Сирия - начало собирания османских земель

29 октября 2016

Турецкая наземная операция «Щит Евфрата» является начальным этапом плана «собирания» османских земель. Российская позиция в этом определяется фактом реанимации военно-политического сотрудничества с Турцией и, как максимум, выражаться «обеспокоенностью» международной напряжённостью в зоне сирийского конфликта.  

 

Подобное отношение России вполне оправдано хотя бы на том основании, что безоговорочная поддержка Турции в Сирии способна сыграть «злую шутку» в виде обвинений в содействии «аншлюсу» САР в случае провала турецкой кампании, исход которой пока не предопределён. Вместе с тем, это не мешает российской стороне экстренно мобилизовать собственные вооружённые силы преимущественно на южных рубежах в целях недопущения, прежде всего, сирийских беженцев на свою территорию. Начав полную проверку боеспособности всех видов войск, Россия, тем самым, фактически закрыла границы для курдов и «ИГИЛ», поток сил которых вполне ожидаем в результате их вытеснения с территории Сирии. Вместе с тем, несмотря на выраженную «обеспокоенность», российская авиация, равно как и эшелонированная система ПВО в Латакии, «безмолвствует», тем самым, давая полный карт-бланш турецким войскам на проведение своей «военной дипломатии».

 

Отношение России к сухопутной кампании Турции вполне соответствует её сугубо прагматическому подходу к ближневосточной политике. В настоящее время между стратегическими партнёрами сложилось твёрдое мнение о необходимости считаться с великодержавными амбициями двух стран. Вести взаимную «ограничивающую» внешнюю политику было бы просто стратегически неверно, учитывая то, что, кроме России и Турции, серьёзных игроков на Ближнем Востоке, по большому счёту, и не осталось. Исключением на данный момент являются разве только курды и «ИГИЛ». Однако их могущество - это уже дело прошлого.

 

Соответственно, реакция Российской Федерации на турецкую операцию в Сирии была именно такой, какой она и могла быть в создавшихся геополитических условиях: формальное выражение «обеспокоенности» при фактическом согласии с военной активностью Турции. Турецкая кампания принимается российской стороной в качестве исторической реальности, с которой нельзя не согласиться. Официальное заявление МИД России о «крайней обеспокоенности» выглядит не более чем дипломатическим ритуалом, не имеющим никакого практического приложения, кроме проверки боеготовности собственных вооружённых сил.

 

Скорее всего, Россия полагает, что «Щит Евфрата» полностью отвечает её интересам, поскольку укрепившаяся за счёт Сирии Турция окончательно сориентирует Эрдогана в антизападническом направлении, которое для российской стороны представляет наибольшую угрозу, нежели турецкая внешняя политика. Безусловно, российское руководство насторожилось, когда турецкие войска пересекли границу САР, ведь, как бы то ни было, Сирия является нашим партнёром в сфере борьбы с международным терроризмом. Однако вектор российской политики остаётся неизменным: искать точки сближения именно с Турцией даже ценой крушения режима Асада.

 

Во внешнеполитической концепции вторжение в Сирию представляет собой «фрагмент собирания османских земель», куда также следует отнести территорию Ирака, Ирана, Азербайджана и Армении. И вполне вероятно, что Сирия - это только начало. Вместе с тем, следует отметить, что Азербайджан фактически выступает в едином фронте с турецким руководством в сфере пантюркистской интеграции.

 

Кроме того, курдские военизированные формирования «Пешмерга» в Иракском Курдистане поддерживают Турцию. В этом состоит главное отличие иракских курдов, от курдов, проживающих в Сирии и Турции. Причиной такой протурецкой позиции является то, что иракские курды по своей религиозной принадлежности - преимущественно сунниты, а их лидер Мустафа Барзани - союзник Турции, который вполне может выступить на стороне Эрдогана в сирийском конфликте.

 

Таким образом, из обозначенного ряда государств, входящих в ареал «османского влияния», остаются только Иран и Армения. И не исключено, что в скором времени конфликт переместится на их территории, где Турция будет играть решающую роль.

Комментариев пока нет