Статьи Главная тема

Легендарной военной контрразведке «СМЕРШ» – 75 лет. Три года подвига

09 февраля 2018
75 лет назад 19 апреля 1943 года была создана легендарная советская военная контрразведка “СМЕРШ”. Эта короткая ёмкая аббревиатура из пяти букв наводила ужас на врагов. “СМЕРШ” существовал недолго, около трёх лет – с 1943 по 1946 годы. Однако опыт, накопленный контрразведчиками в эти трудные времена трудно переоценить. Он до сих пор изучается и применяется ведущими контрразведками многих стран мира.

75 лет назад 19 апреля 1943 года была создана легендарная советская военная контрразведка “СМЕРШ”. Эта короткая ёмкая аббревиатура из пяти букв наводила ужас на врагов. “СМЕРШ” существовал недолго, около трёх лет – с 1943 по 1946 годы. Однако опыт, накопленный контрразведчиками в эти трудные времена трудно переоценить. Он до сих пор изучается и применяется ведущими контрразведками многих стран мира.

За последние 25 лет появилось немало книг, в названии которых употребляется слово «Смерш». В большинстве любители жаренных фактов излагают по большей части домыслы, мифы и легенды. О реальной же деятельности военных контрразведчиков в годы Великой Отечественной войны на самом деле известно не так уж много. При СССР основную информацию о смершевцах можно было узнать лишь из книги В.Богомолова «Момент истины. В августе 1944-го» и из художественного фильма, снятого по материалам этой книги.

«СМЕРТЬ ШПИОНАМ!»

Что же побудило советское руководство решиться весной 1943 года на кардинальную реформу в органах безопасности страны? Коренной перелом в ходе войны, наступивший после поражения вермахта под Москвой и Сталинградом, и переход Красной Армии к активным наступательным действиям существенно повлиял на военную и оперативную обстановку, складывающуюся на советско-германском фронте.

С целью своевременного вскрытия замыслов советского командования, германская разведка резко активизировала свою работу в прифронтовой полосе. В тылах фронтов всё чаще стали фиксироваться многочисленные разведывательно-диверсионные акции и убийства военнослужащих. Отсутствие сплошной линии фронта, значительная протяженность фронтовых коммуникаций и большое количество объектов, требующих надежной охраны, слабость и низкая укомплектованность возрождаемых местных органов власти и правопорядка создавали условия для безнаказанной деятельности разведывательно-диверсионных групп противника и преступных формирований.

Кроме того, на освобождаемых территориях находились различные подпольные националистические организации, незаконные вооруженные формирования, преступные группы. Здесь затаилось немалое количество агентов разведывательных органов противника, немецких пособников, изменников Родины и предателей. Указанные лица предпринимали попытки легализоваться, в том числе путем поступления на военную службу в части и соединения Красной Армии и даже в учреждения и войска НКВД.

После недолгих консультаций, проводившихся в марте-апреле 1943 года внутри аппарата НКВД СССР, для руководства страны были подготовлены проекты соответствующих изменений и структурных схем новых ведомств.

19 апреля 1943 года Иосиф Сталин подписал постановление СНК СССР, в соответствии с которым Управление особых отделов НКВД (УОО) было передано в Наркомат обороны и реорганизовано в Главное управление контрразведки (ГУКР) НКО «Смерш». Начальником Главного управления контрразведки «Смерш» НКО СССР был назначен В.С. Абакумов, а его заместителями – П.Я. Мешик, Н.Н. Селивановский и И.Я. Бабич. 9-й (морской) отдел УОО НКВД был преобразован в Управление контрразведки (УКР) НК ВМФ «Смерш», а 6-й отдел УОО НКВД, оставаясь в системе Наркомата внутренних дел, был преобразован в Отдел контрразведки (ОКР) НКВД «Смерш», подчинявшийся лично наркому Л.П. Берии.

Контрразведка «Смерш» НКО была призвана решать те же задачи, что и бывшее УОО НКВД СССР: бороться со шпионской, диверсионной, террористической и иной деятельностью иностранных разведок в частях и учреждениях Красной Армии, на флоте и в войсках НКВД; бороться с предательством и изменой Родине в частях и учреждениях армии и флота, с дезертирством и членовредительством на фронтах.

Постановлением ГКО СССР от 21 апреля 1943 года за №3222 сс/ов было объявлено Положение о Главном управлении контрразведки «Смерш» НКО СССР. 27 апреля 1943 года Сталин утвердил штат Главного управления контрразведки «Смерш» НКО СССР в количестве 646 человек, предусматривавший должности четырех заместителей начальника и его 16 помощников с аппаратом из 69 оперативных сотрудников на уровне начальников отделений, старших оперуполномоченных и помощников оперуполномоченных.

