Колонка редакции Новости

Семинар по Северному Кавказу прошел в Центре Карнеги

29 октября 2016

15 марта в помещении Московского Центра Карнеги прошел очередной научный семинар, на этот раз посвященный проблематике развития ситуации в северокавказском регионе. В числе его участников – видные российские ученые из Института Востоковедения РАН, Института религии и политики, Российского института стратегических исследований, Института свободы совести, журнала «Политическое образование», Ассоциации военных политологов и др.

Северный Кавказ по известным причинам уже давно находится в поле зрения СМИ, политических деятелей, широкой общественности, экспертов и учёных как в России, так и за ее пределами. И это не случайно. Уже три десятка стран объявили его зоной своих жизненно важных интересов.

Для многих исследователей происходящее на Юге страны не вызывает особых вопросов. Казалось бы, и так ясно – в северокавказском регионе в наличии террористическая угроза, которая порождается действиями внутренних и внешних террористических организаций, высоким развитием коррупции и наличием нерешённых социальных проблем, находящихся в острой форме развития. Взрывы, нападения на представителей силовых структур, покушения на местных руководителей, в том числе и из числа духовенства – всё это известные реалии сегодняшних событий на Северном Кавказе.

Однако доклад главного редактора агентства «Кавказский узел» Григория Шведова произвёл на экспертов и учёных сильное впечатление.

Проведённый им анализ показал, что в отдельных северокавказских республиках наметились тенденции к некой стабилизации обстановки, отмечается снижение числа терактов и других преступлений террористического характера. Так, например, в Ингушетии в 2009 году произошло 89 терактов, а в 2010 году – уже только 40. Погибших от рук террористов в той же Ингушетии в 2009 году насчитывалось 304 человека, а в 2010 – 148 чел. В Чеченской Республике число взрывов в 2010 году сократилось до 39 (в 2009 – 62).

Конечно, эти цифры еще не повод для большого оптимизма. Теракты продолжаются, люди гибнут. В то же время, появилась надежда на то, что в случае сохранения тенденции сокращения террористической активности в этих республиках со временем террористическая угроза может быть минимизирована.

Григорий Шведов считает, что в Чечне ситуация стабилизируется только благодаря установленному сильному авторитарному режиму во главе с Рамзаном Кадыровым. Руководитель Чеченской Республики осуществляет жёсткий административный нажим на родственников боевиков. Но что произойдет, если по каким-то причинам подобный нажим будет ослаблен? Это вопрос, на который есть готовый ответ: в Чечне мы вновь столкнемся с проблемой роста террористической активности.

В этом отношении, по мнению Шведова, более предпочтительным выглядит как раз Ингушетия, где ослабление террористической активности было достигнуто в результате умелых действий руководителя республики Юнус-бека Евкурова, сумевшего дистанцироваться от коррумпированных местных властных групп, начавшего широкий диалог с населением, не прибегающего к жестким методам управления. Шведов так же отметил, что большую надежду на улучшение обстановки в Чечне и Ингушетии вызывает деятельность комиссий по адаптации боевиков, решивших порвать с бандподпольем и выйти из леса. «Эта очень хорошая модель, которая позволяет привлекать людей для диалога, разговаривать с ними, вовлекать их в мирную жизнь, – заявил в своём докладе Г. Шведов. – При этом всё это осуществляется публично, что очень важно». А если нет амнистии, нет «социальных лифтов», где тогда может возникнуть механизм разрешения конфликтов на Северном Кавказе? – вопрошает докладчик.

По мнению Шведова, стабилизация обстановки в отдельных северокавказских республиках не означает, что террористы вообще будут выдавлены с территории России. Для них всё более привлекательным становится Сочи, как столица будущей Олимпиады-2014, Московский регион и Ставрополье.

В докладе дана была оценка и деятельности главы Северо-Кавказского федерального округа А. Хлопонина. «Пока ему не удаётся одной рукой бороться (мочить) с террористами, а другой – налаживать социально-экономическую жизнь. Дистанцироваться от силового блока Хлопонину, как бы ему не хотелось, не удастся» – резюмировал Г. Шведов. При этом необходима принципиально иная силовая стратегия, в ходе которой не «мочили» бы всех подряд, а подходили бы взвешенно и точечно к применению силы.

В ходе развернувшейся дискуссии была отмечено, что тема Северного Кавказа пока ещё недостаточно изучена. Директор Института религии и политики А. Игнатенко остановился на связи между террористами на Северном Кавказе и нынешним правящим режимом в Ливии.

