съедена, а это значит, что состоялось внутреннее преодоление, состоялась маленькая «победа» над собой, проявилась воля ребенка. Последняя появилась в результате трудной внутренней работы. Ее суть в многократной переработке чувственных данных развивающегося сознания ребенка: соотношении, сравнении, разъединении и опять соединении и т.д. чувственной информации. Результат – не просто наличие в мозгу ребенка набора идеальных образов, но и оперирование ими и, что самое важное – обусловленность отношения маленького человека к действительности информацией, полученной о ней.

Другими словами, в воле представлены три взаимосвязанные стороны: наличие у каждого человека своего отношения к действительности, стремление «подчинить» других людей и ситуацию своим чувствам, наконец, умение «преодолеть» себя, скорректировать свои чувства в соответствии со сложившимися обстоятельствами.

Наивно было бы полагать, что процессы формирования чувств и воли не взаимосвязаны, отграничены друг от друга. Наука доказывает, что отношения между чувствами и волей (чувственным и волевым компонентами сознания) можно выразить следующим образом.

  1. Чувства – первичный компонент сознания человека. Они создают базу для формирования воли.
  2. Как только появляется в сознании ребенка волевой компонент, он начинает оказывать обратное воздействие на чувства.
  3. Возникнув, чувства и воля развиваются «параллельно», воздействуя друг на друга, обогащая друг друга.
  4. В различных жизненных ситуациях могут иметь приоритеты либо чувственный, либо волевой компонент сознания, но никогда в мозгу нормального человека они не могут существовать обособлено друг от друга.
  5. Чувства и воля создают единую основу для формирования интеллекта – третей важнейшей составляющей сознания человека.

Итак, если чувства (в силу их генетической обусловленности) формируют идеальные образы о явлениях действительности, воля определяет отношение человека к этим образам и их роль в его поведении, процессе жизнедеятельности, то наличие интеллекта в сознании человека предполагает процедуру оперирования этими образами, абстрагированными от отражаемых ими явлений и закрепленных в определенной вербальной форме.

Как же формируется интеллект? Когда это происходит у человека?

Опять обратимся к процессу развития сознания у ребенка. Это оправдано тем, что процесс его формирования – это заполнение «чистого листа», не обремененного ранее накопленной информацией. В силу этого, процесс формирования сознания ребенка позволяет наиболее предметно увидеть условия и периоды возникновения каждого из трех основных фрагментов сознания.

Интеллектуальная составляющая сознания ребенка формируется наиболее трудно и позже других, но является наиболее активной и продуктивной его частью.

Нетрудно убедиться в том, что ребенок отражает как материальный, так и идеальный «секторы» действительности. Другими словами, он не только отражает материальные объекты действительности, но предметом его отражения, как ранее отмечалось, является и духовная, интеллектуальная информация. Накопленная ранее людьми, обществом, она воплощается в практике, производстве, культуре, литературе, искусстве, языке, науке. В таких условиях ребенку не обязательно видеть ракету, чтобы сформировать ее образ. Он это может сделать благодаря общению с родителями, книгой, учителями. Причем, этот образ может быть не менее, а более адекватным предмету отражения, если механизм его графической, художественной, научной, вербальной передачи будет достаточно точным.

В этой связи следует подчеркнуть, что объектами воздействия на сознание человека выступают не только материальные явления (не зависящие от воли и сознания людей, существующие до и вне их), но и другие субъекты, духовная жизнь общества, в содержании которой запечатлен социальный опыт. Так, у каждого человека возникают ощущения, которые вызываются к жизни как материальными, так и идеальными явлениями (например, природой и воздействием на него других социально активных субъектов: педагогов, родителей и т.д.). На этом основании предложенная схема субъектно-объектных отношений может быть уточнена. Она примет вид:

Где

О, S – то же явления, а S - вся совокупность субъектов, воздействующих на данную конкретную личность; ИО – идеальные образы, возникающие в результате их воздействия.

