Социология коронавируса

Пандемия коронавируса в самом разгаре, и уже сейчас можно говорить о глобальных последствиях этой беды. Ведь коронавирус не только непосредственно наносит ущерб здоровью миллионов людей и часто приводит к смертельным исходам. Пандемия так или иначе повлияла и на все стороны жизни общества. Можно говорить как о глобальных масштабах потерь и ограничений, так и о воздействии на общественную жизнь в тех или иных странах.

Сегодня высказываются некоторые суждения о том, как повлияет эпидемия на последующее развитие мирового порядка и на ситуацию в различных регионах и государствах.

Для СМИ характерны заголовки: «Мир после эпидемии: кто станет жертвой новой революции», «Как пандемия повлияет на мировую политику», «Пандемия на службе глобализации», «Какой будет власть в России после эпидемии коронавируса» и т. д.

Эксперты выступают много и часто, правда, их мнения, что естественно, как правило, не совпадают.

Из многочисленных комментариев мы остановимся лишь на некоторых, привлекших наше внимание.

Безусловно, болезнь разрушает жизни, вносит сумятицу в работу рынков и демонстрирует компетентность правительств (либо отсутствие таковой). Это приведёт к перманентным изменениям в политической и экономической власти, хотя изменения эти станут понятны лишь через какое-то время.

Неоспоримо также, что последствия для мировой экономики будут серьёзными, точно предсказать их масштабы пока невозможно, но уже ясно, что всем придётся тяжело.

Сегодня мы можем частично оценить эффективность мер по борьбе с коронавирусом. Пока ясно, что карантин и самоизоляция могут противостоять инфекционным заболеваниям такого типа. К примеру, в американских городах, в которых предпринимались шаги по сокращению контактов между людьми в начале вспышки, значительно более низкие пиковые показатели смертности, чем в городах, в которых этого не сделали, в частности в Нью-Йорке.

Кроме мер, вводимых для ограничения распространения вируса, особое значение имеет достаточный уровень информированности населения как о самой эпидемии, так и о мерах по её нейтрализации. Здесь не приемлемы как замалчивания, так и дезинформация и провокационные вбросы.

Ряд западных учёных уже сегодня пытается дать оценку развитию «инфекционного синдрома» в социальной области.

К. Рекас считает, что в связи с пандемией возникают серьёзные социально-политические реакции. Не менее важно и то, что на этот раз мы имеем дело с огромным акцентом на противодействие укреплению социальных связей (которые являются стихийными для стихийных бедствий) – и на поддержку углубления и консолидации экстремальной атомизации («социальное дистанцирование», боязнь поручней и т. д.) [1].

Скептики полагают, что отказ от встреч, поездок и рукопожатий может стать нормальным явлением в будущем. Однако последствия пандемии этим, скорее всего, не ограничатся. Невозможно предугадать, что нас ждёт.

Среди негативных проявлений атмосферы эпидемии можно отметить рост нетерпимости и агрессии. Вот последний пример. В Западной Украине был оборудован пансионат для карантина приехавших из-за рубежа. Но когда прибыл первый автобус с людьми, местные жители забросали его камнями.

Прогнозируя политические последствия пандемии, С.  Уолт, профессор международных отношений Гарвардского университета, предполагает, что пандемия усилит государственную власть и укрепит национализм. Государства всех типов будут принимать чрезвычайные меры по преодолению кризиса, и многие не захотят отказываться от своих новых полномочий после его окончания [2].

По мнению учёного, COVID-19 создаст такой мир, который, к сожалению, будет менее открытым, процветающим и свободным. Всё могло быть иначе, но сочетание смертоносного вируса, слабого планирования и некомпетентного руководства поставило человечество на новый и весьма тревожный путь.

Лейтмотив западных аналитиков нередко звучит так: обесценилось то, что считалось важным в предыдущие десятилетия, – общество потребления трансформировалось в общество безопасности.

Казалось бы, в нынешней ситуации, в условиях всеобщего карантина, говорить о каких-либо социальных протестных акциях не приходится. Однако политтехнолог и политолог В. Шкляров полагает, что пандемия выступлениям протестующих не помеха [3].

Действительно, в течение последнего года весь мир полыхал от политических протестов. Много уличных акций и даже беспорядков было во Франции и в Гонконге (противники закона о выдаче подозреваемых Китаю).

В США прошло несколько очень ярких выступлений: очередные расовые протесты, марши сторонников владения оружием. И тут в разгар протестных акций возник фактор коронавируса. Действительно, многие люди, которые в обычном случае готовы были бы выйти на улицы, сейчас не очень этого хотят. Однако значительное число людей участвуют в акциях протеста. Эксперт полагает, что необходимость в протестах не только не исчезнет на время пандемии, а, наоборот, возрастёт. В том числе против мер по самой борьбе с коронавирусом, если население посчитает, что правительство действует неэффективно.

Кстати, израильские политики предложили виртуальный вариант протестных акций. Выступая против действий премьера Нетаньяху, 600 тыс. израильтян участвовали в интернет-митинге. Строго в соответствии с вирусной обыденностью.