ГУКР «Смерш» НКО были подчинены управления контрразведки «Смерш» НКО на фронтах и отделы «Смерш» армий, корпусов, дивизий, бригад, военных округов, гарнизонов укрепрайонов и других учреждений Красной Армии. В течение апреля-июня Сталин, по представлениям Абакумова, утвердил структуру и штаты фронтовых, окружных и гарнизонных органов «Смерш», персональные назначения и воинские звания руководящего состава Главного управления и местных органов военной контрразведки.

Штат управления контрразведки «Смерш» фронта, в составе которого было свыше пяти армий, определялся в количестве 130 человек, менее пяти – 112, отдела контрразведки «Смерш» армий – 57, отдела контрразведки «Смерш» округа – от 102 до 193 человек. 31 мая 1943 года ГКО утвердил Положение об Управлении контрразведки (УКР) «Смерш» Народного комиссариата Военно-Морского Флота и его органах на местах. В его основу были положены принципы деятельности органов «Смерш» НКО. В июне нарком ВМФ СССР Н.Г. Кузнецов утвердил штаты УКР «Смерш» ВМФ, флотов и флотилий. Начальником УКР «Смерш» НК ВМФ был назначен комиссар госбезопасности 2-го ранга П.А. Гладков. В том же месяце нарком внутренних дел СССР Л.П. Берия рассмотрел и утвердил структуру ОКР «Смерш» НКВД СССР. В годы войны ОКР «Смерш» НКВД возглавляли генерал-майор С.П. Юхимович и генерал-майор В.И. Смирнов (с мая 1944 года).

«Смерш»: организация и задачи

В составе ГУКР «Смерш» НКО вместе с секретариатом функционировало 14 отделов. В них сосредоточивалась оперативная работа по учреждениям наркомата в центре, по фронтам и военным округам, а также по линиям основной деятельности: по работе среди военнопленных, государственной проверке военнослужащих, бывших в плену и окружении, по борьбе с агентурой (парашютистами) противника, по контрразведке в тылу врага и следственной работе. В распоряжении Главного управления находились также подразделения, отвечающие за шифросвязь и использование других оперативно-технических средств, а также за подбор и подготовку кадров для военной контрразведки. Для руководства работой управлениями контрразведки «Смерш» на фронтах при начальнике ГУКР «Смерш» был утвержден институт помощников (по количеству фронтов).

Структура местных органов устанавливалась применительно к ГУКР «Смерш» НКО и утверждалась наркомом обороны. Для военного обеспечения оперативной работы, охранения мест дислокации органов «Смерш» и фильтрационных пунктов, конвоирования и охраны арестованных из частей Красной Армии выделялись: для фронтового управления «Смерш» – батальон, для армейского отдела – рота, для отдела корпуса, дивизии и бригады – взвод охраны.

Сотрудникам контрразведки «Смерш» присваивались воинские звания, аналогичные званиям в Красной Армии. В целях конспирации их форма, погоны и другие знаки отличия (за исключением высшего руководящего состава центра) устанавливались как в соответствующих родах войск.

В соответствии с условиями военного времени органы контрразведки «Смерш» наделялись широкими правами и полномочиями. Они осуществляли полный комплекс оперативно-розыскных мероприятий с использованием всех характерных для спецслужбы оперативных сил и средств. В установленном законодательством порядке военные контрразведчики могли осуществлять выемки, обыски и аресты военнослужащих Красной Армии, а также связанных с ними гражданских лиц, подозревавшихся в преступной деятельности.

Аресты военнослужащих в обязательном порядке согласовывались с военным прокурором в отношении рядового и младшего начсостава, с командиром и прокурором воинского соединения или части – в отношении среднего начсостава, с военными советами и прокурором – в отношении старшего начсостава, а высшего – осуществлялись только с санкции наркомов обороны, ВМФ и НКВД. Задержание рядовых военнослужащих, младшего и среднего начсостава могло проводиться без предварительного согласования, но с последующим оформлением ареста. Органы контрразведки «Смерш» имели право «в необходимых случаях» расстреливать дезертиров, членовредителей и лиц, изобличенных в совершении террористических актов против командно-начальствующего и политического состава армии (по постановлениям управлений и отделов «Смерш»).

