СОЦИАЛЬНО-ИСТОРИЧЕСКАЯ ОБСТАНОВКА, КУЛЬТУРА И ПРОСВЕЩЕНИЕ БАШКОРТОСТАНА В ХVШ ВЕКЕ

29 октября 2016

Работа выполнена при финансовой поддержке гранта РГНФ: Региональный конкурс «Урал: история, экономика, культура» 2015 – Республика Башкортостан в рамках научно-исследовательского проекта «История развития духовной культуры башкир (с древнейших времен до наших дней)» № 15-14-02014 а (р).

XVIII век отражает самые характерные признаки исторической атмосферы дореволюционного Башкортостана, находящегося под покровительством царской России. В это время, с одной стороны, башкиры испытывают прогрессивное влияние русских, перенимают у них более передовые методы хозяйствования, на Урале начинают 167 возникать капиталистические отношения, становится возможным общение местных жителей с пришлым населением и преодоление национальной ограниченности. С другой стороны, развитие крепостного феодализма принимает в стране невиданные доселе размеры. Нерусские народы, в том числе и башкиры, томятся под двойным гнетом. Башкирские земли беспощадно отнимаются или продаются за бесценок. Корни этих сложных, противоречивых явлений уходят в прошлые века.

Добровольное вхождение Башкортостана в состав Русского государства в середине XVI в. стало в его истории значительным событием. Башкиры освобождаются от повиновения Ногайским мурзам и соседним ханствам, трудовые массы двух народов постепенно сближаются друг с другом, крепнет их дружба, совместно воспитываются патриотические и интернациональные чувства. Башкирские конники в составе ополчения К. Минина и Д. Пожарского вместе с русскими крестьянами принимали участие в защите Москвы от польских интервентов (1612 г.), участвовали в Крымских и Азовских походах Петра I (1695–1696 гг.), Северной войне против шведов (1700–1721 гг.), составляли большую силу в Семилетней войне с Пруссией (1756–1763 гг.).

Башкиры, возлагавшие большие надежды на свое добровольное принятие подданства московского царя, в то же время подвергались угнетению со стороны царизма, который не считался с бытом и обычаями местного населения. Первое выступление башкир против гнета русского самодержавия состоялось уже в 1584 г., когда еще были живы свидетели великого события присоединения к России. В XVII в. восстания вспыхивали одно за другим. Кроме самостоятельных выступлений, башкиры присоединялись иногда к борьбе русских крестьян или казаков. Они находились в рядах войск Степана Разина в крестьянской войне 1662—1667 гг. [1, с. 31].

Колониальные мероприятия царского правительства особенно усиливаются в XVIII столетии. Учрежденная в 1719 г. Берг-коллегия стала заведовать поиском и разработкой руды на Южном Урале. Заложение в 30-х годах Оренбурга, перенесение Закамской пограничной линии в Яицкую и превращение Башкортостана во внутреннюю провинцию Российской империи также явились важными мерами по колонизации края. Царское правительство привлекало природные богатства Южного Урала – полезные ископаемые, неиспользованные плодородные земли. Указом от 11 февраля 1736 г. определяются «основные линии политики царизма в Башкирии» [2, с. 146]. Разрешается свободно покупать башкирские земли, наследственный переход старшинской должности заменяется выборностью и обязательным присягательством старшин в верности к правительству. Управление Башкортостаном на местах полностью переходит под наблюдение царской администрации. На нарастающий колониальный гнет местное население отвечает восстаниями 1705–1711, 1736–1740, 1747, 1755 гг.

Во второй половине XVIII в. башкиры томились под двойным гнетом. Имеющие по тысяче голов скота и владеющие огромной землей крупные местные феодалы занимали различные административные посты и самоуправствовали по отношению к трудовым массам. Местная администрация по-своему распоряжалась вопросами продажи земель, которые они отнимались как наказание за участие в восстаниях и продавались тем, кто не присоединялся к выступлениям. Результаты этих мероприятий ложились тяжелым бременем на плечи трудового народа.

