Социально ориентированный бизнес.

Песня «Следуй за солнцем»

Разговоры о том, чтобы разработать отдельный закон или хотя бы внести термин в Закон «О развитии малого и среднего предпринимательства» о «социально ориентированном бизнесе», в России идут не первый год.  Однако, заканчиваются ничем. Государство вроде бы знает о существовании такого явления: например, в прошлом 2015 году по линии Минэкономики на поддержку социального предпринимательства было выделено около 100 миллионов рублей ( точнее 96,2 млн руб.), однако, судя по ничтожности сумм и отсутствию законов, большого внимания этому социально ориентированному бизнесу уделять не намерены.

Впрочем, нельзя сказать, что именно проработанность законодательства — главное и единственное условие того, чтобы социально ориентированное предпринимательство обрело какие-то внятные формы -  в разных странах по-разному.

Например, на наш взгляд, в Великобритании в последние четыре года случился бум социального предпринимательства во многом благодаря тому, что правительство учредило банк Big Society Capital с капиталом в £600 млн, который в основном получает деньги со "спящих" счетов (не использующихся более 15 лет) в других банках страны и инвестирует их в социальные проекты. В результате в Великобритании сегодня насчитывается около 70 тыс. компаний в области социального предпринимательства, в которых работают 1 млн человек. Очень распространены там благотворительные магазины, похожие на секонд-хенд или обычную комиссионку: люди приносят туда ненужные им вещи, а магазины сортируют и выставляют их на продажу. Прибыль перечисляется в благотворительные фонды, кризисные центры и дома престарелых. Таких магазинов там более 9 тыс., затраты на аренду помещения на 80% покрывает государство.

Другая распространенная в Европе форма социального предпринимательства — кооперативы. Пионером в этой области стала Италия — закон там делит кооперативы на две группы: те, что оказывают услуги в сферах здравоохранения, образования, ухода за пожилыми людьми и инвалидами, и те, что оказывают любые услуги, но трудоустраивают незащищенные слои населения (не менее 30% участников кооператива). Самую серьезную поддержку кооперативам оказывают в Польше: на этапе создания они освобождаются от уплаты госпошлины за внесение в госреестр, безработным выдается до 300% средней зарплаты для основания кооператива, а само предприятие освобождается от подоходного налога для юридических лиц.

Южная Корея, самая развитая в плане социального предпринимательства страна Азии, являет собой пример жесткого контроля этой сферы со стороны государства. Закон здесь определяет все — организационно-правовые формы, сферы деятельности, виды помощи и наказания. Под социальным предприятием понимается корпорация, ассоциация или некоммерческая частная организация, которая специализируется на товарах и услугах для незащищенных слоев населения, а также на защите детей и сохранении лесов. Две трети своей прибыли компания должна тратить на социальные цели. Таким предприятиям государство покрывает расходы на зарплату сотрудникам в течение двух лет с момента создания, оплачивает социальные страховые взносы, дает субсидии. Главное — получить сертификат о "социальности", который выдает Министерство труда. За неправомерное использование статуса или нарушение системы отчетности предприятию грозит большой штраф.

А вот в США законодательства о социальном предпринимательстве нет — зато есть саморегулирование. Здесь существуют две системы признания компаний социальными предприятиями: можно получить специальный сертификат от некоммерческой организации B Lab или зарегистрировать компанию как "социальную" или "низкодоходную". В реестре налогового ведомства США таких предприятий — более 140 тыс. Налоговых льгот этот статус не дает, но открывает возможности получения финансирования от частных фондов, грантов из бюджета и заключения госконтрактов.

В Штатах, таким образом, финансированием и поддержкой социальных предприятий занимается в основном не государство: они живут на гранты фондов и частные пожертвования. В России же по большому счету не появилось в достаточном количестве ни того, ни другого. Хотя поговаривают, что отрабатываются подобные алгоритмы.

По мнению наших экспертов, для того чтобы в России появилось социальное предпринимательство, должны сойтись три фактора:

интерес граждан,

поддержка власти и

поддержка крупного бизнеса.

Что должно случиться, чтобы сошлись все эти три фактора?

Впрочем, по отдельности эти факторы кое-где приводят к появлению точечных проектов. В крупных городах, к примеру, порой срабатывает первый фактор. Среди известных проектов, появившихся усилиями отдельных энтузиастов, можно назвать московские музей народной игрушки "Забавушка", который дает работу мастерам в нескольких регионах; проект "Наивно? Очень" — производство одежды, посуды и сувениров, на котором заняты люди с ментальными нарушениями; парикмахерскую Nadin, где работают инвалиды по слуху; новосибирский салон красоты "Лео", где заняты мастера на колясках; санкт-петербургскую обувную фабрику "Тибож", где трудятся инвалиды.

А в моногородах вольно или невольно проявляется последний фактор, о котором говорили эксперты. Самый известный и давно работающий проект в этой сфере — фонд региональных социальных программ "Наше будущее" , учрежденный Вагитом Алекперовым в 2007 году. За девять лет работы фонд, выдающий беспроцентные займы социальным предпринимателям, профинансировал сотни проектов на 366,5 миллионов рублей, а в будущем даже намерен входить в капитал лучших компаний напрямую (выкупать у них пакеты акций). Занимаются аналогичными программами "Русал", "Северсталь", некоторые другие компании. Тем не менее сказать, что на этой ниве социальное предпринимательство процветает, тоже нельзя: настоящих проектов, удовлетворяющих требованиям, мало, и приходится поддерживать то, что есть. Фонд "Наше будущее", к примеру, в прошлом году выдал беспроцентный заем в 5 миллионов руб. на развитие сети хостелов Good Luck. Проект, как сказано в его описании, решает проблемы слаборазвитой инфраструктуры для внутреннего туризма и нехватки недорогих гостиниц. Развивать внутренний туризм — дело, безусловно, благородное и сегодня, несомненно, выгодное, однако, … на фоне роста за последние двадцать лет количества миллиардеров в России, а также их безудержной тяги к тратам на роскошь в условиях обнищания огромных групп сограждан, хотелось бы видеть реальные меры по урегулированию в государстве Россия проблематики, связанной с организацией всесторонней поддержки социально ориентированного бизнеса. Хотелось бы видеть создание рычагов поощрения и развития социально ориентированного бизнеса, создание механизмов заинтересованности в развитии этого сектора экономики именно экономическими механизмами.

