Система философских категорий и ее аналитические возможности

Всем вышеназванным критериям всеобщности отвечают несколько, как их нередко называют в науке «парных» категорий, по мнению многих авторов, образующих систему. В эту систему «парных» категорий в течение многих десятилетий традиционно включают следующие всеобщие понятия: единичное – особенное – общее; причину – следствие; содержание – форму; сущность – явление; необходимость – случайность; возможность – действительность. Казалось бы, можно взять эти категории и через практику трансформировать их в приемы анализа. Это можно сделать, но в таком случае, система всеобщих приемов аналитической деятельности человека страдала бы многими недостатками и неточностями. А они неизбежно экстраполировались бы в содержание приемов анализа, формирующихся на базе содержания категорий, входящих в эту систему. Стремясь к методологической чистоте, ясности приемов анализа, необходимо назвать недостатки названной системы категорий с целью их преодоления.

Во-первых, возникает законный вопрос: почему за пределами этой системы философских категорий остались многие всеобщие понятия, философский статус которых давно не вызывает сомнений? В их числе необходимо назвать: материальное, идеальное, количество, качество, противоречие, противоположность, борьба, пространство, время, единство, различие, связь, движение, развитие и ряд других. Очевидно, что отсутствие этих всеобщих понятий в системе философских категорий, значительно обедняет последнюю, а значит, автоматически обедняет и систему приемов анализа.

Во-вторых, предлагаемая система категорий не дает вразумительного ответа на вопрос: почему речь должна идти о неких «парных» категориях? Нам понятно, что так называемая их «парность» уходит своими корнями к великому Аристотелю. Отдавая ему дань должного, заметим, что он не догматизировал свою точку зрения. Предполагал, что система философских категорий, созданная им, будет развиваться.

В этом контексте правомерно отметить, что система «парных» категорий, предложенная много столетий назад, была безусловным прорывом в системе философского знания своего времени. По отношению к состоянию современной науки и практики она являет очевидные недостатки: а) не отвечает на вопрос об основании выведения этих «пар» категорий; б) не позволяет понять, почему именно названные категории образуют некие «пары», почему не могут образовать «пару» другие категории, в нее входящие, например: содержание – сущность; необходимость – действительность и т.д.; в) сама эта система, провозглашающая парность категорий, содержит известную триаду: единичное – особенное – общее и т.д.

В-третьих, по-нашему мнению, самым слабым звеном системы «парных» категорий, резюмирующим в себе ранее перечисленные недостатки, является нарушение требования принципа выводимости содержания всеобщих категорий. Другими словами, субъект должен двигаться по объекту, отражая всю совокупность всеобщих характеристик, которые ему присущи, которые могут быть познаны в конкретных условиях развития практики и теории.

Эти и другие позиции показывают очевидное несовершенство предлагаемой системы категорий, требуют ее развития, совершенствования.

В данной работе будет предложен один из вариантов отражения всеобщих характеристик явлений, не претендующий на истину в конечной инстанции, но и не отрицающий того, что он несет в себе определенный объективный смысл. Последовательно отражая всеобщие характеристики явлений действительности, субъект познания фактически создает систему всеобщих категорий. Именно такой подход предложен в данной работе. Его содержание будет представлено набором взаимосвязанных аксиом.

Итак, аксиома 1. Первое, с чем всегда сталкивается субъект познания, когда начинает отражать некое непознанное явление Х, это с фактом его существования. Объектом отражения, познания, анализа может стать и становится, явление, наделенное признаком бытия, существования. Факт существования явлений в философии отражает категория бытие. Соединяясь с практической деятельностью людей, она трансформируется в конкретный прием познания (анализа).

Может показаться, что методологические возможности этого приема ограничены, а он малопродуктивен, поскольку призван, по сути, дать ответ на один единственный вопрос: существует или нет явление, ставшее предметом познания (анализа).

Действительно, вести речь о каких-то особых возможностях этого приема не приходится, но и сбрасывать со счетов его методологическую роль нельзя. В чем проявляются методологические возможности приема анализа, формирующегося на базе содержания категории «бытие»?

Прежде всего, в том, что он устанавливает факт существования или не существования объекта анализа. Это первое. Особое значение это приобретает в условиях изучения явлений микромира, феноменов, так называемой виртуальной реальности, в ситуациях, когда в оборот вводится дезинформация и т.д. Второе. Благодаря этому приему решается вопрос о существовании или не существовании явлений, окружающих анализируемый феномен. Другими словами, субъект познания, приступая к выполнению аналитической процедуры, должен убедиться в факте реального существования явлений среды, в которой «живет» анализируемый феномен. То есть, сразу же в первом аналитическом действии субъект должен освободиться от наносной, не имеющей отношения к объекту анализа, информации. Третье. Содержание названного приема ориентирует на отграничение информации об анализируемом явлении от дезинформации, искаженной информации о нем.