Появление на Южном Урале десятков железоделательных и медеплавильных заводов вносило заметное изменение в экономику Башкортостана того периода. Строительство заводов во второй половине XVIII в. достигает здесь сравнительного большою размаха. Симбирский купец И. Б. Твердышев, прибыв в Башкортостан, в 1743–1744 гг. восстанавливает Воскресенский завод, разрушенный во время восстания Карасакала, и за короткое время становится одним из крупных промышленников. К концу 60-х годов число заводов на Урале достигает 145. До трех десятков заводов возникает на территории Башкортостана. Они строятся на землях, купленных у башкирских общин [3, с. 165]. К уральским заводам в качестве рабочей силы приводили крестьян из центра. Государственных крестьян деревнями приписывали к горным предприятиям. Они составляли главную рабочую силу заводов. Башкиры и другие местные нанимались для выполнения подсобных работ. Условия труда и быта всех этих крестьян были нестерпимо тяжелыми. Заводчики и фабриканты 169 могли жестоко наказывать их, без суда и следствия отправлять на каторгу. Работные люди, сплачиваясь вместе, то и дело поднимали бунты. Непрерывно с 1754 по 1763 гг. волновались, например, крестьяне, прикрепленные к Авзяно-Петровскому заводу. По их примеру волнения возникали и на других заводах Урала [2, с. 219].

Самое крупное движение в истории феодализма России – Крестьянская война 177–1775 гг. под предводительством Емельяна Пугачева – ярко свидетельствует о степени накала классовых противоречий в эпоху правления Екатерины II. Это грозное событие охватило весь Урал и Поволжье и встретило одобрение среди обездоленного населения Средней Азии, Прикаспия, Алтая, Украины, северных районов России и даже Москвы и самого Петербурга, навело сильный страх на эксплуататорские классы. К яицким казакам, выступившим первыми, постепенно присоединялись представители десятков народов, в том числе и башкир. «В войске Пугачева было много башкир, мишарей, татар и представителей других народностей, но первое место среди них по количеству участников, масштабам выступлений, наконец, по роли в общей борьбе принадлежит башкирам», – пишет В.М. Панеях [4, с. 152].

Крестьянская война 1773–1775 гг. резко отличалась от предыдущих башкирских восстаний своим антикрепостническим и интернациональным характером. Поэтому башкирская феодально-старшинская верхушка, присоединившаяся к Пугачеву в начале восстания, во втором этапе борьбы переходит на сторону царизма, а главная масса под руководством Салавата Юлаева, Юлая Азналина, Кинзи Арсланова, Базаргула Юнаева и др. до конца осталась верной своим позициям.

Несмотря на всю противоречивость, объективные условия XVIII в. оказали положительное влияние на историческую ориентацию Башкортостана. Местное население стало теснее общаться с русскими переселенцами из центра России, с прибывшими в поисках земель татарскими, марийскими, удмуртскими крестьянами, усваивать положительные черты их хозяйства и быта, совместно бороться против классового врага. Увеличение медеплавильных и железоделательных заводов ускорило возникновение капиталистического уклада в крае. С ростом заводов и фабрик местное население усваивает профессии в сфере промышленности. Академик И.И. Лепехин, проезжая в 1770 г. с экспедицией по Башкортостану, писал: «Башкиры, живущие между горами, и будучи отовсюду окружены заводами, имеют также немалую склонность в приискивании руд» [5, с. 40]. В этот период появляются промышленники из местного населения. На Осинской даруге* приобретают известность крупные башкирские рудопромышленники семьи Тасимовых, на Казанской даруге Надир Уразметов начинает строить нефтяной завод [6, с. 656]. В связи с приближением торгового центра России со средней Азией после основания Оренбурга, развитием новых отраслей промышленности и появлением заметных изменений в экономической жизни края меновая торговля на территории Башкортостана начинает переходить во второй половине XVIII в. в товарно-денежную.

Большие сдвиги происходят в сфере материальной и духовной культуры. В обновлении орудий труда, домашней утвари, видоизменений одежды замечаются отдельные этнические элементы народов Поволжья и Урала, а в области просвещения продолжало отражаться многовековое влияние Востока и Средней Азии. Башкиры еще с X–XI столетий применяли общую для многих восточных народов тюркскую письменность; обучение в мектебах (начальных школах) и медресе также организовывалось по восточным образцам. Увеличение в XVIII в. мектебов и появление нескольких медресе способствовали повышению уровня грамотности в Башкортостане. Вслед за действующими Суюндуковским, Четырмановским, Стерлибашевским и Каргалинским медресе, крупные учебные заведения такого типа открылись в 1767 г. – в дер. Тазлар Бирского уезда, в 1771 г. – в дер. Балыклы Стерлитамакского уезда и т.д. [2, с. 265]. Судя по составленным договорам о продаже земель, займе денег и другим деловым бумагам, из 10–12 башкир, приложивших к ним руки, более половины оказывались грамотными.

