Статьи

Смоленская полиция: 300 лет на страже закона

11 мая 2018
27 мая 1718 года император Пётр I учредил должность Санкт-Петербургского генерал-полицмейстера. От этой даты идёт отсчёт существования российской полиции, которая в 2018 году отмечает 300 лет существования.

27 мая 1718 года император Пётр I учредил должность Санкт-Петербургского генерал-полицмейстера. От этой даты идёт отсчёт существования российской полиции, которая в 2018 году отмечает 300 лет существования.

Пётр Первый счёл старые русские ведомства — в том числе правоохранительные — безнадёжно устаревшими в новую эпоху. И приказал создать полицию, для начала — в Санкт-Петербурге.

Естественно, в русских городах и весях следили за порядком и ловили преступников задолго до петровских реформ. В Московской Руси этим занимались и назначенные царём воеводы при помощи стрельцов и городовых казаков, и выборные лица городских общин под общим чутким руководством Разбойного приказа. Не был исключением и Смоленск.

Одной из главных обязанностей стрельцов в мирное время было поддержание правопорядка. В Смоленске Стрелецкая слобода находилась в районе улицы Зелёный ручей.

Пётр Первый решил перевести правоохранительную деятельность на передовые европейские рельсы. Но с 1718 года это касалось только новой столицы, Санкт-Петербурга, а с 1721 года — и Москвы. В губернских городах Российской империи, включая Смоленск, полиция появилась только в 1733 году при императрице Анне Иоанновне.

Граф Миних не только разгромил Крымское ханство, но и учредил полицию в губерниях Российской империи

Этим мы обязаны графу Бурхарду Кристофу фон Миниху, который с 1727 году занял пост Санкт-Петербургского генерал-полицмейстера. Руководя в числе прочего столичной полицией, он счёл полезным создать по образу и подобию полицейские отделения во всех важнейших губернских городах — тем более что уровень преступности в тогдашней Российской империи зашкаливал, и порой целые уезды фактически контролировались разбойничьими бандами.

Работа первых российских полицейских была крайне непростой — страна буквально кишела разбойниками и прочими злодеями

Типичный городской отдел полиции состоял из офицера в звании капитана или поручика, унтер-офицера, капрала, десятка рядовых — обычно «инвалидов», то есть пожилых солдат, уже негодных для строевой службы, и двух канцелярских служащих для ведения дел. В случае необходимости полицмейстер мог привлекать для полицейских операций стоявшие в городе воинские части. Увы, полицейская служба была категорически непрестижной, любой уважающий себя дворянин стремился служить в гвардии, армии или на худой конец гражданской службе. С кадрами — особенно поначалу — всё обстояло печально.

Поначалу российская полиция мало отличалась от армейских подразделений

Тем не менее, российская полиция понемногу развивалась и совершенствовалась, накапливала опыт и превращалась в серьёзную профессиональную структуру. Самой знаменитой полицейской операцией в Смоленске XVIII века стало расследование, увенчавшееся арестом лже-графа Змеявского. Сей злоумышленник под видом кирпичного завода наладил в Смоленске массовое производство европейских фальшивых монет, а чтобы отпугнуть нежелательных свидетелей — инсценировал вокруг башни Веселуха «паранормальные явления» с процессиями завывающих призраков и нечисти. Тем не менее, его завод накрыли с поличным, и отправился «граф» на сибирскую каторгу.

«Граф Змеявский» учинил возле башни Веселуха подпольную мастерскую по изготовлению фальшивых монет, но в итоге был взят с поличным и отправлен в Сибирь

Самой сложной операцией дореволюционной смоленской полиции стала поимка одного из самых знаменитых разбойников Российской империи, «смоленского Робина Гуда» Тришки Сибиряка. Этот выходец из крестьян, натерпевшийся от произвола помещиков, держал в страхе дворянство нескольких губерний — обкладывая особенно жадных или жестоких помещиков «налогом», который затем раздавался крестьянам. Массовая народная поддержка позволяла отчаянному Тришке и его людям скрываться от полиции годами. И чтобы поймать его, блюстителям закона пришлось параллельно со следствием проводить сложную «информационную операцию», маскируя поиски Тришки под охоту на других правонарушителей. «Робин Гуда» схватили в 1839 году под Духовщиной — но его деятельность заставила многих землевладельцев задуматься о своём отношении к крестьянам и умерить амбиции и аппетиты.

