Колонка редакции Новости

Школьное образование в США: плюсы и минусы

29 октября 2016

Близится пора проведения в наших школах ЕГЭ – единого государственного экзамена. Сколько бы копий по этому поводу не ломали общественность, родители, учителя и сами ученики, можно утверждать, что это чужеродное явление прочно вошло в нашу действительность.

Еще на экспериментальном этапе, когда ЕГЭ сдавали добровольно и не во всех школах, нас убеждали, что такая форма проверки знаний отражает передовой западный, в частности, американский опыт. Мы задались вопросом о том, чем еще отличается американская модель образования, и какими заимствованиями она грозит нашему, уже далеко не самому лучшему образованию.

В поисках ответа на этот вопрос среди прочих материалов мы наткнулись на книгу «Классная Америка», посвященную американской системе образования. Ее автор Айрат Димиев — преподаватель из США, кандидат химических наук. Примечательно, что Димиев - бывший наш соотечественник (в 2001 году уехал из Татарстана), тем более интересен его взгляд на проблему изнутри.

По его мнению, американские ученики ходят в школу, не для того, чтобы получать знания, а для собственного удовольствия - tо have fun, поэтому учебные программы по всем без исключения предметам носят крайне примитивный игровой характер. Одной из главных целей упрощения образовательного процесса является стремление завуалировать разницу в уровне подготовки и умственных способностях студентов. В действительности разница колоссальна, в связи с чем учитель вынужден давать такие задания, с которыми наверняка справятся все в классе, при этом ученики реальных знаний по изучаемому предмету не получают вовсе.

Еще одной отличительной чертой американской образовательной системы можно считать отношение к учителю как к «образовательной обслуге» в отличие от классической советско-российской школы, в которой авторитет Учителя непререкаем и уважение к нему естественно. В Америке teacher — это скорее инструктор, который просто нанят для оказания образовательных услуг, так как в США абсолютно все поставлено на основу товарно-денежных отношений. Чему может научить учитель – инструктор, у которого нет авторитета? Его можно и не слушать, ведь за все уплачено. Именно этим можно объяснить низкий уровень школьного образования в США, который продолжает падать. А ведь еще в 2005 году Национальная Академия наук США пришла к выводу, что научное и технологическое лидерство Соединенных Штатов находится под угрозой.

Низкий уровень образовательных программ можно объяснить еще и тем обстоятельством, что в американском образовании не придается совсем никакого значения методике преподавания конкретных предметов: химии, физики, математики и т. д. Этот вопрос отдан на откуп учителю: чему и как он учит, известно лишь ему одному. По мнению автора книги, этот факт свидетельствует лишь о том, что реальные знания предмета учеником никого не интересуют: важен лишь success (успех) как отдельного ученика, так и образовательного учреждения, а не знания.

Исходя из последнего тезиса, главной задачей учителя становится четкое и беспрекословное выполнение инструкций сверху, и качество его работы оценивается именно по этим критериям. Что касается администрации школы, то о качестве ее работы судят по двум показателям: проценту отчисленных из школы либо добровольно бросивших ее и по результатам государственных экзаменов. Первый показатель приводит к полной профанации процесса оценивания знаний учеников: администрация школы с помощью административных хитростей запрещает учителям выводить за год двойки. По сути двойки не запрещены, но, поставив двойку, учитель сталкивается с такими проблемами, что в следующий раз уже не захочет этого делать. В связи с этим возникают два последствия: проставление заведомо завышенных оценок и максимальное упрощение программы (например, по математике за первые шесть классов в США проходят то, что российские дети — за первые три).

Таким образом, единственной реальной формой контроля знаний учеников остается сдача государственного экзамена. С 2002 года американские школьники кроме тестов по математике, английскому языку и гуманитарным предметам, стали сдавать также Science - объединенный тест по естественным предметам. И хотя тогда же вопросы были несколько усложнены, они остались очень простыми, и, естественно, форма сдачи осталась прежней - Multiple Choice, т.е. студенты должны просто выбрать один ответ из четырех предложенных. При этом содержание вопросов экзамена не соответствует учебной программе, что компенсируется легкостью вопросов. Большинство из них представляют собой, как это называют сами американцы, common sense, что значит «здравый смысл». Вопросы составлены так, что любой более-менее развитый ученик может легко ответить на 70 процентов из них. Сами посудите, нужны ли какие-либо особые знания химии, физики или биологии, чтобы ответить на вопрос «Что станет с рыбой, если в воде сократится содержание кислорода?».