Аксиома 2. Субъект познания, анализируя окружающий его мир, неизбежно сталкивается с тем, что он состоит из материальных и духовных (идеальных) феноменов. Категория материя (материальное) отражает явления, существующие независимо от сознания людей, но отображающиеся их органами чувств. Категория духовное (идеальное) – воспроизводит продукт, результат отображения явлений действительности в сознании людей в виде образов.

Соединяясь с практической деятельностью людей, названные категории превращаются в приемы познания (анализа), то есть специфические методологические средства. Они позволяют субъекту анализа решить следующую группу задач.

Во-первых, найти ответ на вопрос: к материальным или духовным феноменам относится анализируемое явление? А это влияет на всю процедуру его познания.

Во-вторых, определиться с явлениями среды и механизмом их воздействия на анализируемый феномен. Ведь понятно, что разница между воздействием материальных и воздействием духовных явлений на анализируемый феномен, существенна.

В-третьих, опираясь на содержание названных категорий, можно убедиться в достоверности, ранее накопленной о нем информации, соотнеся ее с объектом анализа.

Схематично содержание «работы» субъекта с анализируемым явлением, выполняемой с помощью категорий «материальное» и «духовное», можно представить так:

Х         S (А)               ИО

 

ИО

 

Где

Х – объект анализа;

S (А) – его субъект;

ИО – идеальные образы (знания) объекта, полученные ранее до этой конкретной процедуры анализа;

Наконец, ИО – идеальные образы анализируемого явления, в которых соединена получаемая субъектом актуальная информация об объекте с той, которая существовала о нем до данной аналитической процедуры.

Аксиома 3. Познающий субъект, хочет он этого или нет, может двигаться к истине, отражая анализируемый феномен, только как частицу, фрагмент, единого мира. Единство последнего, как известно, выражается: а) в том, что он материален, то есть, едины между собой материальные явления, возникающие на базе друг друга, взаимодополняющие, взаимопроникающие друг в друга в том, что едины между собой духовные (идеальные) феномены (единство последних предопределено как единством материального мира, отражением которого они являются, так и единой их духовной природой); в) в том, что едины между собой материальный и духовный аспекты окружающей человека действительности.

Словом, действительность, сама жизнь, вызывает к жизни всеобщую, философскую категорию «единство». Итак, единство – категория, отражающая всеобщий процесс возникновения одних явлений на базе других, их взаимодополнение, взаимопроникновение друг в друга.

Каковы методологические возможности категории «единство»? На какие действия ориентирует субъекта познания, прием анализа, формирующийся на базе содержания этой категории?

Во-первых, он предписывает рассматривать любое явление как фрагмент единого мира.

Во-вторых, он ориентирует на признание первенства онтологического основания перед гносеологическим, в любом аналитическом процессе.

В-третьих, названный прием указывает на необходимость учета того, что знания, полученные субъектом анализа об объекте в данных, конкретных условиях, должны быть соединены, коррелированы с существующей, актуальной информацией о явлениях действительности, которой располагают другие субъекты анализа.

В-четвертых, этот прием требует понимания того, что процесс получения знаний об объекте анализа в данной конкретной ситуации, должен базироваться на знаниях, полученных ранее о явлениях действительности.

Аксиома 4. Каждое анализируемое явление дискретно, оно обязательно состоит из других феноменов. Их в науке принято называть элементами. Итак, элемент – категория, отражающая всеобщее свойство явлений действительности «состоять» из других феноменов, неделимых в его рамках, но делимых, неисчерпаемых, в иных условиях их существования.

Каковы методологические возможности приема анализа, формирующегося на базе содержания категории «элемент»?

Во-первых, он предписывает выделить всю совокупность явлений, из которых состоит данный, анализируемый феномен.

Во-вторых, появляется право квалифицировать категорию «элемент» как центральную, главную, несущую основную нагрузку в процедуре анализа, поскольку именно ее содержание ориентирует познающего субъекта на расчленение явления на составляющие и познание их вне зависимости от целого.

В-третьих, прием анализа, формирующийся на базе содержания категории «элемент», устанавливает границу дискретности в механизме расчленения анализируемого явления на составляющие. Элемент – неделим в рамках конкретного, анализируемого явления, но делим, дискретен в других условиях существования анализируемого явления.