Как видно, и в данном случае речь идет о пассивном отражении человеком действительности. Но каждая действительная личность выступает еще и действующей, отражающей мир в интересах его преобразования. В результате активности субъекта отражения существенно изменяются условия протекания названного процесса, а значит и его результаты. Человек избирательно подходит к информации, которую несут ему объекты и субъекты познания. Так, уже в первые месяцы своей жизни ребенок конкретно проявляет активность в отражении явлений действительности. В этом нетрудно убедиться, если предложить ему набор игрушек, различающихся по своим внешним признакам. В результате «проб» (вплоть до вкусовых), которые проведет ребенок, он выберет игрушку, вызывающую у него наиболее приятные ощущения, то есть ту, которая ему понравилась больше других. Иными словами, уже здесь проявляется активность отражения, обусловленная различаем между объектами чувственного восприятия.

На качественно более высокую ступень процесс чувственного восприятия поднимается по мере приобретения субъектом отражения социального опыта. Причем наиболее активно усваивается человеком та информация, которая по его убеждению имеет наибольшую практическую направленность и значимость.

Как показывает педагогическая практика, активно действующий на учебных занятиях студент, как правило, наиболее целенаправленно отбирает ту информацию, которая, по его мнению, носит наиболее ярко выраженный практический характер. Рабочий всегда наиболее активно усваивает те знания, которые необходимы в его практической, профессиональной деятельности. Командир, решающий конкретную боевую задачу в конкретной обстановке, подходит к ее оценке, проявляя особую профессиональную активность. Это обусловлено спецификой деятельности военных кадров. Менеджер ориентируется, прежде всего, на ту информацию, которая позволяет ему принять наиболее оптимальное управленческое решение. Схема активного отражения человеком явлений действительности существенно отличается от пассивного отражения и выглядит так:

Где

О, S, S - те же элементы системы взаимодействия, а ИО – идеальные образы, возникшие в результате активного отражения субъектом действительности.

В связи со сказанным следует особо заметить, что активное отражение выступает на двух уровнях. Первый описан выше. Второй предполагает не только формирование ИО (это и есть первый уровень), но и включение сформировавшегося образа в систему отражения человеком действительности для получения новых знаний о ней. В этом случае те идеальные образы, которые возникли в сознании субъекта раньше, выступают как методологические средства, орудия, “нового” познания и преобразования явлений действительности.

Таким образом, использование ранее полученных знаний в качестве средств познания и преобразования действительности изменяет условия процесса отражения, а значит, ведет к новым результатам. Схема отражения приобретает еще более сложный, но и более конкретный вид:

Где

 все элементы те же, ИО111 - идеальные образы второго уровня активного отражения.

 

Следовательно, наиболее полной и наиболее богатой будет система образов активной практически действующей личности.

И все же, что является основными условиями, причинами и основаниями формирования интеллекта ребенка? Нетрудно увидеть среди них следующие:

  • развитые чувства и воля, выступающие базой его активного отношения к действительности В этом контексте необходимо обратить внимание на ярко проявляющую себя закономерность: чем более развиты у ребенка чувства и воля, тем, как правило, более интенсивно и продуктивно идет формирование его интеллекта;
  • активное отношение к жизни, стимулируемое как внутренними (воля), так и внешними факторами;
  • доступ к информации, накопленной человечеством, воплощенной в практике, культуре, литературе, искусстве, науке, языке. И в этом случае работает закономерность: чем шире и конкретнее возможности приобщения ребенка к названным явлениям, тем, как правило, более интенсивно формируется его интеллект.
  • важным условием формирования интеллекта ребенка (человека) является язык, особенно тогда, когда он находится в развитом состоянии, т.е. достигает максимально точного (в конкретных условиях) вербального обозначения явлений действительности. Дадим пояснение. Ребенок шести – восьми месяцев в общем наборе слов, которые он произносит, еще не зная их значения, но уже воспроизводя в силу биологической предопределенности, обронил: «мама». И мы можем видеть радостную мать, которая информирует окружение о том, что ее сын или дочь заговорил (а). Конечно же, это не так.

Во-первых, так рано дети пока не говорили и не говорят.