В первой половине XVIII в. по инициативе ученого, историка В.Н. Татищева и начальника Оренбургской экспедиции И. К. Кирилова на Урале и в Башкортостане открываются первые русские школы. В некоторых из них дети нерусских народностей учились читать и писать на родном языке. К 1737 г. число таких школ при горных заводах достигает десяти. В том же году в Уфе открывается русская школа для «инородцев». Хотя школы такого типа, исходя из интересов царской администрации, «имели целью воспитание башкирской и татарской молодежи в духе преданности царскому самодержавию» [7. с. 164] и были предназначены для детей состоятельных семей, они, бесспорно, способствовали повышению общего уровня грамотности населения края.

В социально-экономическом развитии Башкортостана сыграли положительную роль превращение Урала в крупный промышленный центр и исследование края передовыми людьми России. П.И. Рычков, находившийся в составе Оренбургской экспедиции, собирал сведения по географии, экономике и истории. За известные труды «История Оренбургская», «Топография Оренбургская» и многочисленные статьи о крае он избирается в 1759 г. первым членом- корреспондентом Российской Академии наук. Определенный вклад в изучение края внес его сын Н.П. Рычков. Заметный след в истории Урала своими исследованиями оставили такие специалисты и исследователи, как В.И. Геннин, И.Ф. Герман, И.В. Протасов, К. Кондратович, К.Ф. Фролов. Уместно отметить, что изобретатель первого в мире парового двигателя (1763) И.И. Ползунов родился и вырос на Урале. Именно как следствие прямого влияния развивающейся промышленности Урала на местное население следует рассматривать инициативу вышеупомянутого башкира Исмаила Тасимова и группы его единомышленников по организации высшего горного училища в Петербурге и отправленное ими в 1771 г. по этому вопросу письмо в Берг-коллегию [8].

С открытием Академии наук в России было заложено начало научному исследованию не изученных ранее областей естествознания, в том числе и обширной территории страны. Наряду с районами Средней Азии, Кавказом и Сибирью, Урал превращается в объект пристального изучения. В 60–90-х годах по территории Башкортостана проходят экспедиции Российской Академии наук под руководством академиков И.И. Лепехина, П.С. Палласа, И.Г. Георги, И.П. Фалька и др.; составляются описания горных заводов и полезных ископаемых. В записях известных путешественников содержатся сведения об экономике, географическом расположении, животном и растительном мире края, истории, жизни, быте, о творческом наследии и духовных богатствах населения. Их труды сегодня служат ценным источником для широкого круга ученых. Во время пребывания в Башкортостане они тесно общались с местным населением, в своих исследованиях опирались на их свидетельства. П.И. Рычков, например, широко использовал в «Истории Оренбургской» памятники тюркской письменности, предоставленные ему Кыдрасом Муллакае- вым [9, с. 69]. И.И. Лепехин, П.С. Паллас, И.Г. Георги наблюдали праздники, свадебные обряды, танцы башкир, слышали песни и импровизации сэсэнов, игру на курае и кубызе, записывали легенды и предания, и делали отметки об этом в своих дневниковых записях.

Таким образом, общественно-политическая и социально- экономическая атмосфера, царившая в ХVIII столетии в Башкортостане, оказала свое влияние на духовную культуру и словесное искусство народа.

*Даруга – административно-территориальная единица на Урало- Поволжье и в Башкортостане в ХIII – ХVIII вв.

Литература:

1. Кеппен П. Хронологический указатель для истории народов Европейской России. СПб.,1861.

2. Очерки истории СССР: Период феодализма / Глав. редакция: акад. Н. М. Дружинин. М.: Изд. АН СССР, 1956.

3. Кривоногов В. Я. К вопросу о развитии капиталистических отношений в горнозаводской промышленности Урала в конце XVIII – первой половине XX в. // Из истории Урала. Свердловск, 1965.

4. Лимонов В. А., Мавродин В. В., Панеях В. М. Пугачев и пугачевцы. Л.: Наука. Ленингр. отд., 1972.

5. Лепехин И. И. Продолжение дневных записок путешествия академика медицины и доктора Ивана Лепехина по разным направлениям Российского государства в 1770 году. СПб., 1802.

6. Очерки по истории Башкирской АССР. Т. 1, ч. 2. Уфа: Башкнигоиздат, 1956.

7. История Урала / Под. общ. ред. И. С. Капцуговича. Т. 1. Пермь: Кн. изд., 1976.

8. Муталов М. Путешествие в глубь веков // Совет Башкортостаны. 1977. 4 февраля (на башк. яз.).

9. Рычков П. И. История Оренбургская. Оренбург, 1896.

Мирас Идельбаев, д.филос.н., профессор, член Союза писателей РФ и РБ

Источник: Россия как традиционное общество: история, реалии, перспективы: Материалы Всероссийской научно-практической конференции / ГБНУ ИГИ РБ. – Уфа: Мир печати, 2015.

Комментариев пока нет