Сколько сибирских татар на самом деле?

Особенности идентичности сибирских татар в ходе первой части апрельской сессии Школы молодого этнополитолога в РБ представил старший научный сотрудник сектора этнологии Института проблем освоения Севера Тюменского научного центра Сибирского отделения РАН (Тюмень) к.и.н. Квашнин Юрий Николаевич.

Он отметил, что по итогам последних переписей выделить число сибирских татар сложно, поскольку в последние десятилетия они включались в переписные листы только как татары. 
— Шестьдесят девять тысяч человек, записанных сибирскими татарами в ходе последних переписей не отражают действительности. На самом деле численность лиц, которых стоит отнести к сибирским татарам, составляет около четырехсот тысяч, — отмечает ученый, выделяя, что только по Тюменской области это число достигает двухсот сорока тысяч человек.
Причем он отмечает, что эти люди четко идентифицируют свое отличие от населения сел, основанных в конце 19 века прибывшими на территорию Сибири мишарами, тептярами и кряшенами. В этой связи он отмечает возможность политических мотивов в искусственном объединении этих этносов. 
— Мероприятия, проводимые национально-культурной автономией сибирских татар показывают сохранившуюся историческую идентичность коренного населения. Это выражается в сохранении собственных песен, культуры и возрождении своего сибирскотатарского языка, что проявляется и в издании литературы на сибирскотатарском языке, — отмечает ученый.
Возрождение сибирскоттатрской идентичности началось гораздо раньше. В конце 1980-х годов в научной и общественной сфере обсуждались эти вопросы. Корни проблемы кроются, по мнению ученого, в переписи 1937 года, когда сибирских татар, равно как бухарцев, мишарей и тептярей, записали просто татарами. 
В конце 1930-х годов также предпринимались попытки переводить всех на единый язык, поскольку различия были существенные. Но единение производилось чисто административными методами, без учета местных особенностей. Этому на некоторое время помешала Великая Отечественная война, а уже в 1950-х началась новая волна изменений образовательного процесса.
Образовательная реформа основывалась на введении языка поволжских татар в начальных школах и средней школе. Это коснулось и высших учебных заведений, где язык поволжских татар стал преподаваться как учебный предмет для будущих педагогов. 
— По словам тех, кто обучался в те годы, поволжский язык той поры был «более понятен», чем нынешний. Сказалось наличие большой массы знающих местный, сибирскотатарский язык. Но со временем литературный татарский стал преобладающим в обучении, — отмечает Юрий Николаевич. 
О категоричном неприятии иного языка рассказывали сами ученики. С этим исследователь столкнулся в ходе экспедиций в Омской области, где и директор школы, и учитель татарского языка отмечали, что «дети учат со слезами, как иностранный язык». Исследования показывают, что люди желают писать, читать и получать образование на своем родном языке. Это касается и желания иметь литературу на своем — сибирскотатарском — языке.
— Когда в Сибири был Пьер Кристиан Броше (ведущий передачи "Моя любовь - Россия!") он был восхищен тем, что существуют самобытные сибирские татары, отличные от того, что ему говорили до этого, что все татары одинаковые, — отметил ученый.
В ходе доклада ученый рассказал о том как возрождение сибирскотатарского языка и культуры началось силами педагогической интеллигенции в стенах высших учебных заведений. Успешных результатов достигла группа, которую возглавлял Головлев Андрей Владимирович. В ходе конференций ученых вырабатывались техники и методики возрождения сибирскотатарской культуры, которые обрели широкую поддержку и в среде общественников и краеведов.
Значимой вехой в развитии сибирскотатарской культуры стало проведение симпозиума «Народы Западной Сибири» в 1998 году. Здесь смогли обменяться своими мнениями и историки, и антропологи, и лингвисты. В результате общения московских, петербургских, омских, тобольских и томских ученых была выработана платформа, которая дала импульс развитию общественного движения сибирских татар.