Во-вторых, кто такая мать, суть этого замечательного и неповторимого человека ребенок осознает намного позже.

В-третьих, уже начав воспроизводить (отражать) наряду с материальной и духовную (в данном случае вербальную) информацию, он воспроизвел, того не осознавая, ее фрагмент, слово «мама».

Таким образом, усвоение и накопление вербальной информации – это важнейшее условие формирования интеллекта, но это еще не сам интеллект. Своеобразный индикационный признак интеллекта – это совпадение содержания слов, употребляемых человеком, с обозначаемыми ими объектами, усвоение содержания этих слов субъектом познания, умение оперировать ими в контексте с другими вербальными формами, отвлеченно от объектов, обозначаемых ими.

В ходе размышления о вербальных формах и их роли в процессе формирования интеллекта, так же правомерно обратить внимание на закономерность: чем больше содержания слов усвоил ребенок (человек), тем, как правило, интенсивнее развивается его интеллект. Эта закономерность действует в тех случаях, когда человек реально, а не формально усваивает содержание вербальных форм. Жизнь много раз предостерегала нас от упрощенного, неверного, вульгарного отношения к словам. За такое отношение приходилось и приходится довольно дорого платить. Чего стоит только непонятное, своевременно не объясненное слово «перестройка». Его объективный прообраз, объективное основание, вряд ли найдено до сих пор.

Вернемся к процессу формирования интеллекта у ребенка. Обратим внимание еще на два важных его признака. Простейший из них: ребенок понимает все, о чем говорит, может объяснить, о чем говорит, знает значение слов, которые употребляет. Но еще более высоко находится творчество. На базе ранее полученной интеллектуальной информации, закрепленной в речи, словах, человек обеспечивает ее приращение, открывая в ней неочевидные, закрытые грани.

В случае творческих проявлений без преувеличения можно говорить о наличии у человека развитого интеллекта. Изобретательность, фантазирование, ирония и самоирония и т.д. – все это индикаторы формирования интеллекта у ребенка.

Итак, сознание человека – это не только отражение действительности в идеальных образах с помощью мозга, но и единство чувств, воли и интеллекта. Последние находятся между собой в следующих отношениях:

  • чувства – исходный, базовый фрагмент сознания, на их основе формируются воля и интеллект;
  • чувства и воля в единстве – основа возникновения и формирования интеллекта;
  • только в единстве, в гармонии: чувства, воля и интеллект, обогащая друг друга, способны воссоздавать полные, объективные образы явлений действительности;
  • по-настоящему сформировавшимся следует считать сознание человека, в котором в развитом состоянии находятся и чувства, и воля, и интеллект.

Какие выводы правомерно сделать на основании сказанного, касающиеся сознания, как «инструмента» анализа? На наш взгляд, эти выводы вполне прагматичны и продуктивны.

1. Практика убеждает в существовании четырех типов субъектов аналитической деятельности. Прежде всего, это субъекты, в сознании которых «главенствует» чувственный анализ (как правило, дети, некоторые женщины, творческие работники). Во многих отношениях он может быть весьма продуктивным. Например, в решении вопросов жизни беспризорников, беженцев и т.д., то есть в тех ситуациях, которые требуют к себе особой чувственной реакции.

Далее, нетрудно заметить, что есть люди, в аналитической деятельности которых, оправданно или нет, абсолютизируется волевая составляющая сознания. Оправдано это, например, на поле боя, в экстремальной ситуации, уплотняющей до минимума время размышлений (командир, принимающий решение на действие). Неоправданно - в ходе подготовки к стратегическим действиям.

Конечно же, есть субъекты, в аналитической деятельности которых преобладают интеллектуальные формы. Например, ученые, конструкторы, сегодня прагматики-бизнесмены… Интеллектуальный анализ хорош. Он, как правило, выше по результативности и чувственного, и «волевого», но в ситуации его абсолютизации, все же, недостаточен. Без сомнений, наиболее продуктивен интегральный тип анализа, сочетающий и варьирующий в зависимости от сложившейся ситуации, формы чувственного, волевого и интеллектуального анализа.

