Есть мнение Статьи Комиссия по борьбе с лженаукой

Сотрудничество униатской церкви с нацистами в начале Великой Отечественной войны

10 марта 2018
Данная статья посвящена коллаборационизму Украинской Греко-католической церкви на начальном этапе Великой Отечественной войны

С самого начала Великой Отечественной войны униатское духовенство стало сотрудничать с нацистами. Вступление немецких войск в город Львов – центр униатской церкви – духовенством было встречено повсеместным звоном колоколов, вручением хлеба и соли.

Митрополит Андрей Шептицкий в своем антисоветском националистическом пастырском послании от 1 июля 1941 года приветствовал оккупантов так: «По Воле Всемогущего и Всемилостивого Бога, в Троице Единого, началась Новая Эпоха в жизни Державной Соборной Самостоятельной Украины. Народные собрания, что произошли вчерашнего дня, утвердили и провозгласили это историческое событие... Победоносную Немецкую Армию приветствуем как освободительницу от врага. Установленной власти даем надлежащее послушание. Признаем Главою Краевого Правления Западных Областей Украины Пана Ярослава Стецко».

Днём ранее, 30 июня, передовые части вермахта вместе с украинскими националистами, служившими в батальоне «Нахтигаль» («Соловей»), вошли в оставленный советскими войсками Львов, где устроили резню местного, преимущественно еврейского, населения: за первые несколько дней оккупации нацистами и оуновцами было уничтожено от трех до четырех тысяч евреев. Существует версия, что митрополит Шептицкий не несет за это никакой ответственности. Виктор Полищук отмечает: «Митрополит Андрей Шептицкий был беспомощен, когда бандеровцы из «Нахтигаля» и украинская полиция в Львове совершили расправу над евреями и поляками в первые дни июля 1941 года». Но не следует забывать, что совершавшие злодеяния военнослужащие батальона «Нахтигаль» имели греко-католического капеллана – Гриньоха – который, используя свою духовную власть, мог прекратить массовые убийства как по своей воле, так и по воле Шептицкого, чего, однако, не последовало. Таким образом, мы видим, что митрополит Шептицкий не использовал свой духовный авторитет, чтобы прекратить убийства, более того, он не сделал даже такой попытки. 5 июля Шептицкий выпустил воззвание, которое гласило: «Победоносную немецкую армию, которая заняла почти весь край, приветствуем с радостью и благодарностью за освобождение от врага. В эту историческую минуту призываю Вас, отцы и братья, к возблагодарению Бога, к верности его церкви, к послушанию власти и к усиленной работе на благо отечества… каждый душпастырь в ближайшее воскресенье, по получении этого воззвания, должен отслужить благодарственное богослужение и после песни «тебя Бога хвалим…» провозгласить многолетие победоносной немецкой армии и украинскому народу».