Следует отметить, что законодательством было предусмотрено значительное расширение применения карательных мер в отношении преступников, в том числе граждан зарубежных стран. Это было вызвано тем, что в ходе освобождения советских территорий и стран Восточной Европы военная контрразведка, войска и подразделения по охране тыла в большом количестве задерживали и арестовывали дезертиров, предателей, различные категории, как тогда называли, антисоветских или враждебных элементов, военных преступников. Все они отныне подпадали под юрисдикцию контрразведки и органов внутренних дел, которые в процессе оперативно-розыскных и следственных действий наделялись чрезвычайными правами.

19 апреля 1943 года вышел Указ Президиума Верховного Совета СССР «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, шпионов, изменников Родине из числа советских граждан и их пособников». За эти преступления, названные в законе «самыми позорными и тяжкими», полагалась смертная казнь через повешение.

В состав суда входили: председатель военного трибунала, начальник военной контрразведки, заместитель командира по политической части, прокурор дивизии. Приговор выносился военно-полевыми судами при дивизиях Действующей армии. К исключительной мере наказания могли быть приговорены, наряду со шпионами и изменниками из числа советских граждан, и уличенные в названных преступлениях иностранные граждане (немецкие, итальянские, румынские, венгерские, финские). Пособники оккупантов из местного населения осуждались на срок от 15 до 20 лет каторжных работ. Для их размещения НКВД были организованы специальные отделения при Воркутинском и Северо-Восточном лагерях – с удлиненным рабочим днем на тяжелых работах в шахтах. Приговоры утверждались командирами дивизий, причем приведение в исполнение высшей меры наказания могло быть осуществлено публично в назидание другим. Такого рода публичные казни рассматривались советскими властями как необходимая мера, призванная продемонстрировать неотвратимость возмездия всем тем, кто подверг народы СССР геноциду.

Лицом к лицу с германской разведкой

К лету 1943 года реорганизация и основные кадровые назначения по органам контрразведки «Смерш» практически были осуществлены. Они совпали с периодом, когда после зимнего наступления 1942/1943 года по войскам Красной Армии был отдан приказ о переходе к обороне, закреплении на достигнутых рубежах, накапливании и перегруппировке сил и средств для дальнейших наступательных действий на советско-германском фронте.

Немцы, со своей стороны, также принимали меры по переброске войск и техники на восток из Западной Европы и Африки, а после мощного и успешного контрудара южнее Харькова в феврале-марте 1943 года заняли прочную оборону и готовились к решающему сражению на так называемом Курском выступе. Армии вермахта пополнились не только людьми, но и новыми типами бронетанковой техники и самолетов. Гитлеровские войска по-прежнему представляли собою грозную силу.

В Курской битве советская разведка и контрразведка сыграли чрезвычайно важную роль. Им удалось не только заблаговременно обнаружить подготовку немцами наступления на курском направлении, но и определить место и срок проведения операции.

Располагая всеобъемлющей информацией о планах противника, советское командование на Курской дуге выбрало тактику «преднамеренной обороны» с последующим переходом в контрнаступление. В соответствии с этой задачей перед спецслужбами СССР была поставлена цель усиления дезинформационных мероприятий для того, чтобы скрыть подготовку советской наступательной операции. Для достижения этой цели военные контрразведчики активно использовали радиоигры, выходя в эфир с радиостанций, захваченных у агентов врага.

В результате сражения под Курском и Белгородом была сорвана попытка широкомасштабного наступления вермахта. Реванш за поражение под Сталинградом не состоялся, армии рейха окончательно увязли в затяжных, в основном оборонительных боях. В единстве стран фашистского блока стали намечаться все более глубокие трещины, а отношения СССР с союзниками укреплялись. Свидетельство тому – договоренности об открытии Второго фронта и послевоенном сотрудничестве трех держав, достигнутые на Тегеранской конференции 1943 года.

Начиная с 1943 года противник стал интенсивнее забрасывать свою агентуру через линию фронта на самолетах. При отступлении германских войск в тылу Красной Армии противником оставлялись агентурные группы, отдельные агенты-диверсанты со специальными заданиями, а также связанное с ними или действовавшее самостоятельно враждебное националистическое подполье.

В 1943 – 1944 годах объекты разведывательно-диверсионных устремлений немецкой разведки на театре военных действий оставались прежними: штабные учреждения, войсковые резервы, места их сосредоточения. При осуществлении подрывной деятельности немецкие спецслужбы, не снижая активности на фронте и в прифронтовой полосе, все чаще стали переносить свои акции в глубокий тыл Советского Союза. В первую очередь их интересовали все виды коммуникаций, промышленные предприятия и другие хозяйственные объекты, имевшие большое значение для обороны страны.