2. Нетрудно понять, что в анализируемых объектах на каждом из трех уровней (чувственном, волевом и интеллектуальном) воспроизводятся универсальные, всеобщие их характеристики: отдельные их стороны, воздействия явлений среды на анализируемый феномен, наконец, воздействия на него среды, конкретной предметной ситуации, как некоего целостного образования. Формы воспроизведения этих характеристик у чувственного, волевого и интеллектуального уровней анализа должны отличаться, быть своими, специфическими, хотя и коррелированными друг с другом. В реальной жизни оно так и есть. Позволим себе аргументировать данное положение в следующем разделе данной работы. Сейчас же вернемся к характеристике сознания человека как «инструмента» анализа.

Аксиома четвертая.

В процессе жизнедеятельности, познания, анализа явлений действительности в сознании каждого человека формируется специфические, присущие конкретному субъекту: образ, способ и стиль мышления.

Не нужно проводить специальные эксперименты, чтобы утвердится во мнении о существовании в сознании каждой социально активной личности специфического, отличающегося от других людей механизма отражения явлений действительности, решения познавательных задач. В этом убеждают многократно повторяющиеся в жизни ситуации. Так, не раз можно было уже в школе наблюдать, как учащиеся подходят к решению одних и тех же учебных задач специфическим для каждого из них способом. Еще более ярко этот способ проявляется в деятельности людей, занятых решением производственных задач, в деятельности инженерно-технических работников, людей, наиболее часто решающих задачи познания тех или иных производственных процессов, людей, занятых менеджментом. Решение каждой такой задачи конкретным специалистом подтверждает факт существования специфического для него способа познания. Этот своеобразный механизм познания отражен в научной литературе понятием «образ мыслей».

Существование специфического для каждого человека образа мыслей обусловлено рядом взаимосвязанных объективных и субъективных причин. В их числе следует выделить: характер труда, которым занят конкретный человек; особенности социального опыта субъекта познания; уровень его знаний, методологической и методической культуры; систему социальных отношений, в которой жил и живет конкретный человек; задачи и цели познания; биологические особенности конкретного человека, занятого вопросами познания явлений, и ряд других. Иными словами, можно констатировать, что специфика способа познания каждым человеком явлений действительности обусловлена особенностями его жизнедеятельности.

Делая упор на специфику образа мыслей каждого конкретного человека, не следует сбрасывать со счетов то общее, что их объединяет. Общего в образах мыслей людей немало. Это позволяет вести речь о необходимости именно философского внимания к содержанию и закономерностям образа мыслей людей. Образ мыслей – явление, которое характеризует жизнедеятельность не только отдельной личности, но и коллектива, группы людей, класса, конкретного общества. Словом, несмотря на то, что в данной работе внимание будет сосредоточено на образе мыслей личности, не следует сбрасывать со счетов существование других видов и типов образа мыслей.

На базе наблюдений и анализа научной литературы правомерно выделить следующие содержательные признаки образа мыслей.

Во-первых, это выработанный в процессе жизнедеятельности личности способ отражения, познания ею, явлений действительности.

Во-вторых, образ мыслей формируется на базе всего социального опыта личности, но решающую роль в его формировании играет практическая деятельность личности, как правило, профессионального характера.

В-третьих, образ мыслей относительно устойчив, в определенном смысле инвариантен, проявляет себя фактически во всяком познавательном, аналитическом акте личности.

В-четвертых, инвариантный характер образа мыслей не дает право рассматривать его как не изменяющийся, не развивающийся в ходе жизнедеятельности человека. Изменения образа мыслей обусловлены особенностями, постоянным развитием объектов и условий познания.

В-пятых, в образе мыслей «снимается» и интегрируется информация о многочисленных явлениях действительности, причем, как на уровне знаний об их отдельных сторонах, взаимодействиях между ними, взаимодействия познанных явлений с явлениями среды, так и их взаимодействия с конкретной средой в целом.

Таким образом, суть образа мыслей можно определить как базирующийся на социальном опыте субъекта инвариантный механизм отражения, познания им явлений действительности.

