Статьи

Сирия: неужели близится конец войне?

17 марта 2017

Жить становится всё веселее и веселее. То НАТО усмотрит в КВН угрозу. То Владимир Вольфович выступит с предложением вешать прямо в Госдуме. Разве что ведьм сжигать не предлагают. Но какие наши годы, как говорится?

А тут еще и ситуация с Украиной, когда «герой» нации, г-н Порошенко, кажется, скоро повторит подвиг своего предшественника и сбежит. Так уж сложилось, что процесс смены власти в Украине крайне прост и как мы видим, отличается от общепринятых мировых стандартов.

В связи с этим ситуация в Сирии в новостях как-то плавно отошла на второй план. Хотя, надо сказать, затянувшийся конфликт на данной территории вызывает изрядную долю смущения. Смущение это наступило после триумфального взятия Пальмиры, сопровождавшегося выступлением оркестра под руководством Гергиева, и последующей ее потери. Неизбежно возникал вопрос: стоила ли игра свеч?

Вообще, затишье на данном поприще – это благая весть. Недаром знаменитый блоггер Максим Калашников называл Россию «страной победившего пиара». И сложно с этим поспорить: вначале громкое заявление о союзническом партнерстве с Ираном, который предоставил нам авиабазу для проведения операций. После этого Иран в спешном порядке отрекся от всех заявлений, что было предсказуемо: со страны только-только сняли санкции (а мы также принимали санкции против них) и теперь опальная сверхдержава рискует всех их политическим победам: как бы опять не оказаться в опале лет на 10.

Видимо, наш идеологи извлекли из этого урока и трубят о победах не столь очевидно. Что и понятно, потому как важны реальные победы, а не мнимые, а пиар в прессе может обернуться против властьимущих. Достаточно вспомнить, чем обернулся внешний конфликт для России в 1917. А октябрь и февраль 17 сейчас склоняются на все лады ввиду наступления столетия отгремевших тогда событий.

Так что же происходит в Сирии? На данный момент Пальмира освобождена и это не шутка. Слава богу, что без оркестра, циркачей, кортежей с цветами и прочим-прочим. Хватит уже самого факта победы. На данный момент боевики контролируют единственный крупный город – Ракку. Конечно, возникает вопрос: а что мешает послать туда бомбардировщики и совершить военный акт, обозначаемый в России одним неприличным словом, или, выражаясь нормативно, провести бомбардировку? Ответ тут очевиден: диванная аналитика здесь едва ли поможет, учитывая, что в Ракку боевики сгоняют жителей окрестных мест. Зачем? Ответ очевиден: для использования в качестве живого щита. Чем, в общем-то, и объясняется, почему операция в Сирии носит затяжной характер, и почему так долго и мучительно брали Алеппо: хотели сохранить человеческие жизни. Так уж исторически сложилось, что воюя за кого-то, этого кого-то предпочитают не убивать. Если уж мы воюем за мирное население Сирии, не стоит пускать его под раздачу как боевиков.

Причину молчания объяснить сравнительно легко и тем фактом, что Ракка – стратегически крайне важный пункт. Как я уже писал выше, это единственный крупный город, который находится во власти запрещенного в РФ ИГ. Но, помимо всего прочего, располагается он в провинции Хомс, где находятся 60% всех нефтяных и газовых месторождений. Взятие города грозит распадом ИГ и потеря данной запрещенной в России организации (о чем мы не устаем напоминать) ресурсов грозит ей экономическим крахом и утратой квазигосударственного статуса. Остается одна мелочь: подготовиться и провести военную операцию. Глядя на ошибки прошлого, хочется верить, что все уроки были извлечены и теперь операция пройдет без сучка и задоринки. Но, судя по всему, о победе над ИГ, если все пройдет как по маслу, рапортовать можно будет только ближе к лету. До тех пор предстоит стратегически сложная операция, которая с каждым сантиметром будет приближать нас (точнее, сирийцев и нас, как силу их поддерживающую) к победе. Либо, чего бы не хотелось, к поражению. Потому что погашение очага столь крупного конфликта будет крайне значимой победой, которая позволит снять напряженность с данного региона и с Европы, в том числе. Кто-то, конечно, задастся вопросом: а Европы тут при чем? А при том: беженцы. Беженцы бегут с Ближнего Востока как раз из-за сирийского конфликта. Конечно, диванные аналитики России, ненавидящие Европу всеми фибрами души, скажут, что нам плевать на судьбу европейцев. Но проблема в том, что Европа все-таки ближе к нам чисто территориально, а экстремистам никто не мешает проникать на территорию Европы, учитывая их чрезвычайно высокий уровень лояльности ко всем, на ком стоит ярлык беженец. Серия скандалов в Германии и Австрии в недавнее время – это тревожный звоночек.

Так что не стоит сходить с ума, что Россию не допустили на Совет безопасности по Сирии: в данном случае важны не дебаты и вхождение в тот или иной клуб, а конкретные результаты. После этого, возможно, будут сняты санкции, что снимет со страны, хотя-бы отчасти, экономическое напряжение. В любом случае, разрешение данного конфликта – одна из приоритетных задач, после которого Россия может с чувством выполненного долга полностью уйти из региона. А так, коли уж мы влезли в драку, то должны довершить начатое.


Комментариев пока нет