Противник также обращал повышенное внимание на национальные районы СССР, где им были запланированы мероприятия по провокации вооруженных выступлений в тылу. Немцами были осуществлены переброски вооруженных отрядов и групп в Калмыкию, Казахстан, на Северный Кавказ, в Крым, а для распространения идей так называемого Национально-трудового союза нового поколения (НТСНП) – в Орловскую и Брянскую области. Эти формирования были ликвидированы совместными контрразведывательными и чекистско-войсковыми операциями территориальной контрразведки органов НКГБ, ГУКР «Смерш» НКО СССР и НКВД СССР.

В период с 25 октября по 1 декабря 1944 года органами «Смерш» Действующей армии в расположении частей советских войск и на освобожденной территории было арестовано 776 агентов германской разведки и контрразведки, сброшенных на парашютах или оставленных немцами при отступлении.

Перед началом наступления военная контрразведка регулярно снабжала информацией командование частей и соединений Красной Армии. Например, в августе 1944 года, перед наступательной операцией на подступах к столице Латвии Риге, УКР «Смерш» 2-го Прибалтийского фронта подготовил для всех подразделений военной контрразведки ориентировку о школах разведчиков-диверсантов «Абверштелле-Остланд».

Существенное изменение оперативной обстановки произошло после вступления советских войск на территорию иностранных государств и принятия под охрану пограничными войсками НКВД государственной границы. После выхода советских войск к границе СССР создалась новая военно-политическая ситуация.

Руководство Советского Союза приняло решение о разгроме гитлеровской Германии на ее территории. Лозунг «Вперед, на Берлин!» в советском народе и в армии воспринимался единодушно как необходимая мера возмездия оккупантам за причиненное ими горе и страдания, за гибель миллионов родных и близких.

Битва за Берлин

Расширение масштабов и рост темпов наступательных операций советских войск на территории Германии и других европейских стран потребовал и от органов безопасности более масштабной и эффективной оперативно- розыскной работы. В этой связи в начале января 1945 года Сталин одобрил инициативу по введению института уполномоченных НКВД СССР на всех фронтах Западного театра военных действий.

Уполномоченными НКВД на всех семи фронтах были поставлены крупные руководители органов госбезопасности и внутренних дел: заместитель наркома внутренних дел СССР И.А. Серов (1-й Белорусский), нарком госбезопасности БССР Л.Ф. Цанава (2-й Белорусский), начальник ГУКР «Смерш» НКО СССР В.С. Абакумов (3-й Белорусский), заместитель начальника ГУКР «Смерш» НКО СССР П.Я. Мешик (1-й Украинский), заместитель начальника ГУКР «Смерш» НКО СССР Н.Н. Селивановский (4-й Украинский), уполномоченный НКВД и НКГБ СССР по Литовской ССР И.М. Ткаченко (1-й Прибалтийский), начальник Управления НКГБ по Ленинградской области П.Н. Кубаткин (2-й Прибалтийский). От своих прямых обязанностей уполномоченные НКВД СССР не освобождались. Их заместителями назначались действующие начальники УКР «Смерш» фронтов и начальники войск НКВД по охране тыла фронта.

В процессе проведения указанных оперативных мероприятий уполномоченные НКВД СССР использовали силы и средства органов контрразведки «Смерш» фронтов, кроме того, в их подчинении находились все войска НКВД по охране тыла фронтов численностью 31 тыс. 99 человек. Дополнительно для этих целей также были выделены из состава внутренних, пограничных и стрелковых войск НКВД четыре дивизии и четыре отдельных полка общей численностью 27 тыс. 900 человек, которым следовало прибыть к 20 января 1945 года в районы их использования.

В аппараты уполномоченных откомандировывалось 1050 опытных чекистов, обеспечивалась бесперебойная ВЧ- связь с Москвой.

Как показали дальнейшие события, аппараты уполномоченных сыграли важную роль в концентрации и координации усилий соответствующих ведомств по осуществлению оперативно-розыскных мероприятий и операций в районах наступательных действий Красной Армии. В последние месяцы решающих боев такая мера была всесторонне оправдана. Особые полномочия позволяли осуществлять маневрирование силами и средствами, тесно увязывать действия органов «Смерш» с планами военного командования. Наличие таких полномочий позволяло точно и своевременно информировать руководство страны и практически ежедневно согласовывать с ним вопросы, имевшие не только военное, но и политическое значение: ведь события происходили на территории зарубежных государств.