Аксиома 5. Изучение элементов приводит к выводу о том, что они неоднородны. Их роль, возможности, значимость в процессе обеспечения существования анализируемого явления различна. В частности, одни из них просто «входят» в состав анализируемого феномена. В то же время, есть такие элементы, без которых данное анализируемое явление просто не может существовать. Их уничтожение, гибель ведет к уничтожению, гибели всего явления. Они его «сердце», «мозг», «печень», «почки» и т.д. Понятно, что эти элементы специфического качества. Их правомерно обозначить специфическим понятием. Такое понятие введено в науку. Это часть. Часть – всеобщая категория, отражающая такие элементы явления, без которых последнее существовать не может.

На какие методологические действия ориентирует субъекта анализа прием, формирующийся на базе категории «часть»?

Во-первых, на выделение из всей совокупности элементов анализируемого явления именно тех, без которых оно не может существовать.

Во-вторых, такое выделение делает процесс анализа более целенаправленным и конкретным, поскольку значительно сужается «аналитическое поле». Другими словами, данный прием ориентирует субъекта анализа на первостепенное познание частей в объекте анализа, как элементов, являющихся базовой, «несущей» конструкцией каждого явления действительности.

В-третьих, благодаря выделению частей из всего набора элементов, появляется возможность более строго подойти к пониманию природы, сущности, качества, организации и структуры анализируемого явления, то есть наиболее значимых его признаков. Как будет показано позже, без частей не существуют ни один из названных феноменов.

В-четвертых, содержание категории «часть» является базой для индикации уровня развития явления. Феномен тем совершеннее, чем большее количество его элементов являются частями. Например, в компьютере, пожалуй, только корпус – элемент. Все другие составляющие – части.

Аксиома 6. Элементы (части), собственно, как и все явления окружающего нас мира, воздействуют друг на друга, существуют в одном пространстве и времени. Это всеобщая характеристика, присущая процессу существования всех без исключения явлений действительности. В философии она отражена категорией «взаимодействие». Словом, взаимодействие – это категория, отражающая существование в единстве отграниченных друг от друга, качественно отличающихся явлений, факт их одновременного непосредственного воздействия друг на друга.

На выполнение каких методологических шагов ориентирует аналитика прием, формирующийся на базе категории «взаимодействие»?

Во-первых, на понимание среды, в которой существует анализируемое явление, как феномена, состоящего из явлений двух классов: непосредственно воздействующих на него и опосредовано влияющих на процесс его существования.

Во-вторых, на особое внимание к явлениям, которые непосредственно, а не опосредовано воздействуют на анализируемое.

В-третьих, на определение линий возможного воздействия анализируемого явления на явления среды.

Аксиома 7. Изучение любого взаимодействия явлений приводит к пониманию того, что в его процессе взаимодействующие феномены с разной степенью интенсивности, каждый по-своему «давит» на другие, с которыми он взаимодействует. Этот процесс является всеобщим, то есть все без исключения явления, находящиеся в состоянии взаимодействия, обязательно проявляют свою специфическую, уникальную активность воздействия на явления своего окружения. Этот специфический процесс отражен в философии категорией «отношение». Итак, отношение – категория, отражающая особенности, специфику интенсивность воздействия того или иного явления на другие феномены. По сути, она отражает специфическую активность конкретного явления, в конкретной среде.

Приведем схему, иллюстрирующую содержание взаимодействий и отношений явлений.   Взаимодействие явлений Х и У можно условно представить так:

 

                                               Х         У

 

Отношение этих явлений друг к другу можно условно представить так:

 

                                               Х         У;

 

                                               У         Х

 

Различие этих процессов очевидно. Каковы методологические возможности приема анализа, формирующегося на базе категории «отношение»?

Во-первых, данный прием предполагает создание аналитиком своеобразной «коллекции» специфических воздействий явлений среды на анализируемый им феномен. Другими словами, анализирующий субъект должен воссоздать многообразную картину воздействий явлений среды на объект познания.

Во-вторых, на базе этой «коллекции» аналитик может субординировать явления среды по их интенсивности и глубине воздействий на анализируемый феномен, тем самым предложить оптимальный вариант практических действий людей.

В-третьих, он ориентирует аналитика на определение интенсивности воздействий изучаемого им феномена на различные явления среды. Понятно, что на разные, различающиеся явления среды, анализируемый феномен воздействует специфично. Эта специфика и должна стать достоянием аналитика.