Смоленская полиция сумела изловить одного из самых отчаянных и знаменитых разбойников Российской империи, Тришку-Сибиряка

В первые же дни Февральской революции 1917 года захватившие власть в городе сторонники левых партий первым делом распустили полицию и жандармерию. За порядком в Смоленске стали следить добровольцы-милиционеры, и получалось это у них с переменным успехом. Официально новую советскую милицию в Смоленске и губернии создали в апреле 1918 года. Милиционерам пришлось проделать огромную работу по восстановлению порядка в ослабленной смутой, разрухой и эпидемиями, и потому кишевшей бандитами всех мастей губернии. Некоторые операции против крупных банд в 20-е годы больше напоминали войсковые операции, а бандиты в свою очередь даже захватывали отделения милиции, чтобы уничтожить улики и следственные документы. Порядок был наведён только к началу 30-х годов.

Революционеры первым делом распустили полицию и жандармерию — но им сразу же пришлось создавать милицию для поддержания правопорядка и борьбы с бандитизмом.

В трагический день захвата южной части Смоленска немецкими войсками едва ли не единственными, кто встретил нацистов на улицах города стали милиционеры и курсанты школы милиции. Они приняли неравный бой возле Дома Специалистов и отдела полиции №1, где тогда располагалась милицейская школа. Многие из них против танков и пулемётов имели только табельные револьверы «Наган». Старшина милиции Григорий Иванович Поддубный со связкой гранат бросился под вражеский танк. В бою здесь погибли почти все защитники двух зданий, включая начальника школы милиции Федора Ивановича Михайлова.

Здесь, у здания школы милиции возле дома Специалистов смоленские милиционеры и курсанты милиции приняли неравный бой с ворвавшимися в город немецкими войсками

Во время оккупации многие уцелевшие милиционеры перешли на подпольное положение и присоединились к партизанам. А после изгнания нацистов принялись очищать Смоленск и область от многочисленных хорошо вооружённых банд, пользовавшихся послевоенной разрухой. Снова милицейские операции стали напоминать войсковые, немало милиционеров пали на боевом посту — но бандитизм вновь был разгромлен.

После войны криминогенная обстановка в Смоленской области была крайне тяжёлой, как и везде в Советском Союзе

До начала 90-х годов криминогенная обстановка в Смоленской области оставалась относительно спокойной, хотя были и сложные дела — к примеру, охота на маньяка Стороженко. А в 90-е криминальная сводка снова стала похожа на репортаж из зоны боевых действий: на пике развала в сутки в Смоленске регистрировалось более 100 преступлений, убийства происходили практически ежедневно — включая «разборки» на улицах города с автоматной стрельбой и взрывы заминированных автомобилей. Тем не менее, и эта волна преступности и бандитизма в итоге была подавлена усилиями правоохранительных органов Смоленска и Смоленской области.

В 90-е годы перестрелки и взрывы стали частью повседневной жизни смолян.

Смоленским милиционерам в постсоветскую эпоху довелось не только ловить бандитов на родной земле, но и бороться с террористами на Северном Кавказе. Двое из них, старший прапорщик Владимир Максаков и майор Алексей Буханов, посмертно удостоены звания Героя России.

В 2014 году в Смоленске у здания бывшей школы милиции был открыт памятник в честь солдат правопорядка, погибших при исполнении служебного долга

Смоленская полиция, как и её предшественники в прошлые века, хранит покой мирных жителей и преследует преступников. И важность этой нелёгкой работы нельзя переоценить.

Комментариев пока нет