И, наконец, еще одна черта современного школьного образования в США - наличие идеологической составляющей в системе образования. Главной идеологической задачей является пропаганда американских жизненных ценностей и идеи об исключительной роли США в мире. Учащимся навязчиво внушается тезис о том, что их страна – лидер абсолютно во всех областях жизни: в науке, культуре, искусстве, спорте. Все американцы – вне зависимости от возраста - свято в это верят. А знаете почему? Потому что основная масса американцев банально невежественна: в стране 23 миллиона неграмотных; среди семнадцатилетних только одна треть способна выполнять математические операции в несколько действий. Но как бы там ни было, патриотические чувства американцев, не в пример российским, очень высоки и искренни. Хотя общеизвестно, что чем менее общество образованно, тем оно более управляемо, бессловесно, покорно и заглатывает любую пропаганду. А в США, как мы уже говорили, образовательный уровень падает от года к году, происходит ситуация, когда поколения необразованных учителей воспитывают следующие поколения еще менее образованных учеников.

Айрат Димиев ответственно заявляет о том, что декларируемого равенства возможностей в сфере школьного образования в Америке на самом деле нет, а есть одинаковые возможности получить стандартное, очень поверхностное образование и превратиться в исполнительного, законопослушного, неспособного самостоятельно мыслить гражданина. При этом наш бывший соотечественник делает вывод о том, что «нынешнее положение вещей в американском образовании очень мудро срежиссировано и виртуозно поддерживается». Теоретики и идеологи образования придумывают новые оболванивающие методики, которые внедряются директорами школ. Сопротивление же тех немногих учителей, кто действительно хоть чему-то учит своих учеников, жестко пресекается. А так как чиновники обеспечивают законодательное и организационное прикрытие, «система абсурда самовоспроизводится».

Таким образом, не вызывает сомнения то, что в низком уровне образования населения заинтересовано государство, тем более, что абсолютное большинство американцев не обременено собственным мнением. Во-первых, им регулярно преподносится «правильное» мнение, во-вторых, чтобы иметь собственное мнение, нужно обладать хоть какими-то знаниями. Поэтому они послушно голосуют за все, за что администрация Белого дома им предлагает проголосовать. Они никогда не выйдут на митинги, требуя каких-либо льгот, так как уверены, что правительство делает все верно и в любом случае они не могут ничего изменить.

Было бы несправедливым не назвать сильные стороны американской системы. Сюда можно отнести и расширение спектра преподаваемых предметов, и свободу выбора дополнительных. Безусловно положительной чертой является развитый институт защищенности ученика от произвола учителя. Специалисты также отмечают тот факт, что в американских школах значительное внимание уделяется физической культуре, музыке, искусству.

Вполне закономерно возникает вопрос о том, почему наша образовательная система, вернее, высокие чиновники от образования слепо перенимают чужой опыт, причем, не самый удачный. Сначала ввели всеобщий ЕГЭ, по форме и содержанию близкий к американскому. Следом пошло упрощение учебных программ (мы об этом писали). Одновременно идет разрушение десятилетиями накопленного опыта и наработанной методики преподавания, при этом теряется связь поколений: молодым учителям неинтересны «сказки глубокой древности» (именно так в одном интервью назвала юная преподавательница воспоминания пожилых учителей). И самое главное, падает престиж профессии Учителя, теряется та духовная составляющая ремесла (в высоком понимании этого слова), которая исторически была свойственна русской школе. В немалой степени к такому положению дел привело отношение государства к учителям в виде нищенских зарплат, огромных нагрузок и угроз лишить преподавателей льготного возраста выхода на пенсию.

А, может быть, ответ на вопрос о перенимании далеко не лучшего чужого опыта в области образования кроется в том, что власти выгодно иметь невежественный народ, не выходящий на улицы и не задающий лишних вопросов?

 

Комментарии 4

<p>
Мы всегда брали у других все отрицательное и закрывали глаза на все положительное.
</p>
<p>
Это ложь, либералы и дерьмократы хотят чтоб большинство было деградантами
</p>
<p>
Мы всегда брали у других все отрицательное и закрывали глаза на все положительное.
</p>
<p>
Это ложь, либералы и дерьмократы хотят чтоб большинство было деградантами
</p>