Аксиома 8. Среди всего многообразия взаимодействий элементов, частей, явлений действительности между собой, обязательно есть такие, без которых последние не могут существовать.      Словом, нарушение (разрушение) этих взаимодействий между явлениями ведет к гибели самых явлений. Понятно, что это особые взаимодействия явлений. Их правомерно выделить из общей массы, дать свое имя. Оно дано философской наукой – это «связь».

Связь – категория, отражающая такие взаимодействия между явлениями, без которых они не могут существовать, разрыв таких взаимодействий между явлениями ведет к их исчезновению. Важно заметить, что категория «связь» всеобщая, то есть философская по своей природе, поскольку нет ни одного явления действительности, существование которого не обуславливали бы его взаимодействия с другими феноменами.

Каковы методологические возможности приема анализа, формирующегося на базе содержания категории «связь»?

Во-первых, он ориентирует каждого аналитика на обязательное выделение из всего многообразия взаимодействий познаваемого явления с другими феноменами именно тех, без которых он не может существовать.

Во-вторых, данный прием предписывает аналитику, сосредоточиться, прежде всего, на связях анализируемого явления с другими явлениями. Только после этого перейти к анализу всего многообразия его взаимодействий с явлениями среды.

В-третьих, названный прием позволяет увидеть, что и связи анализируемого явления с явлениями среды разнородны, разнокачественные, отличаются друг от друга по значимости в процессе обеспечения существования анализируемого явления. Так на повестку дня встает вопрос об их координации и субординации. И на него аналитик должен найти верный ответ.

Аксиома 9. Особое место в «наборе» связей явлений занимает такая связь, как закон. Общеизвестно, что жизнедеятельность всех без исключения явлений действительности подчинена действию определенных законов. Это придает категории, отражающей названный феномен, статус всеобщей.

В философской науке давно «работает» категория «закон». Ее традиционно определяют как категорию, отражающую устойчивые, необходимые, существенные, повторяющиеся связи явлений определенного качества, определенного класса. Другими словами, когда речь идет о связях, которые действуют длительно, обеспечивают взаимодействия явлений на уровне их сущностей, наконец, когда работают связи, обеспечивающие соединение анализируемого явления с явлениями однокачественными с ним, явлениями определенного класса, то имеется в виду закон.

Каковы методологические возможности приема анализа, формирующегося на базе содержания категории «закон»?

Во-первых, он позволяет из всей совокупности связей выделить высший их тип – связи закономерные.

Во-вторых, определить принадлежность анализируемого явления к определенному классу феноменов.

В-третьих, выделить совокупность законов, действию которых подчинен процесс существования и функционирования конкретного анализируемого феномена.

В-четвертых, он позволяет аналитику расширить информационную базу для сравнения изучаемого им явления с другими явлениями. Словом, он позволяет сравнивать не только анализируемое явление со всеми другими явлениями других классов, но и сравнивать его с явлениями своего класса.

В-пятых, выделение всей совокупности законов, действию которых подчинен анализируемый феномен, позволяет аналитику их координировать и субординировать в интересах оптимизации процесса анализа.

Аксиома 10. Общеизвестно, что одна из главных задач анализа – это определение тенденций развития, «поведения», функционирования в будущем того или иного явления. К сожалению, содержание категории «тенденция» трактуется весьма противоречиво, а чаще всего не трактуется никак. В большинстве случаев нам предлагают положиться на интуицию, ранее полученные знания, опыт для того, чтобы определить тенденции развития того или иного явления. Не будем вступать в дискуссию по этому поводу. Заметим лишь, что для того, чтобы искать и найти тенденцию в развитии феномена, нужно знать, что мы ищем, то есть необходимо строго определить содержание понятия «тенденция».

Немало лет теоретической и практической работы прошло, прежде чем автору этого эссе открылось более или менее строгое понимание сути всеобщей категории «тенденция». Она действительно всеобща, так как процесс существования и развития любого явления характеризуется действием определенных тенденций. Так что же такое тенденция? Тенденция – философская категория, отражающая процесс и результат взаимодействия законов, которым подчинено существование и развитие конкретного явления, конкретных явлений в конкретных условиях их бытия.

Каковы методологические возможности приема анализа, формирующиеся на базе содержания категории «тенденция»?

Во-первых, он ориентирует на изучение механизма взаимодействия всех законов, которые определяют жизнедеятельность анализируемого феномена.

Во-вторых, данный прием предполагает поиск и описание результирующей взаимодействия законов.