Заведующий сектором Кавказа Центра цивилизационных и региональных исследований РАН Э. Кисриев выделил ошибки, которые, по его мнению, допустил федеральный центр при формировании политики на Северном Кавказе. Главная из них – ставка на одного человека в лице руководителя региона и оказание ему всесторонней поддержки в условиях наличия т.н. этнопартий («традиционных структур внутриродовых связей»), сформировавшихся по фамильно-родовому и другим этническим признакам. Как заявил Кисриев, в отсутствии здоровой политической конкуренции, означающей выделение одного рода и отстранение всех остальных от финансовых потоков и поддержки центра, вся политическая борьба, в том числе за ресурсы, направляемые в регионы, переходит в иную, скрытую плоскость, возникает возможность неправового использования силы, привлечения боевиков для разрешения хозяйствующих споров и передела сфер влияния, что особенно характерно для Кабардино-Балкарии и Дагестана. По образному выражению Кисриева, руководители регионов волей или неволей вынуждены встраиваться в этно-культурную структуру, являющуюся подчас важным элементом уже сформированных криминально-клановых систем.

Семинар прошёл под председательством известного исламоведа А.В. Малашенко. После окончания научного форума его участники, в том числе заместитель главного редактора журнала «Политическое образование» В.К. Петров и постоянный эксперт журнала, член Ассоциации военных политологов А.Н. Перенджиев, в неформальной обстановке продолжили обсуждение поднятых на семинаре проблем.

Комментарии 2

<p>Чтобы хотя бы подступиться к лечению болезни, нужно поставить диагноз, но, видимо, соображения политкорректности или просто страха не позволяют это сделать.
Печка, от которой надо танцевать, это наличие или отсутствие глубоких трудовых традиций (народы протестантской этики, рисоводства - пример "исповедования" таких традиций). Народы, обитающие южнее Ростова-на-Дону, ментально не приспособлены к напряженному труду в условиях современного индустриального общества с глубоким разделением труда: один точит гайки, другой - болты, третий их свинчивает, четвертый перевозит...Не могут. Они как дети, их психика угнетается не только напряженностью труда, но и отстраненностью от конечного результата (отстоять целый день на рынке могут, а 7ч у токарного станка - нет). По мнению Вассермана, современное индустриальное общество, требующее от человека все более напряженного с полной отдачей труда, носит признаки тоталитарного и далеко не все способны вписаться а такой сумасшедший ритм как на уровне этносов, так и на личностном уровне (бомжи, криминал...)
Какова роль Ислама - вопрос еще более взрывоопасный, но тем не менее: Индия и Пакистан, Изоаиль и Палестина. Почему вклад в достижения цивилизации арабского мира нулевой (арабские цифры ввел флорентийский меняла). Промышленное производство, если есть, то отсталое и примитивное. Может быть поэтому и бунтуют, что неспособны работать, а пользоваться благами цивилизации хочется? И дело не в Юге и Севере. Гуанчжоу и Сингапур тоже на Юге. Есть еще один важный фактор - законопослушность. Но об этом при случае в следующий раз.</p>

<p>Чтобы хотя бы подступиться к лечению болезни, нужно поставить диагноз, но, видимо, соображения политкорректности или просто страха не позволяют это сделать.
Печка, от которой надо танцевать, это наличие или отсутствие глубоких трудовых традиций (народы протестантской этики, рисоводства - пример "исповедования" таких традиций). Народы, обитающие южнее Ростова-на-Дону, ментально не приспособлены к напряженному труду в условиях современного индустриального общества с глубоким разделением труда: один точит гайки, другой - болты, третий их свинчивает, четвертый перевозит...Не могут. Они как дети, их психика угнетается не только напряженностью труда, но и отстраненностью от конечного результата (отстоять целый день на рынке могут, а 7ч у токарного станка - нет). По мнению Вассермана, современное индустриальное общество, требующее от человека все более напряженного с полной отдачей труда, носит признаки тоталитарного и далеко не все способны вписаться а такой сумасшедший ритм как на уровне этносов, так и на личностном уровне (бомжи, криминал...)
Какова роль Ислама - вопрос еще более взрывоопасный, но тем не менее: Индия и Пакистан, Изоаиль и Палестина. Почему вклад в достижения цивилизации арабского мира нулевой (арабские цифры ввел флорентийский меняла). Промышленное производство, если есть, то отсталое и примитивное. Может быть поэтому и бунтуют, что неспособны работать, а пользоваться благами цивилизации хочется? И дело не в Юге и Севере. Гуанчжоу и Сингапур тоже на Юге. Есть еще один важный фактор - законопослушность. Но об этом при случае в следующий раз.</p>