Почему нет должного внимания этой части социально-экономических отношений?

И дело как в мизерности выделяемых на это средств. Позорной мизерности средств, на наш взгляд. Так и в отсутствии самого механизма экономической заинтересованности в развитии социально ориентированного бизнеса! И вот за эти крупные просчеты нужно спрашивать с руководства государства, с политических партий и конкретных людей, поддерживающих экономический курс с «отсутствием поддержки социально ориентированного бизнеса».

Что должно случиться, чтобы сошлись все эти три фактора?

Тем людям, которые дают советы – заняться предпринимательством в России, даём совет им, – уважаемые, воспользуйтесь своим советом, займитесь предпринимательством, покинув органы власти и управления государством.

На сегодня, на наш взгляд, именно эти люди потеряли доверие большинства сограждан, создав повышенные риски здоровью и жизни этих сограждан. Именно эти люди проводят экономическую политику, которую квалифицируем, как экономический  экстремизм. Именно эти люди, в условиях необходимости сплочения сограждан в тяжелый период, создали условия и сильнейшей образом скомпрометировали  партию «Единая Россия», которая создавалась, как партия объединения и консолидации сил сограждан в России. Нет, это не предатели, они хуже предателей – они дают обещания, которые выполняют только частично. Свидетельством тому выполнение «майских Указов Президента». А для оправдания себя и своей деятельности осуществляют манипуляцию цифрами, вводя избирателей – сограждан в заблуждение усложненной юридической и экономической терминологией. Хуже этих «обещающих» те, кто должен пресекать подобные действия, а проявляет пассивность.  И самое негативное из всего то, что руководитель партии, являясь Председателем Правительства России, проявляет «профессиональную» пассивность к отсутствию показателей роста реальных доходов большинства граждан России – избирателей. Даже такой вопрос, как прировнять «минимальный размер заработной платы» к размеру «прожиточного минимума» фактически поднят, потрачены  ресурсы для анализа и предложений по решению данного  Мы считаем этого человека достаточно профессиональным руководителем, из этого делаем вывод, что его такая деятельность на данной должности – это риски нанесения вреда государству, имиджу власти, государственной российской идентичности, партии «Единая Россия», …

Он раздаёт советы, вместо того, чтобы создать такие условия для предпринимательской деятельности, при которых избиратели бы без его советов решали заниматься предпринимательством, видя в этой деятельности свою реальную экономическую выгоду.

Идти в предприниматели разве агитируют? Разве агитацией и словами платят за труд? Трудом, предпринимательством без лишних уговоров займутся многие, если будет реальный прозрачный конкретный бонус за этот процесс! Люди занимаются тем, чем выгодно заниматься лично им! На какие агитации  Председатель Правительства тратит рабочее время, оплачиваемое из Бюджета России, из кармана избирателей – налогоплательщиков?

Уважаемый Председатель Правительства, советуем Вам ещё до Выборов 2016 уйди в отставку по собственному желанию…, предоставив партии «Единая Россия» свободу для манёвра, а возможно, и возврат некоторого доверия избирателей. Начинает похахивать протестным голосованием. Знаете что это такое? (Протестный голос Википедия)

Доп.чтиво: отработка алгоритмов развития социально ориентированного бизнеса.

«… - что касается российских денег в бизнесе Мираторга, то здесь нужно соотносить размер уставного капитала с масштабами бизнеса Компании. Если этого соотношения не наблюдается - откуда деньги? (необеспеченные активами от Мираторга кредиты, или отмывание денег от торговли наркотиками (утрирую)). Для примера, в открытом доступе размер УК Мираторг - Брянск - 100 тыс. руб. Если я Вам дам эти деньги - Вы сможете организовать крупный бизнес с привлечением млрд. рублей со стороны? 

Вы можете сказать: это не Вашего ума дело, откуда деньги (заемные, "грязные" и пр.). Согласен буду только тогда, если не будет дифирамбов по поводу гениальности братьев - гримм в стратегическом мышлении и в принятии управленческих решений. 

P.S. персоналу Мираторга и поклонникам российского мяса: пока господин Медведев у общака - за судьбу российской жемчужины не стоит беспокоиться

«…Владельцами холдинга являются братья Александр и Виктор Линники. Президент — Виктор Линник. В своем интервью журналу Эксперт Виктор Линник заявлял, что братья Линник не являются родственниками супруги Дмитрия Медведева Светланы Медведевой (в девичестве Линник)[4]. ...» ( Мираторг Википедия )

           Екатерина

Родин Сергей

Комментарии

Аватар пользователя Чекалов

 

 

Социально-ориентированным бизнес быть не может, так как в основе его лежит нажива!

Аватар пользователя Чекалов

 

 

Социально-ориентированным бизнес быть не может, так как в основе его лежит нажива!