Руководствуясь этим посланием, униатское духовенство повсеместно отправляло торжественные богослужения в честь фашистских захватчиков и призывало население к повиновению и послушанию немцам как «своим освободителям». Сам митрополит Шептицкий впоследствии отрицал свою причастность к составлению этого послания, утверждая, что оно было опубликовано без его ведома, однако, прочие служители греко-католической церкви подтвердили его подлинность. Епископ Иосиф Слипый (после смерти Шептицкого ставший митрополитом УГКЦ) во время допроса от 15 декабря 1945 года показал: «Лично я по указанию Шептицкого в июле 1941 г. совместно с епископами Чарнецким и Будка отправлял богослужение в честь немецких оккупантов в г. Львове в соборе св. Спаса, на котором присутствовали представители немецкого командования и местных оккупационных органов власти. В процессе богослужения церковный хор произносил «многие лета» немецкой армии и ее руководителям». Далее Слипый заявил о следующем послании Андрея Шептицкого, в котором он «призывал духовенство создать по своей инициативе органы местного самоуправления, назначать начальников полиции, старост сельских управ и их советников, а также предлагал священникам составить подробные списки так называемых «жертв большевистского режима»… Выполняя распоряжение митрополита Шептицкого, униатские священники вместе с легализовавшейся ОУН проводили большую работу по созданию местных оккупационных органов власти, проводили собрания украинского населения по этому вопросу, назначали старост и начальников полиции, агитировали население за беспрекословное подчинение немецким военным и гражданским властям». Там же Слипый говорит, что «Священники нашей церкви с согласия Шептицкого приняли активное участие в создании и руководстве работой антисоветской организации УЦК (Украинский центральный комитет), которая являлась послушным орудием в руках немецких оккупантов. Многие униатские священники стали во главе руководства окружными и районными делегатурами УЦК. Так, в г. Львове три районных делегатуры УЦК возглавлялись священниками Годунько Иосифом, Кашганюк Антоном, Хариной Мирославом. По районам во главе делегатур УЦК в большинстве случаев стояли также униатские священники». В общей сложности из 68 окружных, районных (иначе поветовых) делегатур УЦК 29 возглавлялись греко-католическими священниками, а из 32 районных делегатур УЦК они были во главе 15 делегатур.

Многие греко-католические священники с первых дней войны начали помогать оккупантам. Священник Михаил Иванович Осадца систематически выступал в церкви и на собраниях с проповедями антисоветского, националистического содержания, в которых клеветал на советскую власть и коммунистическую партию, восхвалял немецких оккупантов и призывал верующих оказывать содействие немцам. Священник Процишин в июле 1941 года, при отходе частей Красной Армии, призывал жителей с. Кокошницы убивать советских активистов, бойцов и командиров Красной Армии. Священник Телищук, будучи повитовым старостой, в августе 1941 года на демонстрации говорил: «Украинцы! Мы при помощи немецкой армии освободились от жидо-большевистской коммуны». Эти выступления греко-католического духовенства являлись органичным продолжением воззваний иерархов УГКЦ. Епископы Станиславской епархии Григорий Хомышин и Иван Лятышевский в своих воззваниях также выражали поддержку нацистам. Так, епископ Хомышин 21 октября 1941 года на организованном торжестве по случаю приезда в Станислав (ныне Ивано-Франковск) генерал-губернатора Франка произнес с трибуны от имени епископата и верующих приветственную речь и благодарил Франка за «освобождение» украинского народа от большевистского «ярма». Епископ Слипый подписал обращение к украинскому народу (опубликовано в газете «Самостийна Украина» от 10.7.41), в котором он выражал благодарность Гитлеру и вермахту за «освобождение от большевистского ярма» и призывал население к объединению вокруг созданного «правительства украинского самостоятельного государства» во главе со Стецко. Тогда же, 10 июля, было опубликовано очередное послание Шептицкого, в котором он приказал духовенству приготовить немецкие флаги и «украсить ими приходские дома и призвал население к повиновению немецкой власти и гражданской власти, если таковая впоследствии будет организована».