Образ мыслей является своеобразным механизмом ввода информации о явлениях действительности в сознание человека, присущим ему специфическим «маневром».

Понимание сути образа мыслей, рассматриваемого в работе, посвященной анализу, предполагает выяснение их отношений между собой.

Как же взаимодействуют анализ и образ мыслей личности в процессе ее жизнедеятельности?

Первое. Анализ является одним из важных и необходимых механизмов формирования образа мыслей личности.

Второе. Анализ как специфическое методологическое средство формирует образ мыслей не «единолично», а в системе с другими методологическими средствами.

Третье. Несмотря ни на что, анализ выполняет роль своеобразного методологического ядра в процедуре формирования образа мыслей.

Четвертое. Интересна зависимость анализа и образа мыслей друг от друга. Она выражается следующей формулой: чем полнее использует возможности анализа человек, тем совершеннее его образ мыслей, и наоборот: чем совершеннее образ мыслей человека, тем более полно он может реализовывать возможности анализа.

Практика убеждает в том, что наряду со специфическим, устойчивым, инвариантным механизмом получения информации, в процессе жизнедеятельности каждый человек обретает и специфический, устойчивый, инвариантный способ ее обработки внутри сознания. Это способ мышления. То есть, если образ мыслей вводит информацию в систему сознания, то способ мышления ее обрабатывает и «раскладывает по полкам» сознания. Это специфический процесс, базирующийся на образе мыслей (мышления), но не тождественный ему.

Способ мышления правомерно определить как базирующийся на социальном опыте субъект познания, устойчивый, инвариантный механизм обработки получаемой им информации о явлениях действительности. Как соотносятся между собой образ и способ мышления?

1. Образ мышления – механизм формирования информации об объектах действительности; способ – механизм обработки этой информации внутри сознания.

2. Образ мышления – исходная клетка формирования способа мышления, он первичен к последнему. Вместе с тем, способ мышления постоянно развивает и углубляет возможности образа мышления, развивая и углубляя информацию, содержащуюся в сознании человека, которая, используясь на практике, превращается в средство познания, приращения знаний о явлениях действительности.

3. Образ мышления несет информацию в сознание, о чем уже сказано, а способ, обеспечивает не только ее обработку, но и хранение, и определенную переработку. Последнее происходит потому, что «новая» информация, привнесенная образом мышления в сознание человека, соединяется в нем с ранее накопленной. В результате взаимодействия «новой» и «старой» информации они взаимообогащаются.

В контексте данной работы правомерен вопрос об отношениях между способом мышления и анализом. Эти отношения можно выразить следующим образом:

-        анализ выполняет функцию «сортировки» полученной субъектом информации;

-        он лежит в основании формирования не только образа, но и способа мышления;

-        в свою очередь способ мышления совершенствует, обогащает аналитические возможности личности;

-        наконец, анализ выполняет функцию соединения образа и способа мышления друг с другом, как и с другими методологическими средствами.

Общеизвестно, что предназначение полученной субъектом информации заключается, прежде всего, в том, чтобы обеспечить ему решение практических задач. Возникает вопрос о существовании специфического, устойчивого инвариантного механизма использования полученных знаний в интересах практики. Так встает вопрос о стиле мышления человека. Стиль мышления дает ответ на вопрос: как может конкретный субъект использовать имеющиеся у него знания в интересах практики, какие из них и в какой последовательности следует «снять с полок сознания» для решения практических задач.

Знания, ставшие достоянием сознания людей, используются в ходе их жизнедеятельности в интересах приобретения новых знаний о явлениях действительности и в интересах преобразования последних. Словом, они включаются в процесс деятельности каждой действительной и действующей личности. Процесс соединения знаний с деятельностью людей протекает своеобразно. Своеобразие заключается в том, что в силу неоднородности содержания знаний и практических действий людей, построенных на их основе, соединение первых с системой практических действий личности осуществляется на базе своеобразного механизма.