Накануне Берлинской наступательной операции в Управлении контрразведки «Смерш» 1-го Белорусского фронта по числу районов Берлина были созданы специальные оперативные группы, в задачу которых входил розыск и арест руководителей правительства и всех лиц, подлежащих изъятию (сотрудники карательных и разведывательных органов Германии, членов антисоветских формирований и проч.). Кроме того, опергруппы также занимались установлением хранилищ ценностей и документов, имеющих оперативное значение.

В результате деятельности опергрупп «Смерш» в Берлине были захвачены ценные документы правительственных, разведывательных и контрразведывательных органов, а также в Германии были задержаны видные деятели нацистского режима и карательных ведомств, части которых впоследствии были предъявлены обвинения в совершении преступлений против человечества.

В мае-июне 1945 года берлинская опергруппа «Смерш» обнаружила часть архивов Главного управления имперской безопасности (РСХА), в частности, разработки гестапо по аппарату германского МИДа и его сотрудникам за границей, материалы бывшего 6-го управления (внешняя разведка) с информацией по вопросам внешней политики фашистской Германии и сведениями о заграничной агентуре. В помещении командного состава войск СС в столице были захвачены списки агентуры, заброшенной в тыловые районы СССР в 1942 – 1943 годах.

Однако сотрудники «Смерш» занимались не только поиском немецких военных преступников. В мае-июне 1945 года органами «Смерш» в Москву были доставлены 36 генералов Красной Армии, попавших в плен в начале войны с фашистской Германией. В соответствии с поручением Сталина, военная контрразведка обобщила все имеющиеся оперативные данные об их поведении в плену, а также результаты бесед с ними.

В итоге было принято решение о направлении в распоряжение Главного управления кадров НКО СССР 25 генералов, которым была оказана необходимая помощь в лечении и бытовом устройстве. Ряд из них был направлен на военную учебу, другие, в связи с тяжелыми ранениями и плохим состоянием здоровья, были уволены в отставку. Тогда же было принято решение арестовать и судить 11 генералов Красной Армии, которые, находясь в плену, вступили в созданные немцами организации и вели активную антисоветскую деятельность.

7 июня 1945 года Президиум Верховного Совета СССР утвердил Указ «Об амнистии в связи с победой над гитлеровской Германией». Он не касался лиц, осужденных по политическим статьям либо совершивших серьезные уголовные преступления, но затрагивал некоторые категории трудового населения и военнослужащих, осужденных на сроки не более трех лет лишения свободы или к различным административным наказаниям.

Речь шла о гражданах, нарушивших в годы войны режим военного положения, допустивших самовольный уход с предприятий военной промышленности и о военнослужащих, совершивших воинские преступления. По данным 1-го спецотдела НКВД СССР на 16 октября 1945 года, по Указу от 7 июня из исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ) и колоний были освобождены 734 тыс. 785 человек. Согласно указу, предусматривалось не только освобождение, но и сокращение сроков наказания наполовину, а также снятие судимости с военнослужащих, отличившихся в боях с немецко-фашистскими захватчиками.

Бой после Победы

После подписания 8 мая 1945 года представителем СССР маршалом Г.К. Жуковым Акта о безоговорочной капитуляции Германии перед военной контрразведкой встали задачи по розыску агентуры иностранных разведок, заброшенной на советскую территорию и в окружение оккупационных войск во всех странах фашистского блока. Кроме того, было необходимо выявить скрывавшихся от возмездия после окончания войны предателей, пособников, бывших служащих немецких и румынских оккупационных учреждений и других государственных преступников.

Для полной ликвидации угрозы со стороны вооруженных групп была осуществлена беспрецедентная операция по очистке тыла уже расформированного фронта. Начиная с 12 мая силами 37 дивизий проведено прочесывание местности путем прохождения сплошного фронта развернутой цепью бойцов. Войсковую операцию возглавляли командующие армиями, а контрразведывательное обеспечение в каждом батальоне – оперуполномоченный «Смерш». В результате операции к 6 июля 1945 года опергруппами были выявлены склады оружия и боеприпасов, задержаны 1277 немецких агентов, диверсантов и активных фашистских пособников.