О коллаборационизме УГКЦ говорят и сами нацисты. Еще до нападения Третьего Рейха на Советский Союз среди задач отдела Абвера II (команда Абвера 202) было «использование в интересах Германии украинской церкви». Так, сотрудник данного отдела Абвера полковник (тогда майор) Эрвин Штольце показал: «Во время оккупации немцами Украины офицер отдела «Абвер-2», работавший во Львове, капитан, профессор Кох донес мне, что им в нашей работе используется митрополит Шептицкий. После доклада об этом Канарису, последний лично выезжал для связи с Шептицким, которую устраивал ему Кох. Когда Канарис возвратился из Львова, то было видно, что он недоволен встречей с Шептицким (при встрече Канариса с Шептицким последний с удивлением и насмешкой заявил: «Я думал, что адмирал должен быть на море, а оказывается он стоит у руля разведки»), что Канарису очень не понравилось». Другой сотрудник этого отдела, фельдфебель Альфонс Паулюс (он вел финансовые дела подгруппы II и позднее ведал расформированием подгруппы – авт.), показал: «Кроме групп Бандеры и Мельника, пункт «Абвера» или также команда «Абвера» 202 использовала украинскую православную церковь (имеется в виду УГКЦ, а не УАПЦ – украинская автокефальная православная церковь – авт.). В учебных лагерях Генерал-губернаторства проходили подготовку и священники украинской православной церкви, которые участвовали в заданиях наряду с другими украинцами. Это проводилось с согласия церкви. Подполковник Эрнст цу Эйкерн (начальник подгруппы II – авт.) рассказывал мне один раз, что украинская православная церковь стоит на стороне украинских националистов и придерживается их политической линии. По прибытии во Львов с командой 202-Б (подгруппа II) подполковник Эйкерн установил контакт с митрополитом украинской православной церкви. Митрополит – граф Шептицкий, как сообщил мне Эйкерн, был настроен прогермански, предоставил свой дом в распоряжение Эйкерна для команды 202, хотя этот дом и не был конфискован немецкими военными властями. Резиденция митрополита была в монастыре во Львове. Вся команда снабжалась из запасов монастыря. Я короткое время был в монастыре, чтобы поговорить по служебным делам с профессором доктором Кох и правительственным советником Фель. Профессор доктор Кох сказал мне при этом, что Эйкерн и митрополит ежедневно совещаются между собой, и он присутствует при этих совещаниях в качестве переводчика. Обедал митрополит обычно вместе с Эйкерн и его ближайшими сотрудниками. Позднее Эйкерн, как начальник команды и руководитель отделом ОСТ – приказал всем подчиняющимся ему отрядам устанавливать связь с церковью и всемерно поддерживать ее. Заниматься церковными вопросами в команде было поручено зондерфюреру доктору Вагнер».

Однако установить прочное сотрудничество Абвера с УГКЦ не удалось. Полковниц Штольце на допросе от 15 октября 1946 года показал: «После оккупации Западной Украины германскими войсками «Абвер» вступил в контакт с архиепископом г. Львова – Шептицким, о котором было известно, что он близок к «украинским националистам» и еще до войны поддерживал с нами нелегальные связи. Учитывая его авторитет среди определенных слоев населения Украины, сотрудник «Абвер-II» капитан Кох устроил в июне 1941 г. встречу Шептицкого с Канарисом и Лахузеном (начальником отдела «Абвер-II») в г. Львове. Как мне рассказал Лахузен, встреча эта осталась безрезультатной, т.к. Шептицкий решительно высказался за предоставление Украине самоуправления, что было несовместимо с требованиями германской разведки. Проезжая через Львов в июне 1941 г., я намеревался встретиться с Шептицким, однако он был болен и не смог меня принять. Насколько мне известно, в дальнейшем Абвер не пытался использовать Шептицкого».

При анализе показаний сотрудников Абвера видны некоторые неточности. Так, Штольце утверждает, что встреча Канариса с Шептицким состоялась в июне 1941 года, хотя Львов был занят германскими войсками лишь 30-го, в последний день июня. Кроме того, весьма странным выглядит утверждение Штольце, что он не смог встретиться с митрополитом в июне 1941 по причине болезни Шептицкого, так как 30 июня его посетили ряд деятелей ОУН. В действительности 30 июня 1941 года в Львове находились лишь два офицера Абвера – майор Эйкерн (Айкерн) и капитан Кох, которые прибыли в город около 19 часов 20 минут по московскому времени. По всей видимости, встреча митрополита УГКЦ и Канариса произошла в июле-августе 1941 года.