Объективные и субъективные факторы определяют роль каждого теоретического вывода для практики и особенности, последовательность использования знаний в интересах практики. Сознательный выбор и сознательное определение последовательности использования знаний, которыми располагает личность в ходе ее жизнедеятельности, дает право вести речь о специфическом, относительно устойчивом механизме их «объективации». Вырабатывается он в сознании личности в результате многократного повторения действий, построенных на определенных, ранее приобретенных личностью знаниях.

Одним словом, факт существования такого механизма соединения знаний с деятельностью людей очевиден. Он отражен самостоятельным понятием. Это стиль мышления. Стиль мышления, в самом общем виде, можно определить как своеобразный, обусловленный практическим опытом личности, относительно устойчивый, инвариантный механизм использования информации, ставшей достоянием ее сознания в интересах практики.

Стиль мышления проявляет себя как социально детерминированный, свойственный конкретной личности, специфический механизм осуществления мыслительных операций, построенных на базе ранее полученных знаний, функционирующий в интересах углубления личностью информации о явлениях действительности.

Словом, если образ мышления – это специфический механизм наполнения сознания информацией, способ – специфический механизм ее обработки и переработки внутри сознания, то стиль – это специфический механизм ее использования субъектом в интересах практики, дальнейшего познания мира. Позволим себе некоторую иллюстративную вольность: образ мышления «стоит на входе» в сознание, способ – работает «внутри» сознания, стиль – на «выходе» из него. При этом мы хорошо понимаем, что их отграничение весьма условно, поскольку все они - элементы одной системы, какой является сознание человека.

В ходе своей жизнедеятельности ни одна личность не отделяет и не может отделить друг от друга образ, способ и стиль мышления. Они могут быть рассмотрены отдельно друг от друга лишь в интересах их познания. В действительности же органическое единство образа, способа и стиля мышления определено следующими основными факторами: единством отражаемого и в то же время преобразуемого человеком мира; единством практики, в ходе которой личность в одно и то же время отражает действительность, формирует представление о ней и материализует, объективирует свои знания о ней; наконец, их принадлежность к одной системе мышления личности, в рамках которой не может быть образа без способа, способа без образа и стиля, как собственно, и наоборот.

Отсюда следует, что образ, способ и стиль мышления являются необходимыми инвариантными характеристиками системы сознания каждой личности. Они взаимодействуют и дополняют друг друга. Существуют только в единстве.

Утвердившись во мнении, что стиль мышления – это инвариантный механизм использования личностью полученных ею знаний, и зная содержание анализа как методологического средства познания и преобразования явлений, правомерно выяснить их отношение друг к другу.

Во-первых, можно констатировать, что анализ, являясь методологической процедурой познания явлений действительности, выступает одним из условий, причин и оснований формирования и развития стиля мышления личности. Следует оговориться, что наряду с ним, условиями, причинами и основания формирования стиля мышления являются другие методологические процедуры (синтез, индукция, дедукция и т.д.).

Во-вторых, анализ выступает не только условием, причиной и основанием стиля мышления, но и его средством. Дело в том, что стиль мышления, как инвариантный способ использования личностью знаний, включает в себя и анализ. Однако, это опять же только одно из средств реализации возможностей, которые несет в себе стиль мышления личности.

В-третьих, функционирование анализа в системе других методологических процедур, которые интегрирует в себе стиль мышления, значительно углубляют и расширяют его возможности.

В-четвертых, довольно явно проявляются закономерные связи анализа со стилем мышления человека. Существуют и действуют прямые зависимости: с одной стороны – чем более аналитично сознание человека, тем совершеннее его стиль мышления, как, собственно, и наоборот: чем совершеннее стиль мышления человека, тем большую потребность он испытывает в методологии анализа.

В-пятых, следует особо подчеркнуть, что каждая личность реализует возможности анализа в системе своего стиля мышления специфично, во многом уникально. Вместе с тем, этот факт не отменяет общих методологических требований и методических правил проведения анализа каждой конкретной личностью.

Таким образом, рассматривая сознание как единство (систему) образа, способа и стиля мышления, нетрудно увидеть методологическую роль анализа в каждой из этих составляющих и в то же время в сознании как в целостной системе.