Парад на Красной площади

В ознаменование победы советского народа и его Вооруженных Сил над фашистской Германией 24 июня 1945 года в Москве состоялся исторический парад Победы. В нем участвовали сводные полки фронтов, различных родов войск и войск НКВД, наркоматов обороны и Военно-Морского Флота, части Московского гарнизона и военных учебных заведений. Военные контрразведчики наряду с другими спецслужбами приняли необходимые меры по обеспечению безопасности этого грандиозного мероприятия. Сотрудники «Смерш», как и другие участники парада, могли гордиться наградами Родины. Первое награждение контрразведчиков состоялось осенью 1943 года. Тогда орденами и медалями были награждены 1656 сотрудников, причем 1396 из них представляли оперативный состав органов контрразведки «Смерш». Позднее, в 1944 году, были удостоены наград 386 сотрудников, а в феврале 1945 года – 559.

Разгром Квантунской группировки

Уже летом 1945 года Советский Союз, верный союзническим обязательствам, приступил к практическим действиям по вступлению в войну против милитаристской Японии. После того как японское правительство отвергло предложение о капитуляции, содержавшееся в Потсдамской декларации союзных держав, 9 августа СССР объявил войну Японии. Вместе с армией к действиям на советско- японском фронте готовилась и военная контрразведка.

С 9 августа по 2 сентября 1945 года силами Дальневосточного фронта, Тихоокеанского флота и Амурской военной флотилии, при участии армии МНР была проведена Маньчжурская стратегическая наступательная операция по разгрому японской Квантунской армии.

Во время ее осуществления органы контрразведки «Смерш» использовали оперативные возможности разведки и контрразведки Дальнего Востока и боевой опыт, накопленный армейскими чекистами в борьбе с немецкой разведкой. Советские органы безопасности располагали обширными данными о структуре, дислокации и методах подрывной деятельности японской разведки. Основные усилия контрразведчиков были направлены на разгром японских спецслужб, дислоцировавшихся в непосредственной близости от границы СССР, а также белоэмигрантских антисоветских организаций на территории Маньчжурии, тесно сотрудничавших с разведкой противника.

В ходе военных действий и наступления войск Красной Армии проводились оперативно-розыскные мероприятия на освобожденной территории. Оперативные группы контрразведки «Смерш», располагавшие списками лиц, подлежащих розыску и аресту, продвигаясь вместе с десантными войсками и наступающими частями, захватывали помещения бывших японских разведывательных и полицейских органов, белоэмигрантских организаций и отдельных лиц, выявленных по полученным адресам или при фильтрации военнопленных.

После разгрома Японии на освобожденной территории Китая, Кореи и Маньчжурии оставалось много сотрудников японской разведки, руководителей белоэмигрантских организаций и прочих антисоветски настроенных лиц.

Военные контрразведчики предприняли энергичные меры по розыску агентуры противника.

От «Смерша» до 3-го Главного управления МГБ

По объективным причинам наступления мирного времени в органах военной контрразведки «Смерш», в наркоматах госбезопасности и внутренних дел назревала новая реформа. С марта 1946 года все наркоматы были переименованы в министерства. Было создано Министерство государственной безопасности (МГБ) СССР, в состав которого вошли все структуры бывшего НКГБ СССР, а органы военной контрразведки «Смерш» НКО и НКВМФ СССР были преобразованы в 3-е Главное управление нового министерства с задачами контрразведывательного обеспечения армии и флота. Министром госбезопасности был утвержден генерал-полковник В.С. Абакумов, а руководителем военной контрразведки – Н.Н. Селивановский.

Главное управление контрразведки «Смерш» НКО, УКР НК ВМФ, ОКР НКВД юридически просуществовало около трех лет.

С точки зрения истории – срок крайне малый. Но эти три года были наполнены тяжелой самоотверженной работой по обеспечению безопасности тылов Действующей армии, по розыску диверсантов и шпионов, борьбе с дезертирами. За годы Великой Отечественной войны своей самоотверженной службой сотрудники контрразведки «Смерш» вписали одну из самых ярких и славных страниц в историю советской военной контрразведки.

за три года существования СМЕРШ в рядах контрразведчиков не было ни одного случая предательства, перехода на сторону врага. Не смог в их ряды внедриться и ни один вражеский агент.

Вот что значит – на деле быть лучшей спецслужбой XX века!

Сегодня в живых осталось менее сотни ветеранов контрразведки СМЕРШ. Тех самых, о которых в эпиграфе к своему замечательному роману «В авгусе сорок четвёртого» писатель-фронтовик Владимир Осипович Богомолов сказал: «Немногим, которым обязаны очень многие».

Комментариев пока нет