В июле 1941 года митрополит по просьбе немцев обратился к украинскому населению с воззванием, в котором призывал его точно выполнять распоряжения старост сельских управ и немецких военных властей, сдавать оккупантам зерно, мясо, молоко, масло, яйца и птицу. В этом же воззвании Шептицкий указывал, что украинское население должно оказывать самую активную помощь немецким захватчикам в знак благодарности за «освобождение от большевистской неволи». Одновременно глава УГКЦ предупреждал, что невыполнение поставок сельскохозяйственных продуктов для немецких оккупантов является совершением греха перед богом, преступлением перед немецким государством и украинским народом, за что каждый, кто не выполнил эти распоряжения, будет подвергаться суровому наказанию. Митрополит Шептицкий поручил униатским священникам повсеместно зачитывать это воззвание в церквях после богослужений и проводить соответствующую агитацию вне церкви. Выполняя указания митрополита Андрея Шептицкого, униатские священники проводили большую работу по оказанию помощи немецким оккупантам в ограблении украинского населения, особенно в тех селах, в которых крестьяне саботировали поставки продуктов гитлеровским захватчикам.

С продвижением вермахта вглубь Советского Союза выступления митрополита становятся все более антисоветскими и пронацистскими. 6 сентября 1941 года митрополит Шептицкий выступил по львовскому радио с призывом «благословить эту героическую армию и содействовать успешному завершению победы над безбожным коммунизмом». 23 сентября он же написал письмо рейхсканцлеру Третьего Рейха Адольфу Гитлеру: «Ваше превосходительство! Как глава украинской греко-католической церкви я передаю вашему превосходительству мои сердечные поздравления по поводу овладения столицей Украины, златоглавым городом на Днепре – Киевом... судьба нашего народа отныне отдана богом преимущественно в Ваши руки... Я буду молить Бога о благословлении победы, которая явится залогом длительного мира для вашего превосходительства – германской армии и германской нации. С особенным уважением Андрей граф Шептицкий, митрополит». После этого 24 сентября в газете «Львiвськi вiстi» бригадефюрер СС Карл Ляш отметил, что украинские националисты, в том числе и митрополит Шептицкий, относятся к немецким властям с полным доверием.

Митрополит Андрей Шептицкий совместно с рядом других украинских националистов подписал также обращение к «Фюреру и рейхсканцлеру Германии Адольфу Гитлеру» от 14 января 1942 года, в котором приветствовалась миссия «национал-социалистической Германии» в борьбе с большевизмом. В нем было сказано, что «разгром России должен дать возможность Украине включиться в политическую систему Европы. Под влиянием своих руководящих кругов украинские массы весьма положительно отнеслись к Германии и поэтому украинцы с воодушевлением приветствовали немецкие вооруженные силы, помогали немецким воинам всюду, где только могли». Данное обращение было написано тогда, когда нацистская власть начала репрессировать сторонников образования украинского государства и сосредоточилась на создании украинских национальных организаций в рамках немецких оккупационных органов. 6 июля 1941 года в Львове была создана Рада сеньоров, которая состояла из известных украинских политических, общественных и культурных деятелей. Позднее Рада сеньоров была преобразована в Украинскую национальную раду (УНР), которая декларировала себя в качестве переходного координирующего центра украинской нации на Западной Украине на время «обновления» государственной независимости Украины. Украинская национальная рада действовала с согласия оккупационных властей в качестве представительского органа населения Галиции. В июле - ноябре 1941 года Раду возглавлял К. Левицкий, а после его смерти – сам Шептицкий.

Исходя из вышеизложенного материала, можно сделать вывод, что иерархи УГКЦ лояльно восприняли нападение Германии на Советский Союз и не чинили никаких препятствий нацистам на занятой ими территории; более того, униатская церковь активно участвовала во внутренней жизни западно-украинских областей, оказывая немецким оккупационным властям всестороннюю помощь. Греко-католические священники принимали участие в создании местных органов власти и проводили работу по оказанию помощи оккупационным властям в сборе всевозможных налогов и продуктов питания для немецкой армии.


Комментариев пока нет