В-третьих, этот прием требует учитывать изменчивость тенденций развития в зависимости от условий действия законов.

В-четвертых, прием предполагает учет аналитиком фактов «столкновения» тенденций развития явлений среды, что выдвигает на повестку дня проблему периодического внесения корректив в понимание тенденции развития анализируемого явления.

Аксиома 11. Как ранее отмечалось, каждое явление действительности состоит из элементов, которые с необходимостью взаимодействуют между собой. Другими словами, одно дело проанализировать элементный состав явления, другое – познать взаимодействия между ними, третье – посмотреть на явление как единство элементов и взаимодействий между ними. Это единство в науке отражается всеобщей категорией «содержание».

Итак, «содержание» – категория, отражающая совокупность элементов, из которых состоит анализируемое явление и взаимодействия между ними.

Какими методологическими возможностями обладает прием анализа, формирующийся на базе категории «содержание»?

Во-первых, он предписывает выполнение аналитико-синтезирующей процедуры, то есть он требует не простого выделения элементов и непростого выделения их взаимодействий, а конкретизации, ответа на вопрос: как каждый элемент анализируемого феномена взаимодействует с каждым другим его элементом.

Во-вторых, он предполагает, что аналитик расчленит на специфические группы элементы по характеру их взаимодействия. Другими словами, он решит задачу выявления специфики отношений элементов друг к другу, специфику их связей между собой, выделит закономерные связи между элементами, наконец, он попытается найти результирующую действия этих законов, что даст возможность увидеть внутренние тенденции развития познаваемого явления. Правда, тенденции «первого» порядка. Тенденции «второго» порядка должна открыть сущность.

Как видно, эта совокупность аналитических установок, базирующаяся на основании категории «содержание», существенно отличается от тех, которые формируются на базе ранее приводившихся категорий.

Аксиома 12. Части, как специфические элементы, без которых не может существовать ни одно явление, так же взаимодействуют друг с другом. Это формирует онтологическое основание одной из самых важных и значимых философских категорий. Речь идет о категории «сущность». Сущность – это всеобщая философская категория, отражающая совокупность частей анализируемого явления и взаимодействия между ними.

Каковы методологические возможности приема анализа, формирующегося на базе содержания категории «сущность»?

Во-первых, этот прием предписывает поиск ответа на вопрос: как каждая часть анализируемого феномена взаимодействует с каждой другой его частью.

Во-вторых, данный прием ориентирует аналитика на выделение специфики взаимодействия частей. В частности, он предписывает отражение специфики их отношений друг к другу; специфики связей между частями; наконец, он предполагает поиск познающим субъектом внутренних тенденций развития анализируемого явления, но уже в отличие от возможностей категории «содержание», поиск тенденций более высокого порядка.

Аксиома 13. Ранее отмечалось, что среди элементов анализируемого явления особое место занимают части. Более того, было предложено определение категории «часть». При этом было замечено, что на ее базе формируется специфический прием анализа, главное предназначение которого отграничение частей как специфических феноменов от элементов, входящих в состав конкретного анализируемого явления. На выполнение другой процедуры ориентирует аналитика категория «организация», отражающая опять же части явления, но в ином плане. Она нацеливает не только и не столько на выделение элементов-частей, а главным образом, на понимание их единства, целостности, формирующей своеобразную «кристаллическую решетку» каждого явления. Каково содержание этой категории? Организация – это категория, отражающая совокупность частей данного, конкретного явления, достигшую целостного, системного состояния. (Пояснение по поводу целостности и системности будут даны позже в аксиомах, выражающих содержание всеобщих категорий «целое» и «система»).

Какими методологическими возможностями обладает прием анализа, формирующийся на базе содержания категории «организация»?

Во-первых, он предписывает выявление всей совокупности элементов – частей, представляющих собой некую целостность, единство, не могущих существовать друг без друга.

Во-вторых, он требует из совокупности частей, то есть элементов, без которых не может существовать анализируемый феномен, выделить те, которые являются системами, достигли системного качества. Это аналитическое действие, как понятно, поднимает процедуру анализа на другой уровень, на другую высоту.

В-третьих, выделив части – системы, логично их субординировать между собой: элементы, части, части-системы. Другими словами, на базе содержания категории «организация» формируется прием анализа, предписывающий выполнение действий, существенно отличающихся от тех, которые предполагает категория «часть». Хотя, как понятно, категория «организация» базируется на категории «часть», диалектически с ней связана, дополняет последнюю, не теряя при этом свою специфику.

А.А. Кокорин, д.фил.н.