В последнее время кто только не говорит о том, что публичная политика в нашей стране переживает кризис. Действительно, политический класс и до начала пандемии не впечатлял своей активностью и компетентностью в принятии решений.

Как отмечают эксперты, уже после последнего всплеска протестных выступлений собственно политикой занимаются некоторое количество «избранников народа», которые под неусыпным контролем политиков высшего уровня не отклоняются от «генеральной линии». За бортом публичной политики оказались десятки миллионов, которые не ощущают себя реальными субъектами политических отношений.

Кстати, как вам нравится такое нововведение, как измерение коэффициента эффективности деятельности депутатов?

Отсутствие реальной оппозиции, доступных реальных и виртуальных площадок агрегации политических устремлений и проектов ещё раз подтверждает тезис о кризисе публичной политики в нашей стране.

Хочу обратить ваше внимание также и на проблемные отношения субъектов Российской Федерации. Как в последнее время пишут СМИ, в связи с распространением эпидемии коронавируса многие главы регионов приняли постановления, направленные на противодействие этому процессу.

Одним из таких решений является отправка на двухнедельную изоляцию прибывающих из Москвы, Московской области и Санкт-Петербурга (например, в Красноярске, Башкортостане, Оренбургской, Свердловской, Тюменской областях, в Крыму и др.).

Вообще действия региональных властей по перекрытию границ между субъектами федерации, ограничение передвижения российских граждан (не регламентированные решениями федеральных властей) могут привести к актуализации ряда вопросов федеративного устройства.

С одной стороны, президент сказал, что меры, вводимые для противодействия распространению эпидемии, должны быть адекватными и не нарушать жизнедеятельности других регионов. Формулировка весьма общая. С другой стороны, у любого губернатора есть желание оправдать интересы населения своего региона, обеспечить безопасность своих людей. О том, что вопрос этот достаточно серьёзен в плане ясности, свидетельствует высказывание директора департамента региональных программ Экспертного института социальных исследований, который называют «фабрикой мысли Кремля», Д. Кислицыной. Уже сейчас есть «множество прецедентов по закрытию муниципальных, региональных границ, которые, как я понимаю, не имеют однозначного трактования», – отмечает Д. Кислицына [4]. Наверняка не устранит проблемы и последнее распоряжение В. В. Путина о предоставлении губернаторам дополнительных полномочий по выбору ограничительных режимов для своих регионов.

Проблемы влияния пандемии коронавируса на многие стороны нашей жизни весьма многочисленны, однозначно негативны и малопредсказуемы.

Надежда на то, что мы преодолеем эту беду, основывается на том, что в каждой стране есть множество примеров того, как силён человеческий дух. Врачи, медсёстры, политические руководители и рядовые граждане демонстрируют стойкость, терпение, отдают все силы для победы над болезнью. Это даёт надежду на то, что люди во всём мире, отвечая на этот чрезвычайный вызов, сплотятся и одержат победу.

Кстати, последние события свидетельствуют о желании сообща противостоять эпидемии. Во многих странах уже проходят флешмобы, инсталляции, даже салюты в честь главных защитников населения от коронавируса – врачей и всех работников здравоохранения.

И в заключение: мы ощущаем, что мир меняется, в какую сторону – пока не знаем.

            Ссылки:

1. Пандемия на службе глобализации // Геополитика.ru. URL: https://www.geopolitica.ru/article/pandemiya-na-sluzhbe-globalizacii (дата обращения: 05.04.2020).

2. Мир менее открытый, процветающий и свободный // Крамола: [сайт]. URL: https://www.

kramola.info/vesti/protivostojanie/mir-posle-pandemii-koronavirusa-izmeneniya-v-zhizni-raznyhstran (дата обращения: 10.04.2020).

3. «Необходимость в протестах во время пандемии возрастет»: Шкляров о новых формах митингов // АфишаDaily: [сайт]. URL: https://daily.afisha.ru/relationship/15087-neobhodimost-vprotestah-vo-vr... (дата обращения: 14.04.2020).

4. Какой будет власть в России после эпидемии коронавируса. Концепция нового федерализма от политолога «фабрики мысли Кремля» // URA.RU. URL: https://ura.news/articles/1036280003 (дата обращения: 14.04.2020).

Михайлёнок О.М., доктор политических наук, профессор, руководитель отдела исследования социально-политических отношений Центра политологии и политической социологии Института социологии Федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук

Источник: Пандемия COVID-19: конец привычного мира? / А.В. Абрамов, В.Э. Багдасарян, С.О. Бышок, С.В. Володенков, Д. Г. Евстафьев, В.Г. Егоров, Н.А. Комлева, Н.С. Крамаренко, А.В. Манойло, О.М. Михайлёнок, А.И. Петренко, В. Ф. Прокофьев // Вестник Московского государственного областного университета (электронный журнал). 2020. № 2. URL: www.evestnik-mgou.ru